Вадим Можейко

Опубликовано на сайте Новая Европа

В коррупции сегодня обвиняют директора цирка Татьяну Бондарчук, структуры Министерства культуры, модельера Сашу Варламова, возник коррупционный скандал вокруг фильма «Выше неба». Как и почему коррумпирована сфера беларусской культуры?

Еще 7 июня на Татьяну Бондарчук, директора Белгосцирка, было заведено уголовное дело с подачи сразу нескольких ведомств: Генпрокуратуры, Главного управления по борьбе с экономическими преступлениями, Комитета госконтроля и Следственного комитета. Подозревают «принцессу цирка», как ее обозначили журналисты, в злоупотреблении служебными полномочиями (ч. 3 ст. 424 УК). Судя по уверенной реакции Татьяны и ее предыдущему опыту, дело может завершиться ничем. Однако ситуация вновь напоминает о коррупции в сфере культуры Беларуси. В чем она проявляется, насколько широко и чем вызвана?

Рыба гниет с головы?

Как заявил недавно Александр Лукашенко, в очередной раз громя нерадивых чиновников, «они (коррупционные проявления — прим. В.М.) ведь связаны в основном с чиновничеством, и немалого уровня. Но если с головы рыба начинает загнивать, то отмирает вся система». И хотя сказано это было в отношении строительной отрасли и Мингорисполкома, суть самокритичной фразы верна и для другого.

О коррупции в сфере культуры Беларуси на государственном уровне информация довольно скупа, однако всё же есть. В первую очередь речь идет о заявлениях Генпрокуратуры в рамках ее расследований и статьях Георгия Даня в «Ежедневнике». Без окончательных судебных решений сложно сказать, как обстоят дела на самом деле (впрочем, с нашей судебной системой и вердикт суда не является однозначным свидетельством вины). Тем не менее, информация из расследований весьма интересна.

Согласно первой публикации в «Ежедневнике», еще в ноябре 2012 года, Павел Латушко якобы ушел с поста министра в том числе из-за «злоупотреблений в министерстве культуры, которые выявила Генеральная прокуратура». В первую очередь, речь идет об уголовном деле против директора ОАО «Объединенная дирекция строящихся объектов», который подозревается в совершении преступления по ч.3 ст. 424 Уголовного кодекса Беларуси (злоупотребление властью или служебными полномочиями, совершенные должностным лицом, занимающим ответственное положение, либо при осуществлении функций по разгосударствлению или приватизации государственного имущества, либо повлекшие тяжкие последствия). Статья серьезная – обвиняемому грозит до 10 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

Напомним, что ОАО «Объединенная дирекция строящихся объектов» – это дочерняя структура Министерства культуры, отвечающая за все значимые строительства, реконструкции и реставрации сооружений в сфере культуры. Понятно, что в этой сфере крутятся немалые деньги, а с качеством и исполнением работ часто возникают проблемы.

Самым пикантным является тот факт, что в нынешнем уголовном деле против директора «Объединенной дирекции строящихся объектов» фигурирует не какая-нибудь стройка, а именно объект «Спортивно-культурный центр Белорусского государственного университета культуры и искусств по ул. Рабкоровской, 17 в г. Минске». Во времена, о которых в расследовании идет речь, ректором упомянутого Белорусского государственного университета культуры и искусств был не кто-нибудь, а нынешний министр культуры Борис Светлов.

По мнению следствия, директор «Объединенная дирекция строящихся объектов» с октября 2010 года по май 2011 года отдавал указания подчиненным сотрудникам о неправомерном подписании фиктивных актов сдачи-приемки выполненных строительно-монтажных работ, якобы произведенных ЧСУП «Милдис» при строительстве объекта «Спортивно-культурный центр Белорусского государственного университета культуры и искусств по ул. Рабкоровской, 17 в г. Минске». Кроме того, директор якобы также отдавал незаконные указания подчиненным о перечислении указанному предприятию необоснованных авансов, при том, что даже предыдущие авансы отработаны не были. В итоге ущерб государству оценили в размере недевальвированных 3,6 миллиардов рублей. И это речь идет только об одном объекте.

Масштабы коррупции

Через два месяца, в конце января, тот же Георгий Дань на страницах «Ежедневника» выступил уже более решительно: «За последние годы в Беларуси практически ни одна реконструкция знакового культурного объекта не обошлась без коррупционного скандала.

