Вадим Можейко

Опубликовано на сайте Белорусского института стратегических исследований

Говоря о проблемах белорусского кинематографа, мы обсуждаем, казалось бы, достаточно стандартные проблемы для кинематографа страны, где отсутствуют успешные кинотрадиции, а государство находится в переходном периоде и имеет проблемы как с демократией, так и просто с качеством госуправления.

Однако даже в таких странах кинематограф может развиваться весьма успешно – как с экономической точки зрения, так и с художественной. Таким образом, чтобы понять, как белорусский кинематограф может добиться успехов даже в существующих политико-экономических условиях, будет полезно рассмотреть кейсы стран, которым подобное удалось, и проанализировать их опыт на предмет его применимости в Беларуси.

За основу для анализа взят индекс демократии «The Economist Intelligence Unit's Index of Democracy 2011».

Все 167 стран в нем разделены на 4 группы:



Таким образом, с точки зрения данной статьи интерес представляют те из них, где с демократией существуют проблемы, но есть успешные результаты в киноиндустрии. Группу «Flaweddemocracies» представит Индия (39 место в рейтинге), «Hybridregimes» – Турция (88), а «Authoritarianregimes» – Узбекистан (164).

К слову, Беларусь занимает в этом рейтинге 139 место и входит в группу «Authoritarian regimes».

Индия: Голливуд в Болливуде



Пожалуй, самым известным из кинематографов, появившихся в слаборазвитых и переходных странах, стал кинематограф Индии. Для многих его синонимом является Болливуд, что, кстати, является ошибкой: в Болливуде снимают в основном фильмы на хинди, в то время как отдельно существуют также индийские кинематографы на тамильском языке (Колливуд) и языке телугу (Толливуд).

Вообще с точки зрения языка индийская ситуация в определенной степени схожа с белорусской: после получения независимости от Британской империи в Индии осталось два государственных языка – хинди и английский. Язык империи  изначально планировали лишить статуса государственного к 1965 году, но в итоге в Индии до сих пор сохраняется государственное двуязычие (плюс 22 официальных региональных языка для отдельных штатов).

Каких же успехов добился индийский кинематограф? По производству фильмов Индия занимает первое местов мире. В цифрах это 2961 фильмов (включая 1288 художественных) за 2009 год. Фильмы, актеры и режиссеры собрали множество наград, включая Золотую пальмовую ветвь и Золотого медведя. Существует и свой индийский «Оскар» – «ScreenAwards».

Благодаря чему индийский кинематограф добился этого успеха? В 1991 году в Индии были проведены либеральные экономические реформы, ее рынок стал открыт для иностранного капитала, а правительственный контроль – значительно уменьшен. Таким образом, на данный момент в кинематографе Индии созданы прекрасные условия для прямых иностранных инвестиций, что привлекает в страну такие иностранные компании, как 20th Century Fox, Sony Pictures Entertainment, Walt Disney Pictures и Warner Bros. Entertainment.

Турция: региональный кинолидер



История кинематографа Турции своими периодами во многом напоминает историю различных начинаний на постсоветском пространстве. В начале ХХ века кино было преимущественно пропагандистским и военным («Центральное военное управление кинематографии», 1915), в 1920-е снималось силами полукустарных частным компаний, после чего в турецком кинематографе надолго воцарилась т.н. «Эпоха Ешилчам» (период старой школы турецкого кино).История успеха современного турецкого кинематографа (в особенности – сериалов) начинается в 2006 году, когда права на вещание турецкого сериала «Гюмюс» приобрел арабский канал МВС (вещание на 22 ближневосточные страны); в итоге финал сериала в день трансляции посмотрели 85 миллионов человек.

В цифрах успехи сериального турецкого кинематографа выглядит так: экспорт сериалов в страны Ближнего Востока и на Балканы приносит Турции 60 миллионов долларов США в год; согласно опросам, 74% жителей 16 ближневосточных стран посмотрели хотя бы один турецкий сериал. С чем связана такая популярность?

Турецкие продюсеры изначально ориентируются на свой региональный рынок (Ближний Восток и Балканы), потому что все эти страны в разное время на протяжении более чем 600 лет вместе с Турцией входили в состав Османской империи. Многие сериалы напрямую посвящены той эпохе – например, самый крупный по производственному бюджету «Однажды в Османской империи» (права на показ проданы дубайскому телевидению за рекордные USD 75 тыс. за серию – для сравнения, средняя цена за серию составляет чуть больше USD1 тыс.).

