Вадим Можейко.

Опубликовано на сайте n-europe.eu

9 декабря завершился первый раунд выборов в Молодежную палату третьего созыва при Минском городском Совете депутатов – так называемые «молодежные праймериз». Примечательно, что в этот же день завершился и очередной съезд БРСМ. Происходящее выглядит как попытка приобщить молодежь к официальной политике и превратить БРСМ из нынешнего недокомсомола в полноценную (по крайней мере, по мнению власти) молодежную общественно-политическую организацию, которая может стать резервом для провластной «Белой Руси».

Недокомсомол у недопартии

Беларусы уже наблюдали историю мучительных попыток превращения «недопартии» «Белая Русь» в нечто осмысленное и понятное – как для обычных граждан, так и для ее членов. Несколько лет назад многие чиновники «поставили» в своей карьере именно на «Белую Русь» – как говорил тогда один из них, кандидат политологии, в приватном разговоре, «это проект партии власти, по типу “Единой России”; очень скоро всех, кто вовремя занял тут посты, ждут большие перспективы».

О возможности скорого превращении «Белой Руси» в партию рассуждали независимые политологи и эксперты, но «Белая Русь» всё еще остается общественным объединением в подзатянувшемся состоянии перезревшего плода, посаженного когда-то «на вырост», выкопать который и наконец определить его судьбу власть предержащие не могут до сих пор.

В августе этого года «Белой Руси» ждать надоело, и председатель Совета Республики Национального собрания Беларуси Анатолий Рубинов заявил, что «вопрос трансформации общественного объединения “Белая Русь” в политическую партию назрел изнутри». Начать «снизу» решили красиво: инициативу о преобразовании общественного движения в партию народного единства «Белая Русь» проявил не кто-нибудь, а Шкловская районная организация, которую затем единодушно поддержали на заседании совета Могилевской областной организации РОО «Белая Русь», после чего обратились в республиканский совет с просьбой рассмотреть ее и принять решение. Впрочем, на этом дело и заглохло: руководство страны, если и определилось со стратегией на парламентские выборы – 2012, то не собирается делиться ею с оппозицией и обществом.

Палата №…

В состав «Белой Руси» входят довольно взрослые люди, но сегодня государство переключилось на молодежь, занявшись вплотную организацией ее провластной политической жизни.

Политический контроль над молодежью, видимо, призван заменить полноценную концепцию молодежной политики в Беларуси.

Это становится очевидным при наблюдении за ходом выборов в упоминавшуюся выше Молодежную палату.

Что она из себя представляет? Согласно официальной информации, Молодежная палата при Минском городском Совете депутатов является консультативным органом по вопросам реализации государственной молодежной политики в Минске. Выборы в Молодежную палату организуются постоянной комиссией по молодежной политике и связям с общественными организациями Минского городского Совета депутатов и проводятся Минской городской организацией ОО «БРСМ» с привлечением заинтересованных структур с целью популяризации среди молодежи системы местного управления и самоуправления, выявления лидеров молодежного движения, предоставления молодежи возможности участия в разработке и реализации городских программ.

Сейчас речь идет уже о третьем созыве этого консультативного органа, а стартовал проект в 2009 году. На протяжении двух прошлых созывов школьники решали такие вопросы, как создание площадок для занятия экстремальными видами спорта, проведение агитационной кампания среди школьников по вопросам раздельного сбора мусора, создание в школах общественных советов по контролю за питанием и меню.

Участие в проекте принимают учащиеся девятых–одиннадцатых классов средних школ, гимназий, лицеев, студенты первого и второго курсов вузов Минска в возрасте, не превышающем 19 лет. Как сообщает БЕЛТА, «накануне предварительных выборов любой желающий мог заявить о себе и подать заявку на участие в качестве кандидата в выборах в Молодежную палату». Однако это было не совсем так: хотя среди требований к кандидатам (в т.ч. требований неофициальных) и нет членства в БРСМ, однако, как выяснилось, и оппозиционность не подходит. Выяснил это на своем примере Роман Протасевич, подавший на выборы и свою заявку.

Боится ли власть обычных школьников?

Известен Роман прежде всего резонансной историей, случившейся этим летом – когда его, несовершеннолетнего подростка и лауреата президентской стипендии, за участие в акциях молчаливого протеста исключили из Лицея БНТУ, а родители-идеологи из Военной академии после такого «позора» выгнали сына из дома (правда, по версии родителей, он «ушел сам»). После вмешательства СМИ Роман вернулся в семью и пошел в обычную школу, но после всего произошедшего еще больше заинтересовался политикой и стал членом «Молодого фронта» (что как раз довольно типично – своими неадекватными действиями этим летом власть многим дала повод стать ее противниками не только «на кухне»).

