Вадим Можейко

Опубликовано на "Завтра твоей страны"
Архитектура и градостроительство – вопросы столь же монументальные, сколь и сами объекты. Насколько легко переделать неудачную фотовыставку или отыграть заново концерт, настолько сложно что-то сделать с уже построенным бизнес-центром или жилым кварталом. Происходящее с историческими зданиями и памятниками архитектуры и вовсе необратимо. Что же происходит со строительством в белорусских городах (с точки зрения культуры), как власти воспринимают городскую среду, почему историко-культурные ценности отдаются в руки простым рабочим «Стройтрестов» и до каких пор это всё будет продолжаться?

Сегодня важнее, чем вчера и завтра


Неуважение белорусских властей к истории уже давно стало притчей во языцех. За примерами далеко ходить не надо – достаточно вспомнить про историческую государственную символику, которую в современной Беларуси не только заменили, но после этого еще и разорвали на куски, расписавшись на каждом. С историческими зданиями дело обстоит не лучше – они могут долгие годы оставаться без какого-либо внимания, приходя в упадок, подвергаться псевдореставрации (вспомним эпопею с Несвижским замком) либо просто уничтожаться. Безусловно, речь здесь идет не только о неуважении к истории, но и о непродуманности последствий: именно исторические объекты привлекают туристов и их деньги.

Таким образом, день сегодняшний в Беларуси становится важнее не только дня вчерашнего, но и дня завтрашнего. Учитывая не слишком долгий период существования независимой Беларуси, последствия такого отношения к историческим ценностям пока видны не так сильно, как это будет через определенное время: с советских времен и до наших дней сохранилось еще много исторических объектов, существующих, впрочем, скорее вопреки действиям властей.

Тем более не встает вопрос об историко-культурной ценности сооружений, которые стоят на местах, приглянувшихся близкому к власти бизнесу, – например, когда кампания «Трайпл» захотела построить в Минске гостиницу «Кемпински» возле цирка, первая минская электростанция XIX века была запросто снесена. Увы, этот случай – совсем не исключение. И это несмотря на то, что первой (!) задачей государственной программы «Культура Беларуси» на 2011-2015 годы является «охрана историко-культурного наследия». Увы, показателями ее выполнения являются безликие «увеличение количества материальных объектов и нематериальных проявлений творчества человека, которым придан статус историко-культурной ценности (на 1000 объектов к 2015 году, в 2010 году таких объектов - 4911)» и «количество объектов историко-культурного наследия, на которых проводятся реставрационно-восстановительные работы» (судя по дальнейшим бюджетным тратам – 34 объекта). При этом качественная сторона вопроса (в каком состоянии будут объекты в списке историко-культурных ценностей и каким образом будет проведена реставрация) традиционно остается вне поля зрения госпрограммы. Тем ни менее, на сомнительной важности мероприятия выделяются реальные средства (увы, утвержденные в 2010 году суммы в белорусских рублях уже не позволяют сделать вывод о точных затратах на госпрограмму до 2015 года).

Городская среда, которой нет

При всех минусах советского подхода к городской застройке (включающего в себя снос исторических зданий), его несомненным плюсом являлась целостность – имея возможность не затруднять себя сохранением исторического облика и не волноваться о правах собственности, проектировщики и архитекторы могут позволить себе мыслить масштабно и создавать не отдельные сооружения, а целые районы. Казалось бы, при сохранении советских недостатков в белорусской градостроительной системе должны были остаться и ее достоинства. Однако это совсем не так. Несмотря на фактически неограниченные права государства при отсутствии частной собственности на землю, в современной Беларуси не наблюдается действительно крупномасштабных проектов – ориентирующихся не на отдельное сооружение, а на городскую среду в целом. В итоге новые объекты абсолютно не вписываются в то окружение, куда их «воткнули», не позаботившись о совместимости и адекватности их друг другу.

Самым ярким примером здесь является, безусловно, жилой дом «У Троицкого» от всё той же кампании «Трайпл». Доминируя над Троицким предместьем, он лишил его соответствующего историческому кварталу ландшафта. Архитектор Вадим Глинник считает, что его «неуместность и немасштабность по отношению к окружающей застройке настолько очевидна, что говорить следует не об архитектурных качествах данных сооружений, а о том, как такое вообще могло тут появиться?». С ним согласен Антон Астапович, Председатель Президиума Республиканского совета ОО «Белорусское добровольное общество охраны памятников истории и культуры». По его мнению, при строительстве дома были нарушены многие законы, и «в будущем надо ставить вопрос о сносе».

В регионах можно наблюдать те же тенденции – например, Ледовую Арену в Горках, построенную к прошедшим там в 2012 году «Дожинкам».

По замыслу проектировщиков, здание должно «походить на птицу, парящую над городом». Однако в реальности арена стоит посреди пустыря и смотрится просто абсурдно. Конечно, об экономических аспектах ее строительства в Горках говорить и вовсе не приходится.

Архитектурные памятники – стройтрестам

В теме реставрации и реконструкции белорусских памятников архитектуры основным моментом является исполнитель – люди и организации, которые этим занимаются. Например, работами в Несвижском замке занималось, среди прочих, ОАО «Стройтрест №3 Ордена Октябрьской революции». Это люди и организации, которые не владеют специальными навыками работы с историческими сооружениями. Впрочем, они, очевидно, как раз подходят для тех задач, которые стоят сегодня перед восстанавливающими белорусские замки. Например, Лидский замок, где полно новодела, цемента, бетонных лестниц, обычных уличных фонарей и во дворе построены здания, которые по всем возможным историческим планам отсутствовали. Вспоминать про пластиковые стеклопакеты в Мирском замке, уже ставшие своеобразной «классикой жанра», даже не хочется…

Очевидно, что всё вышеперечисленное – это примеры бесхозяйственного поведения людей, которые управляют всеми этими сооружениями. Из-за их бестолковости и глупости историко-культурные ценности обесцениваются, перестают быть интересными людям. По сути, всё это можно квалифицировать как вредные инвестиции – от выделенных средств и проведенных «реконструкций» зданиям в целом становится хуже, а не лучше. И такая бесхозяйственность не удивляет – ведь все эти архитектурные памятники в прямом смысле слова не имеют хозяина, находятся в руках государства. Чиновнику нет дела до того, что будет с замком через 30 лет, когда он уже покинет свой пост. И совсем другое дело – частный собственник, который передает имущество своим детям и больше всех заинтересован о нем заботиться (а в случае с историко-культурной ценностью – сохранять ее статус, привлекающий туристов и приносящий прибыль).

Неутешительные выводы

К сожалению, анализ происходящего с архитектурой и градостроительной политикой в современной Беларуси позволяет сделать лишь неутешительные выводы:

– в сфере отсутствует стратегия, общая политика – ее заменяет сплошная тактика без системного анализа и осмысления (в итоге сегодняшние действия приводят к уничтожению того, что было вчера, и к убыткам завтра);

– государству характерен узкий взгляд как во времени, так и в пространстве (сиюминутные решения по отдельным сооружениям разрывают городскую среду; при этом естественности индивидуальных решений частных собственников, формирующих облик города, также нет, ведь решения так или иначе принимаются государством как владельцем земли);

– бесхозяйственный госсобственник разрушает вверенное ему имущество (не имея стимулов к реальной охране историко-культурного наследия, находящегося в руках государства, чиновники относятся к нему без заботы и ответственности);

– ситуация будет оставаться неизменной при сохранении существующей культурной и экономической политики.