При этом популярность завоевывается не только за счет эксплуатации исторической тематики, но и через внимание к популярным сейчас в регионе темам. Так, например, для многих мусульманских стран именно турецкие сериалы становятся «глотком свободы» в плане показа западного образа жизни, включая любовные сюжеты и эротику (критика турецких сериалов религиозными лидерами в данном контексте лишь подогревает к ним интерес). Затрагивается и злободневная тематика политики и военных столкновений: так, например, одна из серий сериала «KurtlarVadisi» («Долина волков» или «Волчья долина») рассказывает об израильской операции против турецкой «Флотилии свободы», которая направлялась в сектор Газа в марте 2010;в картине представлены три персонажа, которые мстят израильским солдатам. Выйдя в  Международный день памяти жертв Холокоста, сериал даже спровоцировал небольшой дипломатический скандал с Израилем.

Узбекистан: победа над «Пиратами Карибского моря» в отдельно взятой стране



164 место в рейтинге демократии из 167 красноречиво говорит о происходящем вУзбекистане. Отражается это печальное положение и на кинематографе, который подвергается цензуре со стороны национального агентства «Узбеккино»:ни одна студия не может начать съемки фильма без одобрения сценария «Узбеккино». Однако даже в таких, казалось бы, неблагоприятных условиях национальный кинематограф добивается популярности, в национальном прокате более 90% фильмов – узбекские. Почему?

Политическая ситуация и настроения простых людей способствует тому, что американские, индийские и турецкие фильмы и сериалы хоть и присутствуют на рынке Узбекистана, но в небольшом количестве. Благодаря государственной политике протекционизма они активно замещаются отечественными продуктами – так, в июне 2008 года правительство Узбекистана одобрило комплексную государственную программу «Национальные сериалы».Согласно этому документу в Ташкенте уже построена специальная киностудия, где снимают мыльные оперы и сериалы в индийско-бразильском стиле; такая продукция уже транслируется на государственных и частных телеканалах.

Впрочем, и без государственных усилий рынок создания кино процветает: около 80% рынка занимают полностью частные фильмы (включая фильмы сериальные), снятые режиссерами вроде Рустама Сагдиева. Для экономии средств вместо статусной пленки используется «цифра», зарплаты даже звездных актеров невысоки, и в итоге с бюджетом в USD30-50 тыс. снимаются фильмы, которые в прокате запросто обходят «Пиратов Карибского моря». В год таких фильмов выходит около 50 (т.е. по фильму на каждую неделю).

При этом особняком стоит сохранившееся немассовое кино, вроде фильмов Ёлкина Туйчиева, Аюба Шахобитдинова и Назима Тулаходжаева, которые получают фестивальные призы за пределами страны, или арт-хауса Камары Камаловой, снятого под влиянием философии зороастризма.

Оргвыводы для Беларуси: успеха можно добиваться уже сейчас



Безусловно, можно долго говорить о том, как было бы хорошо использовать в Беларуси рыночно-голливудские или протекционистско-французские практики в кинематографе для создания столь же ярких киношедевров. Однако в таком случае речь шла бы исключительно о возможной перспективе, реформах в кинематографии после реформ в политике. Данный же обзор кейсов стран с проблемами в демократии позволяет сделать выводы о том, что можно сделать для достижения лучших результатов в белорусском кинематографе уже сегодня.

- Съемка (в основном частными компаниями) малобюджетных фильмов, ориентированных на внутренний рынок и учитывающих массовые запросы простых людей (пример Узбекистана показывает как успешность и исполнимость этой модели, так и то, что она не приводит к смерти фестивального кино и арт-хауса).

- Создани екинопродукции, ориентированный на региональный рынок стран-соседей, долгое время входивших в общие межгосударственные образования – Великое княжество Литовское, Речь Посполитая, Российская империя, СССР (пример Турции показывает, что успех  таких исторических фильмов позволяет переходить и к удачным фильмам на  современную тематику).

- Проведение либеральных рыночных реформи уменьшение государственного контроля, что привлечет в страну опытные и успешные международные кинокомпании (как показывает пример Индии, подобное ничуть не приводит к упадку национальной культуры и ее вестернизации).