Вадим Можейко


Опубликовано на Naviny.by


14 июля в Витебске торжественно завершился очередной «Славянский базар». С каждым годом этот фестиваль вызывает все больше вопросов.


Каковы же его концепция, соотношение идейной и коммерческой составляющей? Почему президент страны лично учит артистов выступать, а организаторов — организовывать? Каковы реальные перспективы «Славянки»?
Новая старая концепция

Концепция «Славянского базара» — старый больной вопрос. В принципе, необходимость как-то обновляться и трансформироваться естественна для фестиваля с такой долгой историей. И с формальной точки зрения концепция «Славянки» действительно постоянно обновляется: Минкультом проводятся соответствующие конкурсы, меняется количество и порядок фестивальных дней, концерты объединяются или дополняются другими, приглашаются новые страны…


Однако достаточно одного взгляда на фестиваль, чтобы понять: из года в год основная суть и программа остаются все теми же, и это — российская попса.

Само по себе это не хорошо и не плохо: любой музыкальный фестиваль имеет право на жизнь, если он интересен каким-то зрителям. Как совершенно справедливо замечал директор «Славянского базара» Александр Сидоренко, «мы приглашаем тех, кого любят и ждут. Многие были на выступлениях десятки раз, и все равно аншлаг будет обеспечен. Конечно, мы можем изменить формат и приглашать больше западных артистов, но наш зритель — обычный человек, труженик — ждет отечественного артиста и нацелен на российских исполнителей».

Но здесь необходимо отделять мух от котлет: понять, что в фестивале первично, а что — вторично.

Коммерческий продукт или славянская идея?

Конечно, само по себе получение прибыли никак не противоречит продвижению на фестивале неких ценностей. Однако в основе культурного события всегда должна лежать целостная концепция, как справедливо заметил и Александр Лукашенко. И все, что происходит на фестивале, должно этой концепции подчиняться, это основы арт-менеджмента. Иначе суть события размывается, и оно превращается в сборную солянку.

С одной стороны, есть коммерческий проект. Есть концерты Стаса Михайлова, Филиппа Киркорова и прочих популярных артистов, далекие от высокого искусства и весьма косвенно связанные с идеей фестиваля, но финансово выгодные.

Александр Сидоренко прав в том, что вся эта российская попса вполне соответствует запросам и вкусам невзыскательных зрителей. Однако неясно, зачем фестиваль, основанный на таком культурном продукте, получает высочайшее государственное внимание и бюджетное финансирование.

Да, у «Славянского базара» много спонсоров (хоть частично их активность объясняется административным ресурсом), и его окупаемость уже составляет 76-77%, однако в 2014 году, если сложить разные источники поступлений и учесть долю Беларуси в бюджете Союзного государства, речь идет почти о миллионе долларов из кармана налогоплательщиков Беларуси.

С другой стороны, есть изначальная идея фестиваля как символа дружбы и культурного единства славянских народов. Однако никакого последовательного исполнения этой концепции на «Славянском базаре» нет.

Например, в фестивале участвуют Венесуэла, Мексика, Италия, Грузия, Израиль, Куба и другие страны, явно не входящие в славянское братство. Да и баланса славянских (при всей условности этого определения) стран на фестивале нет: Россия со своей попсой доминирует, а, к примеру, Украина в этом году была представлена слабо. И это симптоматично.

В девяностые, на заре фестиваля, идея славянской дружбы и единства еще подогревалась ностальгией по СССР. Но сегодня, на фоне российско-украинского конфликта, эта тема звучит все более абсурдно: какая уж тут дружба и единство, когда между двумя преимущественно славянскими странами идет необъявленная война?

Организаторы «Славянки» задумались над этой проблемой и подошли к ней аккуратно, постарались сгладить углы? Как бы не так!

Именно в нынешнем году на Аллее звезд увековечили Надежду Бабкину, которая не только 17 раз выступала на фестивале в Витебске, но также является активным членом партии «Единая Россия» и в марте подписала письмо деятелей культуры о поддержке политики Путина в Украине в целом и Крыму в частности. Вот уж нашли символ славянской дружбы!..

Без президента и петь не умеют

Александр Лукашенко на «Славянском базаре» не ограничился краткой праздничной речью, а решил дать целый ряд советов артистам (лучше петь и меньше использовать фонограмму) и организаторам (работать над целостной концепцией фестиваля).