И в каждом первую скрипку играло руководство ОАО «Объединенная дирекция строящихся объектов» Министерства культуры». Примечательно, что смена лет и чиновников на постах не меняет сути проблем: так, в феврале 2010 года Департамент финансовых расследований КГК объявил о возбуждении уголовного дела в отношении директора ОАО «Объединенная дирекция строящихся объектов» Министерства культуры, который якобы «с января 2006 года по май 2009 года при осуществлении работ по реставрации и реконструкции здания Большого театра оперы и балета необоснованно … получил из бюджета компенсацию … 5,8 миллиардов рублей». Дело тогда закончилось ничем (сейчас против бывшего директора идет новое расследование), директор сменился – однако, как видим, суть проблемы осталась прежней. Судя по публикации, нечисто дело было и с реставрацией Купаловского театра, где тендеры выигрывались весьма странным путем.

Георгий Дань настойчиво призывал навести порядок: «Итак, кто же закапывает в Беларуси культурные деньги? Пока мы не даем ответ на этот вопрос, хотя у нас есть еще много интересных фактов … Мы пока предлагаем дать ответ на этот вопрос тем лицам, кто действительно уполномочен это делать … Информация доведена до сведения заместителя министра культуры Виктора Кураша, который курирует вопросы строительства и реконструкции объектов министерства, но он пока не реагирует. Мясникович пока не курсе дела … Интересно, как они теперь поступят?». На дворе середина июня, а воз и ныне там – никаких последствий ни для кого не было, даже директор ОАО «Объединенная дирекция строящихся объектов» по-прежнему исполняет свои обязанности. Хотя еще в феврале Следственный комитет возбудил новые уголовные дела по этому вопросу. В числе подозреваемых оказались главный инженер ОАО «Объединенная дирекция строящихся объектов», главный экономист отделения «Фрунзенское» управления государственного казначейства по г.Минску и директор ЧСУП «Милдис». Все они так или иначе подозреваются в причастности к махинациям со строительством объекта «Спортивно-культурный центр Белорусского государственного университета культуры и искусств по ул. Рабкоровской, 17 в г. Минске».

Похоже, судьба стройки всерьез волнует только самих студентов университета. Так, весной этого года они развернули общественную кампанию «Комплекс БГУКИ строим честно и прозрачно!». Собрав более 800 подписей, организатор общественной кампании студентка БГУКИ Нина Якимовичдобилась ответов по существу от Комитета госконтроля и администрации университета. Впрочем, пока чиновники отвечают, стройка стоит – работы обещали начать в мае 2013-го, однако дело опять застопорилось.

Во всех этих случаях сложно говорить о том, что конкретно произошло и кто был виноват. Однако факт больших коррупционных проблем налицо, и не похоже, что ситуация улучшается. Как писал Георгий Дань, «как не разглядывай эту ситуацию, но сам собой напрашивается вопрос: А может коррупция засела где-то повыше, а директора всего лишь выполняют чью-то волю?».

Коррупция: не только государство

Однако коррупционные проблемы в культуре есть не только в чиновничьих структурах. Недавно широкую огласку получили два кейса, поднимающих серьезные проблемы и совсем в других направлениях.

Андрей Курейчик с командой работников над сериалом «Выше неба» обвинил беларусский офис ПРООН в коррупции и фальсификациях тендеров. Впрочем, конфликт съемочной группы проекта с ПРООН начался еще раньше, с обвинений в политической цензуре сериала. Взаимные обвинения нарастали, и в итоге авторы кино обратились в руководство ООН с просьбой провести расследование производственной деятельности минского представительства ПРООН. По словам сценариста и продюсера «Выше неба» Андрея Курейчика, все занятые в съемочном процессе были определены еще до организации тендеров, которые потом проводились «исключительно для проформы». Почему же о проблеме заговорили так поздно?

Вот что Андрей Курейчик пишет о фальсификациях тендеров на своей странице в «Фэйсбуке»: «…почему именно сейчас творческая группа «Выше неба» приступила к разоблачениям злоупотреблений в минском офисе ПРООН? Ведь формально мы были участниками тех событий. ОТВЕЧАЮ. Когда мы начинали работать в ООН, мы были частью ООН-овской команды. Мы чувствовали себя благодарными за эту работу и связанными естественными нормами корпоративной этики и солидарности, в том числе обязанность хранить полную конфиденциальность, что бы за нашими спинами не делали наши начальники … Даже когда нас уволили, мы много месяцев продолжали молчать … Никакого другого способа остановить этот вредный, анти-творческий, опасный для авторов сериал, кроме как показать (и доказать), что он сплошь построен на злоупотреблениях процедурами ООН, коррупции и фальсификациях тендеров самими сотрудниками ООН – не существует! И мы это докажем».