Стараясь не провоцировать власти, на выборы в Молодежную палату Роман подал довольно нейтральную заявку, и поначалу всё шло хорошо – его заявку приняли (о чем уведомили официальным письмом), а из Министерства образования в школу пришел запрос на программу молодого кандидата, о чем и сообщил Роману директор школы. Однако потом власти одумались и на специальном сайте, где и проходило голосование, анкету Романа не выставили. Сначала администрация всё объяснила техническими трудностями и пообещала добавить анкету Романа и начать в его округе голосование заново, но это так и не было сделано. Зато после этого Роману начали анонимно угрожать по телефону, а потом и вовсе вызвали на полуторачасовую беседу к главному специалисты управления идеологической работы Мингорисполкома,

а администрации школы посоветовали поставить его на специальный учет «за склонность к участию в деструктивных организациях».

Так закончилась избирательна кампания Романа Протасевича.

Между тем, в социальной сети «ВКонтакте» была создана специальная группа «Мы против дискриминации Романа Протасевича», участники которой задавали организаторам выборов вопрос «Чаму няма анкеты Рамана Пратасевіча?» везде, где только могли, и в итоге организаторы не придумали ничего лучше, как удалить тематические аккаунты выборов на сервисах «Facebook», «Twitter» и «YouTube» (теперь ссылки на главной странице официального сайта выборов ведут «в никуда»), а на сервиве «ВКонтакте» – запретить любую обратную связь с группой.

Кто и как идет в Палату?

Информацию о готовящихся выборах в Молодежную палату распространял преимущественно БРСМ. Как рассказала молодая педагог-организатор одной из минских школ, на районном собрании первый секретарь БРСМ сообщал информацию о проекте учителям, при этом призывал активно подавать заявки в большом количестве. И если хорошая успеваемость в учебе была весьма желательной, то членство в БРСМ на самом деле абсолютно не имело значения при подаче заявок (видимо, достаточно просто не быть Романом Протасевичем).

Сами ученики очень положительно и активно отреагировали на такую возможность – среди поданных проектов

в основном именно искренние тексты о реальных проблемах или дополнительных возможностях, а не идеологические шаблоны в стиле «партия сказала “Надо!” – комсомол ответил “Есть!”»

(хотя, конечно, есть и такие примеры). Большинство участников поднимает те темы, которые действительно их волнуют и, будучи реализованными, пойдут именно на пользу ученикам, а не на абстрактную «пользу общества и государства», как многочисленные акции БРСМ.

По словам педагога-организатора, мотивация у старшеклассников простая: «Хватит работать на всех – на субботники, на макулатуру и т.д. и т.п. Пора заняться собой – своей культурой, своим воспитание и развитием внутренних способностей!»

Для участия в праймериз все кандидаты представили свои биографии с фото, программные тезисы и видеообращения к избирателям. К сожалению, видеообращения молодых кандидатов на данный момент канули в Лету – в связи с упомянутым удалением организаторами аккаунта на «YouTube». Однако программы всё еще доступны на официальном сайте.

Стоит заметить, что организаторы подходили к программам весьма либерально – вот, к примеру, выдержка из анкеты Дениса Соловьева: «Многие акции проводятся нашим БРСМом и БРПО, но они не находят широкой поддержки у большинства из-за принуждения участвовать в акциях, из-за того, что организаторы зачастую основываются не на интересах молодежи, а на потребностях города, иногда используются устаревшие методики» (кандидат с таким текстом без проблем прошел отбор).

Технологии манипуляции голосами использовала не только власть

«Молодежная палата при Мингорсовете – единственный пример молодежного парламентаризма в Беларуси, когда члены палаты избираются», – подчеркнул Юрий Чечукевич, председатель постоянной комиссии по молодежной политике и связям с общественными организациями Мингорсовета.

Действительно, процедура выборов выглядит довольно простой и прозрачной, но, как и на президентских выборах – 2010, исключением является сам день итогового голосования.

Первый тур прошел с 5 по 9 декабря в форме интернет-голосования («открытые праймериз»), по его итогам в каждом избирательном округе были определены по три кандидата, которые пройдут во второй тур выборов. С 14 по 24 декабря у них будет время на проведение агитации в учебных заведениях их избирательных округов в любой форме, не противоречащей законодательству. 24 декабря пройдет итоговое голосование по «взрослой» форме, в том числе – со всеми присущими ей в Беларуси недостатками.