Содержательно с президентом в данном конкретном случае можно лишь согласиться (что навевает мысль о согласии скорее с его анонимным спичрайтером), но любопытно другое.

Хотя Александру Лукашенко свойственно стремление руководить всем и вся, в отношении творчества певцов, музыкального фестиваля это выглядит крайне неуместно. Нельзя представить, чтобы, например, Дэвид Кэмерон давал советы по проведению «Гластонбери», и даже недемократические правители редко доходят до таких подробных рекомендаций такого рода.

Причина такой активности Лукашенко вроде бы вполне понятна: на фоне послушного окружения авторитарный лидер начинает верить в свою абсолютную мудрость и стремится дать все больше советов, не замечая, что это начинает выглядеть карикатурно, в стилистике официальных новостей из Северной Кореи, которые сейчас сложно отличить от анекдотов и высмеивания Ким Чен Ына.

Но есть и другая сторона медали: суть персоналистской системы такова, что без слов одного человека ситуация часто действительно не может сдвинуться с мертвой точки. Система госуправления не работает нормальным образом, утрачивается ее связь с обществом, и в итоге для принятия все большего количества решений требуется воля лично президента.

Очевидно, что такая модель отлично обеспечивает важность фигуры лидера (потому власть и не спешит с настоящей реформой системы госуправления), однако практической деятельности несет лишь вред: решения принимаются медленно и не очень компетентно.

Как реформировать?

Что будет с витебским фестивалем дальше? Кажется, определенное недовольство нынешним состоянием и стремление к переменам на «Славянке» у властей есть. Если в 2012 году Лукашенко называл его «летней культурной Олимпиадой» и ставил в пример «политизированным» Олимпийским играм в Лондоне, то ныне говорил совсем по-другому: «У нас что, нет экспертов, которые скажут, нет, не пойдет, это не мировой уровень? Есть. А отношение — ладно, сойдет».

Отзываясь на этот призыв, могу сказать: это не мировой уровень, не пойдет. У организаторов «Славянского базара» за плечами большой опыт и много наработок, однако без реформ фестиваль рискует погрязнуть в самокопировании и растерять популярность.

Витебчане в многочисленных интервью уже жаловались на потерю атмосферы фестиваля, на многочисленные запреты неформального отдыха, который для многих и олицетворял дух фестиваля в 90-е, на перенос из удобного места «Города мастеров»…

Для начала необходимо определиться с тем, что из себя представляет фестиваль, какова в действительности его концепция.

Если однозначный приоритет — это самоокупаемость и прибыльность (чего в последнее время от культуры власти требуют все чаще), то центр культуры «Витебск» (организатора фестиваля) логично было бы приватизировать вместе с его основным продуктом, а также убрать со «Славянки» всю неприбыльную составляющую (которая на данный момент обоснована государственным заказом).

При таком подходе «Славянский базар» вполне может стать успешным коммерческим продуктом в сфере культуры. Фестивальный рынок Беларуси совсем невелик, и этот вариант развития событий был бы вполне неплох. Конечно, при таком раскладе о бюджетных средствах надо забыть.

Что же касается «державной концепции», славянского единства и духовного братства, то стоит задуматься, насколько это вообще актуально сегодня.

Во-первых, украинские события колоритно демонстрируют фейковость всей риторики о дружбе славян, во-вторых, в сегодняшнем политкорректном мире вообще не очень хорошо смотрится фестиваль, выделяющий людей по этническому признаку (и это априори провоцирует конфликты и споры об участии тех или иных стран и исполнителей, что ничуть не способствуют налаживанию дружбы и духа братства). Не пора ли подумать о ребрендинге фестиваля?

Также это как раз тот случай, когда культурная политика тесно связана с городским планированием и развитием, формированием бренда города.

Прекрасно, что у Витебска есть такая отличительная черта, как этот фестиваль (далеко не все крупные города Беларуси могут похвастаться чем-то подобным). Но над его вписыванием в городскую среду нужно хорошо поработать.

Стоит ли запрещать народные пикники на траве вокруг витебского амфитеатра? Зачем мешать уличным музыкантам играть и петь (в прошлые годы были такие печальные случаи с участием агрессивного спецназа)? Как насчет зон беспошлинной торговли национальными продуктами и национальными блюдами стран-участниц фестиваля?

Можно придумать много хороших идей, но для их воплощения нужен настоящий открытый диалог общества с властями и готовность последних к серьезным реформам. А это как раз те две вещи, с которыми в Беларуси туго.