Дискуссионный материал «Либерального клуба» 

Вадим Можейко

Музыкальный проект «Re:Песняры», который 12 сентября презентовали в клубе «Re:Public», и сентябрьское решение Комиссии по этике Белорусской ассоциации журналистов – казалось бы, два не связанных друг с другом события – одновременно в очередной раз подняли вопрос об уважении в Беларуси к авторскому праву.

Как и почему оно постоянно нарушается? В чем причина того, что нарушающие авторское право зачастую даже не видят в этом никакой проблемы? 

«Песняры» как народное достояние

Суть музыкального конфликта такова: проект «Re:Песняры» включал в себя исполнение кавер-версий на знаменитые произведения «Песняров» современными артистами: Pomidor/Off, Akute, Re1ikt, Дмитрием Войтюшкевичем, Naka и другими. Однако все это происходило вопреки запретам правообладателей: жены Мулявина Светланы Пенкиной и композитора Олега Молчана. Некоторые артисты учли их претензии (например, Олег Хоменко и группа «Палац», которые подготовили кавер на «Завушніцы», но исполнять его на концерте не стали), а вот Анастасия Шпаковская (Naka) все же завершила концерт исполнением переработанной версии «Молитвы», хотя Олег Молчан предупреждал о запрете использования этой композиции.

При этом продюсером проекта является Сергей Будкин, человек исключительно опытный в белорусском шоу-бизе (и даже в свое время написавший о его проблемах дипломную работу). Еще перед концертом он признавал, что у Светланы Пенкиной есть «полное право принимать те или иные решения относительно наследия своего мужа … так как права на произведения она имеет исключительные». К сожалению, текст, содержащий эти совершенно справедливые слова, заканчивается совсем в другом тоне: «Кто бы там что не запрещал и не делил, творчество «Песняров» не принадлежит государству, жене, брату или свату. Оно принадлежит нам всем».

Однако народными, действительно «принадлежащими всем», являются лишь тексты песен «Чырвона ружа», «Каляды» и «Скрыпяць мае лапці», которые и были благополучно исполнены на концерте в обработке, соответственно, Detroit, Akana и Pomidor/Off (поскольку музыкальная обработка Владимира Мулявина не использовалась, то нет и основы для законных претензий).

«Молитва» преткновения

В принципе, все бы и завершилось на уровне личного недовольства и взаимонепонимания, если бы Анастасия Шпаковская все же не исполнила в финале концерта кавер на «Молитву». Текст-то принадлежит Янке Купале, а вот музыка – Олегу Молчану. По словам самой певицы, «мы привнесли новое прочтение, песня стала звучать более воинствующе, так как, мне кажется, именно такой должна быть современная молитва».

Ирина Видова, певица и жена Олега Молчана, совершенно справедливо отмечает, что «в данном случае мы имеем дело с очевидной переработкой произведения, на которую также необходимо брать разрешение у автора и правообладателя. Это еще более серьезное нарушение, чем даже незаконное публичное исполнение, это искажение».

Действительно, не каждый автор захочет, чтобы его произведение все переделывали так, как им вздумается, и, например, добавляли в «Молитву» «воинствующее» звучание.

Без сомнения, новое прочтение классической работы «Песняров» представляет интерес. Да и творчество Анастасии Шпаковской само по себе прекрасно, однако и с юридической, и с морально-этической точек зрения нельзя использовать результат творчества Олега Молчана без его согласия. Как бы этого ни хотелось.

Текст – перепечатать, автора – выкинуть

Суть упомянутого решения Комиссии по этике ОО «Белорусская ассоциация журналистов» (БАЖ) изложим в кратком пересказе ее председателя Анатолия Гуляева:

«статьи, опубликованные в ресурсе naviny.by, были использованы на сайтах двух СМИ: целиком, с сохранением стилистики и иллюстраций. Но без подписи автора».

Речь идет о «Светлогорском бизнесе» и «Хартии-97», которым понравились материалы на актуальную культурную тематику автора этих строк, но не понравились его имя и фамилия.

Впрочем, очевидно, что дело не лично в авторе. Как отмечает Александр Класковский,

«и ежику понятно, для чего такие вещи чаще всего делаются. Тут не просто невнимательность веб-редактора или неуважение к автору. Тут продуманная политика … Используя такие «хитрые» приемчики, чужой контент маскируют под свой».

