Обзор беседы «Либерального клуба» с советником по экономическим вопросам Посольства Республики Польша.

Вадим Можейко

28 октября 2015 года в отеле «Европа» состоялась беседа с Александром Василевским, советником по экономическим вопросам Посольства Республики Польша в Республике Беларусь, организованная «Либеральным клубом». Основным фокусом беседы был польский опыт реформ, рыночных трансформаций. 

Открыл панельную дискуссию модератор Антон Болточко, эксперт по экономике «Либерального клуба». Он напомнил, что беседа с Александром Василевским является продолжением серии мероприятий «Либерального клуба» с участием дипломатов: ранее состоялись дискуссии с послом Федеративной Республики Бразилия Ренато Л.Р. Маркесом и послом Соединенного Королевства Брюсом Бакнелом.

Польские реформы: с 1988 года и с национальным лидером.

Антон Болточко начал беседу с цитирования доклада МВФ, согласно которому именно Польша стала основным бенефициаром трансформаций 90х.

Впрочем, Александр Василевский высказался против того, чтобы делить реформировавшиеся страны по каким-то рейтингам. Что же касается польских реформ, то дипломат принадлежит к той части польских экспертов, которые считают их началом принятый в 1988 году так называемый «закон Вильчека». Инициированный предпринимателем и министром промышленности ПНР Мечиславом Вильчеком, это закон официально разрешал польским гражданам повсеместно заниматься бизнесом. По мнению Александра Василевского, эти тезисы экономических свобод и сегодня более чем актуальны для Польши и всей Европы.

Экономические трансформации Польши продолжились при демократическом правительстве, началась «эпоха Бальцеровича», шоковой терапии. Как удалось провести такие серьезные реформы? Помимо сугубо экономических факторов, Александр Василевский отметил еще два очень важных. Во-первых, это их народная поддержка, понимание населением важности и необходимости трансформаций: «Все поняли: будет бедно, будет плохо, но нужны реформы». Во-вторых, это наличие консолидирующего общество лидера с мощным кредитом доверия: «У Польши был Папа Римский и Лех Валенса … Был национальный лидер, который мог выйти и сказать: надо потерпеть».

Как белорусы ездят на результатах шоковой терапии Бальцеровича.

Потерпеть пришлось многим: принципиальным решением польского реформатора Лешека Бальцеровича был отказ от поддержки убыточных предприятий. Да, пострадавшим от сокращений выделяли незначительную социальную помощь, однако в целом предприятия в Польше в 90е массово закрывались

В результате такого положения из страны уехало 1.8 млн поляков. Естественно, это были как раз самые мобильные люди, в основном владевшие иностранными языками и в целом квалифицированные работники. Впрочем, Александр Василевский отметил, что в такой миграции нет ничего особенно страшного: людям вообще свойственно переезжать в поисках лучшего места для жизни. К тому же впоследствии это сделало возможным поддержку польской экономики диаспорой со всего мира.

Что же касается закрывшихся предприятий, то первоначальный негативный эффект постепенно сошел на нет. За 20 лет на новых местах в Польше открылись новые предприятия, производящие продукцию того же профиля, но уже принципиального нового качества. Например, на смену закрытому советскому автопрому пришло производство самых современных в Европе автобусов Solaris (белорусам они должны быть знакомы по Вильнюсу: именно на них можно доехать от вокзала до «Акрополиса»). То же касается поездов PESA из польского города Быдгощ (они, в свою очередь, возят белорусов  по маршруту Минск – Вильнюс). А старое судостроение, породившее тот самый профсоюз «Солидарность», теперь производит конкурентоспособные в Европе яхты.

От трехзначной инфляции – к 25 млрд евро инвестиций.

Результаты польской денежной реформы – одни из самых наглядных.

Перед началом трансформаций ситуация была весьма плачевной (и знакомой белорусам по кризисным годам). Так, инфляция в 1988 году составляла 160%, а в 1989 – уже более 300%. Естественно, в таких условиях все предпочитали хранить и считать деньги в валюте: в Польше была тотальная долларизация и «дойчемаркизация».

Теперь же в Польше наблюдается, напротив, дефляция 0.7%, а национальная, валюта, польский злотый, входит в пятерку самых стабильных валют мира. Неудивительно, что в мышлении поляков главной валютой стал собственный злотый, как отметил Александр Василевский. А одним из гарантов такой денежной стабильности выступила приватизированная польская банковская система.

И хотя теперь Польша и ратифицировала Лиссабонский договор, но вводить евро теперь не спешит: на фоне национальных монетарных успехов и кризиса еврозоны.

Прямые иностранные инвестиции в такую успешную экономику за прошлый год оставили 25 миллиардов евро. Хотя сначала были те же страхи, что и сейчас в Беларуси: приватизируем все предприятия – а придут богатые европейцы и всё скупят. Но Александр Василиевский отметил, что фактически лишь малая часть советского наследия способна на практике заинтересовать европейского инвестора, да и вообще, «А что инвестиция? Она остается у нас … Рискует не Польша, а инвестор».

