Вадим Можейко

Опубликовано на «Завтра твоей страны»

Почему власти решили, что культура и отдых нужны не всем.
В Беларуси изменился подход к определению бюджета прожиточного минимума. Из него исключили затраты на культуру. О каких последствиях для сферы культуры сигнализирует ее исчезновение из официального списка основных потребностей белорусов? 

Когда в кармане пусто

Манипуляции с бюджетом прожиточного минимума (БПМ) власти затевают не от хорошей жизни.

— После того, как они пообещали белорусам среднюю зарплату в 2014 году в 700 долларов, все остальные показатели типа «бюджет прожиточного минимума» или «минимальный потребительский бюджет» не имеют смысла, — отмечает экономист Ярослав Романчук. — Какие бы формулы не выводили чиновники, горькую правду не скроешь: у государства нет денег, чтобы повысить зарплаты, пенсии и пособия.

В следующем году нужно будет заплатить 4 млрд. долларов по внешним долгам. Чтобы отвлечь избирателей от этой тревожной темы и от резонных вопросов «Куда вы потратили деньги?», чиновники и придумали методологические игрушки.

— Скучно, не оригинально, но, к сожалению, на значительную часть электората продолжает действовать, — констатирует экономист.  Изменение определения БПМ важно трактовать правильно – не как реальные экономические сдвиги, но как определенный мессидж властей к народу.
По мнению Ярослава Романчука, любые изменения в методике – это часть предвыборных манипуляций.

— Никто в такое время реальную социальную реформу проводить не будет, а вот послать людям сигнал, что мы вас слышим, учитываем ваши пожелания, власти могут. И делают это, — говорит экономист.

Небогатым людям совершенно не нужно тратиться на культуру

Пересчеты БПМ чиновниками практически никак не скажутся на структуре потребления и затратах простых людей.
— Ведь «прожиточный минимум – это формальный, бюрократический показатель, один из инструментов манипуляции и пропаганды. Он весьма слабо связан с реальной жизнью и благополучием людей, — говорит Ярослав Романчук.

bpm

БПМ в среднем на душу населения правительство утверждает в ценах последнего месяца каждого квартала. БПМ на период с 1 августа по 31 октября — в ценах июня. Инфографика: Яна Дебёло

Однако действия чиновников позволяют понять взгляд власти на потребности людей, их важность и первостепенность. Это позволяет оценить и будущие шаги руководства страны.

Достаточно очевидно, почему из продовольственных товаров исключили алкоголь и табак (скорее странно, почему они там пребывали до сих пор). А вот сокращение непродовольственных затрат вызывает удивление. По мнению Министерства труда и соцзащиты, которое и подготовило поправки в БПМ, небогатым людям совершенно не нужно не только питаться вне дома и владеть машиной, но также заниматься спортом, отдыхать и тратиться на культуру. Все эти совершенно обычные действия, по мнению власти, в Беларуси уже по силам только «потребительскому бюджету более высокого уровня достатка».

 Культура выходит из зоны ответственности государства

Фактически речь идет о сокращении социального контракта: власти демонстрируют, что теперь не будут (не хотят/не могут) заботиться о тех потребностях населения, которые вычеркиваются из БПМ. Ярослав Романчук называет это «подготовкой к снижению уровня жизни в свете растущих обязательств и рецессии после президентских выборов». Впрочем, добавляет, что во многом это просто симуляция работы чиновниками. Но что касается культуры, то это в первую очередь подчеркивает намечающуюся тенденцию сокращения прямых государственных расходов в этой сфере.

Наиболее радикальный сценарий предлагал в марте 2013 года Александр Лукашенко. Тогда на открытии Купаловского театра он высказал идею о переходе учреждения культуры на самофинансирование с одновременным освобождением его от налогов. Этот во многом праволиберальный  подход в итоге так и не был реализован: через три месяца министр культуры Борис Светлов заявил, что такие реформы невозможны, ведь «чтобы выйти на самоокупаемость … театр должен продавать билеты по 600 000, однако при таком повышении цен зрители просто перестанут его посещать».

Однако сама идея сокращать госрасходы на культуру никуда не делась. Во-первых, пример министра с повышением цен на билеты очевидно слишком узкий: достигать самоокупаемости и даже прибыльности можно десятками различных способов. Во-вторых, в непростые для национальной экономики времена государство заинтересовано экономить везде, где только может.

Чем меньше государства в культуре – тем лучше?

Подтверждает тенденцию и недавнее переформатирование  «Дожинок»: вместо всереспубликанского праздника с многомиллиардными вливаниями в инфраструктуру райцентра теперь чествование аграриев будет проходить на районном уровне, а самых передовых тружеников села привезут в минский дворец независимости (помпезно, но куда менее затратно). Когда власти начинают ужимать в финансах и размахе свой чуть ли не самый любимый праздник, то понятно, что на остальную культуру, еще более далекую по свой сущности от вкусов руководства страны, денег тем более не найдется.

Таким образом, исчезновение расходов на культуру из бюджета прожиточного минимума – это не случайность, а вполне закономерный шаг в сокращении властью социального контракта. К чему это приведет?
С одной стороны, нельзя сказать, что до сих пор вмешательство государства в культурные процессы было особенно продуктивным. Вариант, при котором финансирование культуры будет осуществляться по рыночному принципу и решение о поддержке конкретного учреждения или артиста будет приниматься непосредственно зрителем, может пойти культуре в Беларуси скорее только на пользу.

Полумеры без реформ не помогут

С другой стороны, ни о каких последовательных реформах речи тут не идет: власти хотят сэкономить на культуре средства, сделав ее соответствующей «потребительскому бюджету более высокого уровня достатка», однако при этом совершенно не готовы расширять творческую свободу или стимулировать меценатство. Хорошей мерой является возможность гражданина самостоятельно определять, на какую культурную организацию пойдет определенный процент от его налоговых взносов. Это одновременно поддерживает востребованные культурные инициативы и развивает у людей ответственность, привычку контролировать результативность использования своих налоговых отчислений.

К сожалению, о таких перспективах власти не задумываются, а просто стремятся усидеть на двух стульях одновременно: и отказаться от финансирования сферы культуры, и не утратить над ней свой контроль.