Аналитическая записка «Либерального клуба» 22/2013



Антон Болточко

Последнее время в Беларуси все чаще поднимается вопрос собственности. На правительственном уровне можно заметить хаотичные телодвижения по этому поводу: снятие моратория на движение акций, предоставление местным исполкомам права первоочередного выкупа акций, фактическая национализация ОАО «Коммунарка» и ОАО «Спартак», проект Закона о владельческом надзоре, безвозмездная передача государству акций ОАО «Луч» – управляющая компания холдинга «Обувь-Луч» и т.д.

Казалось бы, логика в этих действиях отсутствует: принимаемые решения настолько разнонаправлены, что любого могут ввести в когнитивный диссонанс. Но это на первый взгляд. При тщательном рассмотрении, причины принимаемых решений, скрываемые за публичными заявлениями чиновников и «офшорными словами» в нормативных актах, становятся более-менее очевидными.

Особый интерес представляет проект Закона Республики Беларусь «О внесении изменений в Закон Республики Беларусь «О приватизации государственного имущества и преобразовании государственных унитарных предприятий в открытые акционерные общества», который на законодательном уровне закрепляет институт владельческого надзора в Беларуси. На весенней сессии этот законопроект будет рассмотрен Палатой представителей Национального собрания. Сейчас в его обсуждении принимает участие Постоянная комиссия Палаты представителей по экономической политике во главе с В.Кравцовым.

Законопроект интересен тем, что в явной и неявной формах несет под собой угрозу экономической безопасности страны. Которая может быть выражена в неустойчивом экономическом развитии, снижении конкурентоспособности белорусской экономики и падении уровня жизни граждан.

Вечный вопрос о первопричине

Что было раньше: яйцо или курица? Этот вопрос пользуется популярностью в случаях поиска первопричины. Как в случае с курицей и яйцом, так и в случае с проектом Закона о владельческом надзоре, мы можем делать только предположения о том, что является истинной причиной явления.

Но предположения основываются на фактах, которые подтверждают, что межведомственная рабочая группа, созданная по поручению Совета Министров, начала готовить проект закона по итогам совещания с А.Лукашенко 25 октября 2012 г. Это совещание проходило сразу после фактической национализации кондитерских предприятий «Коммунарка» и «Спартак».

Изначально «элегантная» национализация при помощи суда не удалась. Наблюдательные советы (советы директоров) двух предприятий проигнорировали его решение по передаче акций государству. Это было покушение со стороны собственников «Коммунарки» и «Спартака» на властную функцию, которой в особенности дорожит А.Лукашенко. Именно поэтому он, посещая 12 октября 2012 г. «Коммунарку», заявил о наличии в Беларуси президента – единственного института, который может принимать решения вместо суда, в том числе по вопросу собственности.

Ситуация в кондитерской отрасли в очередной раз показала суть политического и экономического устройства Беларуси. Во-первых, в любой системе существуют пределы роста, во-вторых – власть в стране одна и она сосредоточена в руках президента.

А.Лукашенко увидел конкурента в лице крупных собственников. Поэтому его решение было однозначным: вернуть собственность государству, а конкурентов устранить. Но возвращение ранее приватизированной собственности государству означало бы возрождение золотой акции, которая с таким трудом была отменена в 1998 г. Поэтому решение главы государства было обернуто в красивую упаковку под названием владельческий контроль. Конкуренты, в свою очередь, были устранены одним из пунктов нового проекта закона: в акционерных обществах, доля государства в которых более 50%, наблюдательные совет (советы директоров) не создавать.

Разработка законопроекта о владельческом надзоре стала продолжением максимизации А.Лукашенко в своих руках власти, как одной из функций собственности.

Очищая от шелухи

Для того чтобы владельческий надзор стал удобоваримым для потребителя – граждан Беларуси – чиновникам необходимо было его как-то обосновать. В качестве обоснования были выбраны следующие аргументы.

Во-первых, государственный представитель в акционерных обществах предназначен для защиты миноритарных акционеров. Согласно проекту Закона представитель государства может принимать участие в голосовании за всех тех акционеров, которые не зарегистрировались для участия в собрании.

Но этот пункт нарушает право частной собственности акционеров, за которых государство принимает решения, не имея на то доверенности. Законодательно этот пункт можно обойти и соответствующая база, скорее всего, будет подготовлена. В случае если Закон примут. Но факт остается фактом: государство в очередной раз подтверждает свое неуважение к частной собственности.