Прежде чем делать выводы, рассмотрим еще один кейс – суд над модельером Сашей Варламовым. Его обвиняют в различных экономических преступлениях, связанных с его деятельностью в сфере моды. Так, по версии гособвинителя, он использовал помещения Лицея БГУ для коммерческих занятий, не связанных с его работой в Центре моды БГУ, а за аренду не платил. Не доплатил он и налоги (в этом преступлении Варламов сознался, однако уточнил, что зато уплачены все штрафы). Обвиняют Варламова также в присвоении суточных денег моделей и в подлоге финансовых документов для бухгалтерии БГУ.

На суде Варламов признал некоторые факты, но не увидел в них особенной вины. Так, 7 февраля он заявил, что неуплата им налогов в 2004–2011 годах в сумме 45 миллионов рублей могла стать возможной из-за того, что он «недоглядел» бумажные вопросы и «не смог организовать учет». Также Варламов подтвердил, что регулярно выдавал нигде не учтенные наличные деньги (в т.ч. валютой) сотрудникам Центра моды БГУ, т.к. официально они «получали маленькую зарплату». На вопросы обвинения о происхождении этих денег, Варламов отметил, что эти деньги не принадлежали государству и БГУ, отказавшись при этом уточнять, где брал средства. Также Варламова обвиняют в подлоге документов: предоставляя квитанции на оплату заграничных расходов моделей, он якобы завышал суммы, после чего забирал разницу себе, как и суточные моделей. Варламов же отвечает, что никаких денег не оставлял себе, а использовал все для организации показов: «Я как в 1984 году въехал в маленькую квартиру на Асаналиева, так и живу там. Только последних два года в СИЗО».

Психология правовой культуры в сфере культуры

Что общего в этих случаях? И Варламов, и Курейчик не отрицают, что были замешаны в финансовых махинациях. Однако, по их мнению, сам этот факт не является особенным преступлением. Курейчик оправдывает свое молчаливое участие в фальсифицированных тендерах «благодарностью» и «естественными нормами корпоративной этики и солидарности», а Варламов свое «перераспределение» денег – тем, что ничего не брал для себя, только для дела.

И это – не исключения, а скорее типичные случаи, просто всплывшие на поверхность. Культурный рынок в Беларуси в значительной степени «серый», чему способствуют различные причины. С одной стороны, это неправовое отношение к культуре граждан страны. Все понимают, почему за банкет на корпоратив можно и нужно платить по чеку, однако чаще всего этих же людей ничуть не смущает рассчитаться с артистами того же корпоратива т.наз. черным налом. С другой стороны, сами деятели культуры зачастую погружены в творческую деятельность и не хотят отвлекаться на бытовые юридические мелочи, в результате чего по факту нарушают закон. Третья сторона проблемы – это сам закон, который не приспособлен для сферы культуры и нужд творческих работников.

Направления и перспективы реформ

В первую очередь, необходимо различать проявления коррупции в сфере культуры.

С одной стороны, есть творческие работники, которые в силу различных причин работают по «серым» схемам. Суд над Варламовым показывает, как легальным образом можно привлечь их к ответственности. Однако каков результат?

Самому Саше Варламову сломана жизнь, подорвано его здоровье, более двух лет он находится в тюрьме, его бизнес уничтожен, сфере моды в Беларуси нанесен серьезнейший ущерб. Это ли нужно стране и ее культуре?

В таких случаях гораздо более продуктивным представляется реформирование нормативно-правовой базы в сфере культуры. Для успешного результата процесс должен происходить открыто и с участием всех заинтересованных лиц и организаций.

С другой стороны, на высшем уровне в сфере государственного управления культурой назрели серьезные вопросы о его реформировании. На последней итоговой коллегии Минкульта Борис Светлов говорил: «На мой взгляд, пришло время сменить руководство «Объединенной дирекции строящихся объектов» и навести соответствующий порядок в его деятельности». С министром можно согласиться, однако стоит добавить: одной кадровой перемены мало. Запланированная реформа системы госуправления в Беларуси пока получилась пшиком.

Тем ни менее, судя по различным закрытым государственным бумагам, есть серьезные основания ожидать, что Минкульт так или иначе ждут серьезные перемены. Остается наблюдать, приведут они к снижению коррупции и увеличению прозрачности – или наоборот.