К сожалению, все положительные эмоции от инновационной для Беларуси системы интернет-голосования улетучиваются, когда сталкиваешься с ней на практике. Как оказалось, система абсолютно «сырая» и банально подвержена накруткам, что не преминули заметить и сами участники. Вот что рассказал мне один из них: «Всё дело в http cookie, при переходе на страницу каждый сайт отсылает cookies на ваш компьютер, а на сайтах с голосованиями cookies устроены таким образом, что там получил 1 раз – проголосовал, и всё, а на этом сайте они при обновлении отсылаются снова и снова, и соответственно голосуешь, сколько хочешь. Просто в браузере удаляешь их и заново нажимаешь на голос».

Для подобных «детских» уязвимостей есть даже автоматизированные программы-накрутчики голосов – и хотя «обычно программы не работают на такие сайты», школьник добавляет о том, что «если пару часов «пошаманить» – то можно было бы настроить». Как выяснилось, некоторые кандидаты так и сделали – после голосования организаторы написали: «Обнаружены два кандидата, использовавшие при интернет-голосовании специальные программы для увеличения кол-ва голосов. В ближайшее время будут дисквалифицированы. Не рекомендуем». Впрочем, если это засечь еще можно, то ручное многочисленное голосование одним человеком с удалением cookies – нет.

Можно, конечно, верить, что это просто один из критериев отбора – мол, победить и должен тот, кто сумеет разобраться в уязвимостях системы голосования. Однако реальность явно куда проще – попытки государственных организаций сделать интернет-сайт чаще всего заканчивают детским лепетом, и данный проект не стал исключением.

Новая социальная группа молодежи?

Что показал ход выборов в Молодежную палату? В условиях Беларуси интерес для анализа представляет не столько итог голосования (он фактически известен заранее), а сам предварительный процесс, действия его участников и отношение общества к тому, что происходит. Самый «либеральный» в Беларуси процесс выборов за последнее время мы наблюдали осенью–зимой 2010 года, а итог – 19 декабря и последовавшие за этим события – беларусское общество до сих пор не может переварить.

В случае с Молодежной палатой ситуация еще любопытней – выборы в нее никакой роли не играют, это консультативный орган. Казалось бы, в связи с этим власть вполне могла бы пропустить на выборы и Романа Протасевича, «улучшив имидж», но та, похоже, решила больше не рисковать и бороться с «оппозицией даже там», где всё и так под контролем.

Выборы в Молодежную палату также показали, что до недавнего времени можно было говорить о делении молодежи Беларуси на несколько условных групп:

1) «индифферентные» (по разным причинам «не замечающие» того, что происходит в беларуской политике);

2) «активисты» (власть таких называет «змагарами», так как эта молодежь ей активно противостоит, входя в состав «Молодого фронта» и других организаций);

3) «эмигранты» (люди, ориентированные, по меткому выражению Сергея Николюка, на то, чтобы покинуть страну, что, в свою очередь, способствует сохранению социального status quo в Беларуси).

4) «карикатурные активисты БРСМ» (их количество и даже существование лучше всего характеризует сетевой анекдот по поводу выборов в России: «У меня есть друг, у которого есть знакомый. Так его родственник знает человека, который вроде как голосовал за “Единую Россию”»).

Сейчас же мы наблюдаем формирование новой группы – молодежи, которая готова играть по официальным правилам, но при этом пытается изменить систему, которой недовольна. Политическая философия этой группы, правда, пока содержит в себе множество неизвестных. 22-летняя Даша Яцевич, недавно уволенная с должности PR-менеджера рекламного фестиваля за председательство в ячейке БРСМ на ее факультете Международных экономических отношений БГЭУ (что, по словам руководства, подрывало имидж фестиваля), так характеризует БРСМ:

«Плюсы этой организации в том, что она имеет деньги, а ты учишься их использовать так, как хочешь …

Во время моей школьной деятельности в БРСМ мы организовывали различные игры между школьниками и учителями, участвовали в международном движении против СПИДа … Я бы не навязывала членство в БРСМ … Полагаю, что это неправильно, когда нет альтернативы этой организации».

С одной стороны – перед нами пример «активистки» БРСМ, с другой стороны – у нее присутствует довольно специфический взгляд на функционирование БРСМ в Беларуси.

Ту же самую позицию мы можем наблюдать и у большинства кандидатов в депутаты Молодежной палаты:

будучи недовольными системой, они, тем не менее, считают, что можно ее изменить самым действенным способом, принимая активное участие именно в ее работе, а не в работе оппозиционных организаций.

Кроме того, остается неясным вопрос о том, мечтает ли молодежь, принимающая участие в работе провластных организаций, о политических изменениях.

В любом случае, время покажет, с каким социальным и политическим феноменом мы столкнулись: кто кого и для чего использует, молодежь – систему для построения своей карьеры, или система – молодежь для сохранения нынешней политической ситуации под контролем. Вполне возможно, однако, что даже такая активность молодых людей будет способствовать медленным беларусским переменам.