Кроме того, государственный представитель может приостанавливать исполнение решений собрания акционеров в случае, если реализация этих решений противоречит общественной пользе и безопасности, наносит вред окружающей среде, ущемляет права и интересы граждан. При этом государство может это делать не только в акционерных обществах, где оно является владельцем акций, но и в тех обществах, где его доля равняется нулю.

Таким образом, мы еще раз видим нарушение прав частной собственности. Кроме того, возможность чиновников приостанавливать решения собрания акционеров может послужить развитию коррупции в этой сфере. Ведь основания для приостановления достаточно размыты и могут трактоваться по-разному.

В-третьих, по мнению разработчиков проекта закона, участие государства в управлении акционерным обществом может повысить его эффективность. Однако, ссылаясь на статистические данные прошлых лет, можно однозначно отметить низкую эффективность предприятий под управлением государства в сравнении с частными компания. Аналогичный вывод был сделан экспертами Всемирного банка в докладе по Беларуси в апреле прошлого года.

Попытка чиновников скрыть возрождение золотой акции версии 2.0 в новом проекте Закона налицо.

Подобие акционерных обществ

Можно ли назвать сегодняшние акционерные общества в Беларуси акционерными?

В акционерных обществах акционеры, несущие ответственность по обязательствам общества, заинтересованы в успешности работы своей компании. Мотивация – получение дивидендов.

В Беларуси, по данным Минфина, в 3-ем квартале прошлого года только 29,8% акционерных обществ выплатили дивиденды своим акционерам. На выплату было направлено 6,18% прибыли или 9482 рубля на акцию. При этом нет возможности определить, сколько из этой суммы приходилось на выплату обществами дивидендов государству, которое также является акционером многих компаний. Часто за акционерными обществами в Беларуси кроются государственные предприятия, сменившие только организационно-правовую форму.

Единственное, что может подсказать, насколько мизерна сумма, которую получают акционеры из числа граждан, это показатель структуры доходов населения. В январе 2013 г. всего 3,4% доходов населения приходилось на статью «Доходы от собственности (проценты по депозитам, дивиденды и прочие доходы от собственности)». С учетом высоких процентных ставок по депозитам на протяжении года эта цифра может быть скорректирована на понижение.

Поэтому говорить о наличии в Беларуси полноценных акционерных обществ не приходится. Не доросли еще. Возникает вопрос: кого тогда государство пытается защищать с помощью владельческого надзора? Такая инициатива только усугубит развитие акционерных обществ на территории Беларуси, и о жизни за счет дивидендов белорусы могут только мечтать.

Экономическая (без)опасность нового Закона

На сегодняшний день Беларусь находится в состоянии, когда необходимо либо проводить структурные реформы, либо изыскивать дополнительные средства для поддержания существующей социально-экономической модели. Действующая власть выбрала второй вариант. Декларируемая «модернизация» (техническое перевооружение) должна немного освежить экономику, но никак не повлиять на саму суть ее существования – государственный контроль над всем.

Внутренних ресурсов для проведения модернизации нет. Экспортного потенциала тоже не хватает, чтобы заменить прибыльную схему поставки растворителей, разбавителей и других сублимированных продуктов в страны ЕС в прошлом году. Остается надеяться на прямые иностранные инвестиции и кредитную поддержку.

Проект Закона о владельческом надзоре вряд ли является хорошим подспорьем для улучшения инвестиционного климата в стране. Скорее, наоборот: в новых международных рейтингах Беларусь с большой вероятностью опустится на несколько позиций. И принятый правительством план действий по улучшению условий ведения бизнеса, реализация которого позволит обеспечить рейтинг Беларуси в отчете Всемирного банка «Ведение бизнеса» не ниже тридцатой позиции, не поможет. Вопрос собственности для инвесторов принципиален.

При этом Беларуси не стоит бояться оттока инвестиций. Практически нечему утекать. Накопленных входящих иностранных инвестиций в Беларуси по итогам 2012 г. не более 14,2 млрд. долл. США. Среднегодовой уровень поступления прямых иностранных инвестиций за последние пять лет застыл на уровне 2 млрд. долл. США. Беларусь однозначно может больше. Например, реформированная Польша имеет показатель накопленных инвестиций в 196 млрд. долл. В среднем она привлекает по 15-17 млрд. долл. ПИИ в год.