Теперь же уже не только Польша собирает инвестиции из Европы, но и сами польские бизнесмены выходят со своим капиталом на европейский рынок.

Политика: европейский выбор и децентрализация.

«Нас за красивые глаза ни в один блок не принимали – ни в НАТО, ни в ЕС, надо было работать» – так дипломат охарактеризовал западную интеграцию Польши. По мнению Александра Василевского, с точки зрения Польши у Европы сегодня просто нет альтернативы. Что, впрочем, не отменяет трезвой оценки европейских рисков. Среди них гость «Либерального клуба» отметил рост национализма в Европе, усиление потока беженцев. Он процитировал распространенный в Польше страх: приедут беженцы-мусульмане и начнут строить в католической стране мечети.

Но в целом, по мнению Василевского, именно членство в Евросоюзе, с его большим общим рынком и конкуренцией, выступает гарантом высокого качества польской продукции.

Что же касается политики внутренней, то здесь дипломат отметил крайнюю важность прошедшей в Польше административно-территориальной реформы. Сейчас страна делится на воеводства, повяты и гмины (которые объединяют уже самый локальный уровень – например, несколько соседних деревень). В таких условиях развивается настоящее местное самоуправление. И именно оно становится бенефициаром материальной помощи ЕС – центр уже не вмешивается в ее распределение и использование. Таким образом, как подчеркнул Александр Василевский, децентрализация – «это не угроза государству, а шанс для развития человеческого потенциала».

В результате такого последовательного развития Польши, чередование политических циклов или приход к власти на недавних выборах партии «Право и справедливость» уже коренным образом не меняют выстроенную экономическую политику.

Агробизнес, образование, энергетика.

Успешным был и опыт польских реформ в сельском хозяйстве. Ключевой здсь стала частная собственность на землю. Теперь в Польше полтора миллиона частных хозяйств, это 12% от общеевропейского агробизнеса. Любопытно, что именно крестьяне больше всех боялись негативных последствий вступления в ЕС, предстоящей сертификации, отметил Александр Василевский. Однако в итоге больше всех помощи получили как раз они.

Теперь сельскохозяйственный экспорт Польши – 23 млрд евро, и 70% из них – это поставки  в страны ЕС. Благодаря труду частного бизнеса Польша вышла на 4 место в Евросоюзе по овощам, имеет отличные позиции по ягодам. А после того, как были модернизированы дороги и инфраструктура, в польских деревнях стала положительная демография: люди едут жить за город.

Отметил дипломат и успехи польского высшего образования, в первую очередь – технического. Благодаря сохранившейся школе и высоким студенческим стипендиям, польские университеты готовят специалистов, которых массово заказывают и рекрутируют немецкие компании – вот она, практическая оценка качества образования.

Об энергетической сфере Александр Василевский высказался философски: «С нефтью как с женщиной надо обходиться – ухаживать, а не эксплуатировать». Что же касается газа, то основным поставщиком пока всё еще остается Россия. Однако Польша активно разрабатывает собственные месторождения и недавно вложилась в постройку терминала по приему сжиженного газа, подписав соответствующий контракт с Катаром. А в целом «суть не в сырье, а в том, сколько ты с одной единицы газа получаешь электричества».

Польша и Беларусь: возможности для бизнеса.

Польский дипломат не видит препятствий как для польского бизнеса в Беларуси, так и для белорусского бизнеса в Польше. Зато видит ниши: экономический советник считает разумным продвигать на польский рынок белорусскую деревообработку, сельское хозяйство, одежду изо льна («но надо над дизайном поработать»), ну а IT-бизнес и так уже прекрасно продвигается сам. А на полках польских супермаркетов Александр Василевский хотел бы видеть белорусскую молочную продукцию.

Что же касается ведения бизнеса в Беларуси, то дипломат отметил весьма привлекательные условия для инвестиций в малых городах и свободных экономических зонах.

Есть ли польская социально-экономическая модель?

В конце дискуссии свои вопросы гостю задал не только модератор, но и все желающие.

Антона Болточко интересовало как избежать торможения реформ их первыми бенефициарами – бывшими чиновниками и новыми олигархами? Александр Василевский отметил важность оперативного создания в реформируемой стране антикоррупционных  организаций, активную роль свободных медиа и нового частного сектора, малого и среднего бизнеса, который будет заинтересован защищать вместе с реформами сам себя.

Интересовал гостей «Либерального клуба» и рецепт «польской социально-экономической модели». Но дипломат отверг такую формулировку: нет никакой особой польской, модель одна: честно работаешь – нормально зарабатываешь.

Однако Александр Василевский согласился со студентом Максимом Стефановичем, который напомнил, что есть и такое мнение: после 25 лет реформ Польше всё еще предстоит много работы, чтобы прийти в настоящей рыночной экономике. Советник посольства считает, что теперь пора «снизить налоговую нагрузку, чтобы дать малому бизнесу закрепиться». Отдельно Александр Василевский выделил важность либерализации налоговой политики для развивающегося IT-сектора.