Вадим Можейко

Опубликовано на Naviny.by

Новым директором витебского Национального академического драматического театра имени Якуба Коласа стал Александр Старых, в прошлом — заместитель гендиректора бобруйского ОАО «Белшина». Такое неожиданное кадровое решение заставляет задуматься о судьбе белорусских театров.


Каким образом и по какой логике работает государственная кадровая политика в сфере культуры? Как на практике осуществляются реформы в театральной сфере, анонсированные Александром Лукашенко еще в марте 2013 года? Что все это сулит белорусскому театру? 


Ротация ради ротации

Казалось бы, сложно найти сферу менее связанную с культурой, чем производство автомобильных шин. Зачем же понадобилось приводить в витебский театр Александра Старых — возможно, хорошего человека и руководителя, однако очевидно никак не связанного со сферой культуры и не разбирающегося в театральной специфике?

Здесь необходимо сказать о принципах, на которых построена в Беларуси кадровая политика. Прежде всего это постоянная ротация кадров, причем зачастую совершенно не связанная с профессиональными компетенциями и географическим расположением.

Как показывает исследование «Реформа системы государственного управления Беларуси», проведенное «Либеральным клубом», изначальная причина такого подхода — борьба с клановостью и «удельными князьками».

При назначениях с политическим весом этот резон имеет смысл, однако на уровне «Белшины» и отдельно взятого театра он действует скорее как привычка, устоявшаяся практика. Если руководитель юридического отдела Бобруйского горисполкома может в одночасье стать главой Центризбиркома, а гендиректор «Брестоблсельстроя» — первым вице-премьером и главой Нацбанка, то чего уж тревожиться о «непрофильности» замдиректора «Белшины» в театральной сфере?

При этом сфере культуры особенно не везет из-за назначений людей со стороны, которым чужды сугубо художественные мотивы и резоны. Они редко проявляют тонкую заботу о творчестве, скорее же воспринимают культуру просто как отрасль экономики (если не промышленности).

Пожалуй, наиболее показательна в этом плане карьерная история Владимира Матвейчука, который в 2004 году возглавил Белтелерадиокомпанию, а в 2005-м стал министром культуры. Хотя его предыдущий профессиональный опыт — девять лет директором по кадрам и идеологической работе в ОАО «Полоцк-Стекловолокно», а ранее — семь лет руководителем полоцкого ПТУ № 233 химиков. Судя по тому, что с поста министра Матвейчук ушел помощником президента, его карьерный опыт был признан на самом верху успешным.

Кстати, еще один штрих кадровой политики: Матвейчук когда-то был однокурсником Александра Лукашенко.

Кадровая чехарда без оглядки на профессионализм

Вместе с тем, бросается в глаза неочевидность причин, по которым происходят многие кадровые перемещения.

Для примера рассмотрим запутанный кадровый клубок в белорусских театрах. Так, в 2012 году Валерий Анисенко — заслуженный деятель искусств, лауреат Государственной премии Республики Беларусь «За духовное возрождение», лауреат специальной премии президента Республики Беларусь и так далее — с поста руководителя Республиканского театра белорусской драматургии (РТБД), который занимал 12 лет, вдруг был отправлен руководить театром в Витебск.

Место Анисенко в РТБД занял Игорь Сигов, опытный член труппы и популярный белорусский актер, однако уже весной 2014 года его сменил Владимир Карачевский, экс-замминистра культуры, не имеющий никакого опыта в театре.

Злые языки говорили, что в Министерстве культуры расчищалось место для «нужного человека», а Карачевский получил свой «золотой парашют». Сейчас же, как видим, новая интрига: Валерий Анисенко уже в Витебске уступает кресло директора театра Александру Старых из «Белшины» (оставаясь, впрочем, художественным руководителем).

Пожалуй, единственное, что из всего этого можно точно понять, — кадровые назначения в сфере культуры зачастую мотивированы чем угодно, но только не собственно культурным опытом и потенциалом персоналий.

Театральные реформы свелись к экономии средств

В марте 2013 года, на открытии столичного Купаловского театра, Александр Лукашенко предложил либеральные реформы для театральной сферы: серьезные налоговые льготы при снижении госсубсидий до 10-15% с выходом театров в перспективе на самоокупаемость.

Как и прогнозировалось, ничего не получилось. Лукашенко сходил в театр и благополучно забыл эту тему, а министр культуры отделался словами о том, что удельный вес бюджетного финансирования в общей сумме доходов театра за 2012 год составил 79%, а к 2016 году господдержка уменьшится до 65%. Такими темпами к предложенным 10-15%% наш театр придет лет эдак через 15-20…

Тем временем, видимо, во имя самоокупаемости в театрах стали разделять посты директора и художественного руководителя. Как подчеркнул министр культуры Борис Светлов, комментируя назначение Александра Старых, «в последнее время в учреждениях культуры происходит разделение директорского и художественного корпусов. Коласовский театр был одним из последних островков, где менеджмент с художественным руководством совмещал один человек — Валерий Анисенко. Настал момент перемен, учреждение выходит на другие задачи».

Сама по себе затея выглядит неплохо, ведь финансовый, организационный менеджмент и театральное искусство — два разных направления работы. Однако театральный менеджер должен хорошо разбираться в том числе и в искусстве, быть «в теме», иначе он просто не сможет эффективно выполнять свою работу.

Независимые СМИ между тем отметили тот факт, что как раз во время работы Старых на «Белшине» оттуда под шумок «сокращений в связи с модернизацией» убрали членов Белорусского независимого профсоюза.

Для улучшения ситуации в белорусских театрах можно заняться развитием профильного образования, включая подготовку специалистов по фандрайзингу и менеджменту в сфере культуры. Полезно было бы взяться за структурные реформы, о которых полтора года назад обмолвился Александр Лукашенко. Положительно скажется на театрах и отмена какой-либо цензуры, порочных практик государственного вмешательства в творческий процесс.

И уж совсем замечательно было бы заняться разработкой и принятием единой государственной политики в сфере культуры Республики Беларусь.

Увы, вместо этого выводить театры «на другие задачи» призывают вчерашних шинников.