Волноваться необходимо об упущенных, потенциальных инвестициях, которые не поступят в Беларусь из-за той практики, которую создает действующая власть.

С другой стороны, проект закона будет касаться только тех акционерных обществ, которые основаны на государственной собственности. То есть проекты «green field/зеленого поля» (построенные с нуля) могут стать привлекательней. Но учитывая, что подход действующих властей к выделению инвесторам земли аналогичен жадному распоряжению приватизированной государственной собственностью, то ждать резкого увеличения количества проектов «зеленого поля» не приходится.

Крупные предприятия могут привлекать дополнительные средства в страну с помощью IPO (первичное размещение акций на бирже). В Беларуси не много предприятий, способных выйти на международный рынок капитала. Тем не менее, они есть. Однако запрет на формирование советов директоров (наблюдательных советов) в акционерных обществах с долей государства выше 50% ставит крест на такой инициативе. Высокий уровень корпоративного управления (в т.ч. наличие совета директоров (наблюдательного совета)) является обязательным условием для компаний, желающих попасть на биржу.

Таким образом, проект Закона о владельческом надзоре зажимает действующие власти в угол, вынуждая их использовать кредитные ресурсы для осуществления декларируемой «модернизации». Такая политика может привести к росту внешнего государственного долга до уровня порогового значения в 25% ВВП. На сегодня отношение внешнего государственного долга к ВВП составляет 22,7%, а по заверениям министра экономики Н.Снопкова, на проведение модернизации в текущем году уже заявлено 3,5 млрд. долл. США инвестиций, которые предприятия требуют от правительства. Изыскивать эти средства, как было сказано выше, неоткуда. Поэтому придется выходить на внешний рынок заемного капитала. То есть в случае проведения успешной «модернизации» и принятия Закона о владельческом надзоре, Беларусь только ухудшит свое экономическое положение

Освободили дорогу

Как было сказано ранее, инвестиции в Беларусь поступают медленно и маленькими объемами. Беларусь любят специфические инвесторы, которые понимают: здесь присутствует высокий риск, но и прибыли выше, чем в тихих гаванях. Особенно, если инвестор получил разрешение президента называться «стратегическим».

С позиции этих инвесторов белорусские законодатели очищают им дорогу с помощью проекта Закона о владельческом надзоре. Входить на рынок Беларуси становится проще. Ведь государственный представитель имеет право приостанавливать решения собрания акционеров. Либо голосовать, используя акции не зарегистрированных на собрании акционеров. Все это фактические позволяет избавиться от еще одной властной структуры в акционерных обществах – мажоритарных акционеров, которые наравне с наблюдательным советом (советом директоров) могут принимать весомые решения в управлении обществом.

Теперь так называемый «стратегический инвестор» может получить привилегии от государства не только в виде налоговых льгот, но и в получении того или иного предприятия без сопротивления акционеров.

«Во благо» белорусского народа действующая власть разрушает институт акции, который становится только источником дополнительного капитала для предприятия, но не несет под собой никакой иной функции. Теперь государство в новой обертке получило возможность управлять любым акционерным обществом без формального возврата к золотой акции.

Основные выводы

 


  1. Руководство Беларуси не интересует инвестиционный климат страны в случае столкновения властных интересов.

  2. Модель «сильная власть» для стабилизации экономики остается основой мышления властей. По их мнению, ручное управление эффективнее рыночного.

  3. Защита миноритарных акционеров с помощью владельческого надзора – это только прикрытие для максимизации государством такой функции собственности, как властные отношения.

  4. Проблема не в оттоке инвестиций, а в их потенциальном притоке.

  5. Проект Закона о владельческом надзоре создает прецедент для блокирования государственными представителями решений собрания акционеров в интересах привлекаемого государством «стратегического инвестора».

  6. Проекты «Зеленого поля/Green fields» невозможны там, где нет прав на землю. Либо там, где для получения таких прав необходимо выполнять чрезмерные условия.

  7. Снижение инвестиционной привлекательности из-за возможного принятия Закона о владельческом надзоре ставит действующую власть в положение, когда единственным способом привлечения средств в страну становятся кредиты. Лимит внешнего долга может быть преодолен. Это станет угрозой национальной экономической безопасности страны.


  8.