Вадим Можейко

Опубликовано на сайте Liberty2.ru

Шестнадцатым местом завершилось участие Беларуси в «Евровидении-2013». Какие Беларусь ставила себе цели в этом конкурсе, какими способами и успешно ли их достигала? И, главное, сборник рецептов: как Беларусь могла бы наконец-то выиграть Евровидение?

«Евровидение» как внешняя политика и промоушн водки

Участию Беларуси в «Евровидении» власть придает гипертрофированное значение. Для нее попсовый конкурс становится одним из главных средств внешней политики на европейском уровне (вместе со спортом). Что и не удивительно, когда естественные инструменты внешней политики заблокированы европейскими санкциями и долгой историей конфликтов.

Александр Лукашенко так описывает цели участия Беларуси в «Евровидении»: «Мы заявили о том, что будем участвовать в «Евровидении». Это было сделано давно. И плохо-хорошо, в детском – лучше, во взрослом, можно сказать, никак, но результаты какие-то были. И вопрос, может быть, здесь не столько состоит в том, хотя это важно, чтобы победить. Вопрос состоит в том, что есть такая страна Беларусь, цивилизованная страна, центр Европы, которая принимает участие в подобных международных форумах».

Продюсер Алены Ланской, Дмитрий Баранов, также неоднократно говорил, что еще одна цель его команды – это показать белорусскую продукцию в Европе; побыть эдаким культурным промоутером пряников, водки и кубиков-рубиков. Хотя, исходя из логики спонсорства, Ланская должна была бы промоутировать в Европе дорожную технику «Амкодор» и продукты нефтепереработки. Однако белорусское понятие «спонсоры» означает совсем не то, что во всем мире. У нас это карманные бизнесмены, которые по указке властей курируют определенные сферы (спорт, сельское хозяйство, иногда и культуру).



С мешком денег – к звездам

В результате продюсеры не заработали свои спонсорские деньги – скорее на них с неба свалился мешок с миллионом долларов, который можно было с размахом тратить. Шальные деньги приводят к необдуманным расходам: например, тысяча бутылок брендированного алкоголя была заготовлена, но продюсеры не удосужились проверить таможенные стандарты ЕС, и пошлина оказалась для них неподъемной; в итоге алкоголь до Швеции не доехал.

Однако, при всех смешных огрехах, с мешком денег почти кто угодно может добиться неплохого результата. Тем более что с Ланской работал не «кто угодно», а Дмитрий Баранов, человек в «Евровидении» опытный. Ранее он работал с Дмитрием Колдуном (лучший результат Беларуси на «Евровидении»), был продюсером «Еврофеста» в Белтелерадиокампании. Правда, со скандалом был оттуда уволен: именно Баранов оказался крайним в фальсификациях 2012 года в пользу той самой Ланской.

Однако теперь он с упомянутым мешком денег смог сделать весьма приличную работу. Без искры, без особого творческого взлета. Средненько, но добротно. Как я и предсказывал, Алена заняла вполне среднее место – 16. Могла бы даже и выше. Но всё равно это второй, после Колдуна (6 место), результат Беларуси на «Евровидении».



Сверхзадача – дипломатическое одобрение

Выполнены ли те цели, которые ставили перед собой организаторы? Абсолютно не очевидно, по каким индикаторам это проверять, ведь настолько эти цели были невнятны и размыты. Тем ни менее, очевидно, невыполненной осталась сверхзадача выигрыша «Евровидения». В таком случае бы Беларусь автоматически получила право проведения в Минске одного из наиболее популярных неспортивных мероприятий в мире, с аудиторией до 600 миллионов зрителей.

В 2012 году этому радовался Ильхам Алиев, получивший право проводить «Евровидение» в Баку после победы азербайджанского дуэта «Ell & Nikki» годом ранее в Дюссельдорфе. В условиях отсутствия демократии в Азербайджане, эксперты «The Economist» назвали проведение «Евровидения-2012» в Баку «дипломатическим одобрением» политики Алиева. Безусловно, хотел бы такого «дипломатического одобрения» и белорусский лидер. Но в этот раз опять не вышло.



Реформы: хотим, но не можем

Как говорил Лукашенко год назад, после выступления Litesound в Баку, «надо серьезно изменить подход к этому конкурсу … Надо сделать хороший номер, взять уникального артиста, чтобы он спел так, чтобы специалисты ахнули … Кто скажет, что мы сделали такой номер или послали такой коллектив? Мы же сказать так не можем. Если уж проигрывать, то проигрывать достойно. А так мы действительно угрохали огромные деньги, а результат никакой …Что-то должно быть наверху в Минкультуры … заработать деньги и эти деньги вложить. Плюс спонсоры. И сделать хороший проект».

Как и в июле 2012, могу ответить: «таким образом, те реформы в «Еврофесте», о которых весьма разумно говорил Александр Лукашенко, реализовать ему не удастся». Заменив Минкульт на олигархов, власти не добились никаких принципиальных улучшений, разве что «угрохали» еще более «огромные деньги». С точки зрения лично Алены (и, похоже, спонсоров) всё получилось неплохо. Но не стоит забывать, что это конкурс не отдельных исполнителей, а всё же стран. В чем же польза такого формата участия для Беларуси?..

Остается в воздухе и вопрос о том, насколько честной была победа Ланской на национальном отборе. После фальсификаций прошлого года такое не может не вызывать сомнений. Фактическое назначение властями куратора конкурса (А.Шакутин), победителя национального отбора (А.Ланская) и спонсора (Н.Воробей) не имеет никакого отношения к справедливости и конкурентной борьбе. И чем больше будет таких назначений – тем меньше хороших артистов захочет принимать участие в фарсе под названием «Еврофест». Как итог – Беларусь будет слабо представлена на «Евровидении» и вряд ли выиграет его. Хотя, в принципе, нет ничего невозможного.



Как Беларуси выиграть «Евровидение»

Во-первых, апробированный в этом году инструмент прямых финансовых вливаний доказал свою эффективность. Да, в условиях рыночного спонсорства и честного «Еврофеста» отдача от вложенных средств была бы еще выше, но это тот случай, когда количество может перевесить качество. Уверен, что если в руки тому же Дмитрию Баранову дать 10, 100 или 200 миллионов долларов, то результат рано или поздно будет достигнут. Однако остается неясным, оправдает ли цель затраченные средства.

Во-вторых, похоже, что методику еще более прямых финансовых вливаний в «Евровидение» демонстрирует Азербайджан. Если организаторы не придумают действенный способ борьбы с подобными накрутками, то победа будет принадлежать просто более щедрому участнику. Вопрос только в том, что ценность такой победы обратно пропорциональна сумме затраченных денег.

Но самым правильным и действенным будет самый простой способ. Снять всякого рода ограничения на творческую деятельность в Беларуси (начиная с печально известных черных списков артистов). Не фальсифицировать итоги национального отбора. Позволить бизнесу самому выбирать, что и как ему спонсировать.

Именно эти условия способны привести к истинной, творческой победе Беларуси на «Евровидении».