Вадим Можейко

Опубликовано на Naviny.by

Посещая 11 апреля РУП «Слуцкие пояса», Александр Лукашенко остался доволен работой предприятия и признал верным решение организовать такое производство — «хоть это и недешево, но это того стоило».

Действительно ли производство поясов в Слуцке является успешным историко-культурным проектом, как государство воспринимает суть и ценность культуры и какие это все имеет последствия?


Подделывали в XVIII веке, подделывают и сейчас

Сама по себе идея поддержки и возрождения традиционных ремесел звучит замечательно. Однако большие вопросы вызывает то, в каком виде она реализуется сегодня в Слуцке.

Для понимания ситуации важно вспомнить историю. Слуцкий пояс — это важный элемент мужского костюма Великого княжества Литовского и Речи Посполитой с середины XVIII до середины XIX века, который символизировал богатство, величие, авторитет владельца. На изготовление пояса уходило от 400 до 800 граммов золота (в виде золотой нити), рисунки к ним создавали не сами ткачи, а художники, и итоговая цена одного пояса могла приближаться к годовому доходу офицера.

Такие пояса производились также на мануфактурах в Несвиже, Кракове, Варшаве, Москве и даже Лионе. Однако культурная и символическая значимость поясов именно из Слуцка была столь велика, что другие производители порой выдавали свою польскую или французскую продукцию за слуцкую.

К сожалению, подобное происходит и сегодня, когда изделия РУП «Слуцкие пояса» ГПТО «Белхудожпромыслы» Управления делами президента пытаются представить как возрожденные слуцкие пояса.

Любой ли пояс из Слуцка — «слуцкий пояс»?

Печально, но факт: технология производства слуцких поясов была полностью утрачена, когда после разделов Речи Посполитой в Российской империи было запрещено носить слуцкие пояса и мануфактуру переориентировали на производство церковных тканей.

Конечно, в условиях современной легкой промышленности не составляет проблем наладить производство ткани с золотой нитью и красивых поясов из нее, однако замена технологии с аутентичной на современную не позволяет в художественном смысле называть такие пояса «копиями» и «аналогами», как это делает производитель. Скорее их можно назвать «репликами», то есть похожими произведениями искусства, созданными по иным технологиям и с несколько другими характеристиками.

Художественная ценность таких творений принципиально иная. Как раз развитие современных технологий, позволяющих легко создавать похожее на произведения искусства, и повышает ценность сделанного традиционным методом, по оригинальной технологии. И в этом деле важной является каждая мелочь.

Между тем даже в том поясе, который вручили в подарок Александру Лукашенко, используется не золотая нить, а позолоченная. Также в поясах используют современные нити из полиэстера, чего явно не было в традиционной технологии.

Еще одно нарушение традиции — замена мастеров: настоящие слуцкие пояса всегда изготавливали только ткачи-мужчины (считалось, что от женских рук золотые нити потускнеют), а на РУП «Слуцкие пояса» работают как раз ткачихи-женщины. Более того, Лукашенко подчеркнул: «Хорошо, что женские руки делают эти прекрасные пояса. В них теплота, красота, энергетика наших женщин».

Конечно, не интересующимся культурой чиновникам отступление от традиции не заметно, а если бы они это и узнали, то вряд ли придали бы значение подобным якобы несущественным деталям. Во время экскурсии по РУП «Слуцкие пояса» Лукашенко хорошо продемонстрировал, что власти важно в культуре.

Культура как прививка от революций и бизнес-проект

«Оранжевые революции обходят нас стороной, потому что мы это (возрождение производства слуцких поясов. — В.М.) делаем. И делаем не для того, чтобы оранжевых революций не было, а для будущего, для детей, для возрождения», — сказал глава государства.

В принципе сложно напрямую логически связать производство поясов с уровнем протестных настроений населения. Однако в этой фразе отразилось специфическое восприятие культуры властями.

При таком подходе неудивительно, что политически неугодных артистов в Беларуси вносят в черные списки — ведь прививки от революций их творчество не дает, а художественна ценность произведений для государства отходит на второй план. В то же время тем культурным событиям, которые можно использовать в политических целях, будь то «Славянский базар» или «Евровидение», власти придают гипертрофированное значение. Ну а издержки в виде зачастую невысокого культурного уровня подобных мероприятий чиновников мало волнуют. Да и билеты на концерты попсовых исполнителей на том же «Славянском базаре» традиционно хорошо раскупаются.

И это еще один существенный момент в подходе властей к культуре — как бы потратить на нее поменьше денег, а то и вовсе сделать самоокупаемой или даже прибыльной.

В этом смысле РУП «Слуцкие пояса» — вполне удачный проект. Как докладывали Лукашенко в Слуцке, это предприятие в 2013 году выполнило запланированные показатели, а по темпу роста объемов производства даже перевыполнило: 118,5% вместо 107,5%. При этом наболевшей проблемы белорусских предприятий — убыточной работы на склад — здесь нет: «Слуцкие пояса» получили 1,7 млрд. белорусских рублей чистой прибыли, а рентабельность продаж составила 10,7%.

Подмена понятий

К сожалению, все происходящее со «слуцкими поясами» свидетельствует о весьма негативных тенденциях в отношении властей к культуре.

Слуцкие пояса — это несомненный предмет национальной гордости белорусов. Забота о таком историческом наследии — это важная часть государственной политики в сфере культуры. И отлично, что власти вообще озаботились этой темой. Логичным первым шагом стало бы выяснение, сколько настоящих слуцких поясов сохранилось сегодня в Беларуси — в музеях и частных коллекциях. Однако, как отмечал Борис Лазуко, директор Музея древнебелорусской культуры Национальной академии наук, в стране до сих пор нет такого сводного каталога, мы лишь «приступаем к обработке наших музейных фондов».

В то же время, в соответствии с распоряжениями президента, прозвучавшими во время его последнего обращения к парламенту, в Беларуси поспешили создать производство слуцких поясов и «на их базе современной сувенирной продукции» к чемпионату мира по хоккею.

Надо полагать, «комплекты салфеток столовые тканые и строчевышитые», прочие подобные товары вызовут интерес у иностранных туристов, приехавших на хоккей в малоизвестную Беларусь и ищущих, что бы такое национальное привезти из этой страны в качестве сувенира. Так что как бизнес-проект организация подобного производства перед хоккейным чемпионатом выглядит весьма неплохо. Однако культурная ценность новодельных «слуцких поясов» вызывает большие сомнения.

В итоге такое вульгарное восприятие культуры чиновниками неизбежно приводит к подмене понятий: под видом возрождения культурного наследия нации, по сути, реализуется коммерческий проект производства сувениров к хоккейному чемпионату. И на такую деятельность идут бюджетные средства, причем Лукашенко отмечал, что это «недешево» (его дальнейший оптимизм относительно того, что «это того стоило» и что новодельные пояса останутся «в истории, на века», разделять сложно).

Сама по себе такая экономическая смекалка похвальна: Беларуси явно не помешает приток денег. Однако не надо мешать все в кучу и заниматься бизнесом под видом возрождения национальной культуры. Власти, похоже, не осознают настоящую историческую роль и символичность слуцких поясов, которые были не прививкой от революций, а символом национальной гордости белорусов.