С сутью проблемы согласен и Анатолий Гуляев:

«проблема не в них («Светлогорском бизнесе» и «Хартии-97» – прим. В.М.), а в распространенной практике бесшабашного воровства информации. Когда одни коллеги ее добросовестно ищут – как и полагается журналистам. А другие коллеги ее беззастенчиво воруют».

К сожалению, никак нельзя сказать, что тексты украли только у меня и в первый раз. Такая практика в нашей медиасфере повсеместна, я лишь стал первым, кто обратился по этому поводу в Комиссию по этике БАЖ.

Нечистые на руку СМИ находят множество оправданий для своего поведения: сложные финансовые условия, все же присутствующая гиперссылка на первоисточник в седьмой строке третьего абзаца, «военное положение» в борьбе с «кровавым режимом»… Но чаще всего ситуация еще хуже: редакции вообще не очень понимают, в чем же тут их вина.

В одной уважаемой независимой газете на мой утренний возмущенный звонок – свежую статью перепечатали на главной странице без указания имени автора и ссылки на оригинал – довольно удивленно ответили, что раз уж мне так хочется – ок, сейчас мое имя в статью вернут. Об извинениях и речи не шло…

Закон на стороне авторов

Закон Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах» далеко не идеален, однако для упомянутых выше случаев легко расставляет все точки над «і».

Согласно ст.15, к личным неимущественным правам относится право признаваться автором произведения (право авторства) и право использовать произведение под своим именем (право на имя). Что характерно, эти права закреплены за автором навсегда, уступить их не может даже он сам вместе с передачей кому-то исключительных имущественных прав. Таким образом, как пишет Александр Класковский, «казус Можейко, с моей точки зрения (подкрепленной консультацией с юристом) – аккурат тот случай, когда надо прямиком, категорически заявлять про нарушение авторских прав».

Что касается истории с «Re:Песнярами», то здесь будет уместно вспомнить право на воспроизведение произведения (ст.16) и право на защиту произведения от всякого искажения (ст.15). Олег Молчан прекрасно про это знает и потому собирается подавать на Сергея Будкина в суд: компенсация заявлена в Br 57 млн., и стороны уже ведут переговоры о досудебном решении дела. Сторону правообладателя уже принял сервис YouTube, удаливший видеозапись концерта в «Репаблике» от «Радио Свобода» как нарушающую авторские права.

Правовая культура или правовое бескультурье? 

К сожалению, резонансных случаев с нарушением авторского права в Беларуси хватает. Причем чаще всего нарушающие это право даже не осознают своей вины. Представляется, что основная причина – это не жадность или наглость, а просто низкий уровень правовой культуры населения.

Люди привыкли слушать нелегальную музыку из «Вконтакте», пользоваться пиратской копией Windows и MS Office, закачивать в ридер книги из электронных библиотек без всяких отчислений автору… Все это убивает аналогичные легальные возможности: запуск белорусского iTunes никогда не окупится, а молодой литератор не заработает себе на хлеб гонорарами от издания книг.

Легко все списывать на дремучих людей, однако есть и более глубокая причина: человек не привыкнет уважать чужие права до тех пор, пока у него не будет своих. Другими словами, правовая культура (в том числе относительно авторского права) не может сформироваться в неправовой обстановке. Национализация предприятий, конфискация автомобиля, за рулем которого был пьяный водитель (даже если автомобиль ему не принадлежит), банально говорить, но фальсификация выборов всех уровней – все это и многое другое создает совершенно неправовую атмосферу в стране.

До авторского ли тут права?..

Таким образом, улучшать ситуацию с соблюдением авторского права в Беларуси можно с двух сторон:

– во-первых, по каждому случаю нарушения авторского права пострадавшим необходимо создавать конкретные прецеденты, включающие в себя широкий общественный и медийный резонанс, а в итоге доводить дело до судебных решений. Уверенность в  неотвратимости наказания за нарушение авторского права заставит многих лишний раз задуматься над тем, стоит ли игнорировать эту юридическую норму;

– во-вторых, к формированию настоящей правовой культуры приведет только исключение из практики сомнительных с правовой точки зрения методов организации общественной и государственной жизни.