Антон Болточко

Опубликовано на сайте Белгазета

За три дня до наступления 2014г. президент подписал указ N576, который уточняет некоторые показатели госбюджета Беларуси, а также вносит изменения в ранее принятые документы. Корректировка бюджета, который де-факто потерял звание главного финансового документа страны (изменение его показателей может происходить несколько раз в год), менее интересна в сравнении с технологией рефинансирования отечественных банков, также изложенной в указе, подписанном главой государства.

Указ предписывал за 3 дня до конца года провести выпуск государственных долгосрочных облигаций в белорусских рублях, которые будут проданы ОАО «Банк развития Республики Беларусь» (далее - Банк развития) и ОАО «Белорусский банк развития и реконструкции «Белинвестбанк» (далее - «Белинвестбанк»). Причем Банк развития получает облигации на сумму Br1 трлн. с выплатой процентов в соответствии со ставкой рефинансирования, а «Белинвестбанк» получает беспроцентные облигации только Br0,6 трлн.

Используя долговой инструмент гособлигаций, Минфин изымает часть средств со счетов Банка развития и «Белинвестбанка» на сумму Br1,6 трлн., чтобы их потом вернуть. Указ дает четко понять, что Минфин должен внести в качестве денежного вклада в уставной фонд Банка развития Br2,8 трлн. (Br1 трлн., полученный от ранее описанной нами сделки по продаже гособлигаций, и Br1,8 трлн. из остатков средств государственного целевого бюджетного фонда национального развития), в уставной фонд «Белинвестбанка» - те же Br0,6 трлн., за которые он приобрел гособлигации.

Зачем делать столько телодвижений (выпускать облигации и только потом направлять полученные от их продажи средства в купившие их банки) только для того, чтобы пополнить уставные фонды? Во-первых, уставные фонды можно было пополнить и с помощью обычных бухгалтерских операций. Во-вторых, использование гособлигаций повышает государственный внутренний долг, который на 1 декабря 2013г. и так составил Br33,6 трлн., увеличившись с начала года на Br7,7 трлн., или на 29,9% (с учетом курсовых разниц). При этом лимит внутреннего госдолга, установленный законом о бюджете-2014, составляет Br50 трлн. Хотя он и был увеличен президентом в указе N567 на Br12 трлн., это не изменяет того положения, что последнее время правительство все чаще начало прибегать к разного рода долговым инструментам. Последние, в свою очередь, не улучшают финансового положения страны.

Судя по всему, гособлигации были использованы для того, чтобы правительство имело возможность изъять эти средства в случае необходимости в течение года. В указе упомянуто о том, что гособлигации долгосрочные, однако нигде нет оговорки, на какой именно период они выпускаются. Поэтому Минфин может таким образом перестраховываться на случай резкой нехватки средств в наступившем году.

Однако это не единственное объяснение. Использование гособлигаций позволяет завуалировать факт рефинансирования госбанков из бюджета и за счет денежной эмиссии. Ведь МВФ и Всемирный банк не раз осуждали белорусское правительство за то, что оно использует бюджетные и эмиссионные деньги для поддержания стабильности своих банков. В одном из докладов Всемирный банк даже указал конкретные цифры таких операций: в 2005г. это было 1,1% ВВП, в 2008г. - уже 2,4% ВВП, в 2010г. - снижение до 1,3% ВВП, а в 2011г. - рекордные 5,3% ВВП.

Кроме Банка развития и «Белинвестбанка» щедрая рука Минфина еще коснется «Беларусбанка» на сумму Br0,5 трлн. и «Белагропромбанка» на Br0,2 трлн. При этом никаких операций с гособлигациями осуществляться не будет, деньги в очередной раз возьмут из остатков средств фонда национального развития, образовавшихся на 1 января 2013г.

Козыри

Банк развития после операций с облигациями Минфина обратно получил транш не в Br1 трлн., а в Br2,8 трлн. Сделано это было с определенной целью, которая скрывается за статусом банка в финансовой системе страны.
Несмотря на то что Банк развития в своем названии имеет слово «банк», таковым он на самом деле не является. Согласно указу N261 от 21 июля 2011г., ОАО «Банк развития Республики Беларусь», учредителями которого являются Совмин и Нацбанк, «не является банком, небанковской кредитно-финансовой организацией в значении, определенном в статьях 8 и 9 Банковского кодекса Республики Беларусь, и при его создании, реорганизации и ликвидации не применяются требования законодательства, предусмотренные для банков и небанковских кредитно-финансовых организации?».

Учитывая, что Банк развития не является банком, показатели его деятельности не входят в официальную статистику банковской системы. А это значит, что, например, если требования банков к экономике за 11 месяцев 2013г. возросли на 26% (план по году составлял 17-20%), то суммы, на которые прокредитовал экономику Банк развития, в этот показатель не входят. В случае если Банк развития учитывался бы в этой статистике, тогда итоговая цифра за 11 месяцев могла бы быть на уровне 30-31%, а по итогам года превысить 33-34%.

Банк развития скрывается и от других показателей финансовой системы, которые, по задумке авторов идеи создания такого «банка» (кстати, ими были эксперты МВФ и Всемирного банка), не должны были быть испорчены из-за того, что через него планировалось «канализировать» плохие активы белорусских банков. Однако правительство Беларуси заявило экспертам Всемирного банка, что Банк развития будет фактически конкурировать с другими коммерческими банками за ресурсы, получаемые от правительства, и не будет превращаться в так называемый «мусорный банк». Однако в таком случае следовало бы вывести Банк развития из тени, но кто откажется от желания иметь такую бухгалтерию, в которой учтены многие финансовые операции, необходимые для поддержания относительной финансовой стабильности в стране и невидимые для статистики.

На этот раз с помощью указа N576 Банк развития был задействован для очистки балансов «Белагропромбанка» и «Беларусбанка». На те деньги, которые он получил обратно от Минфина за покупку гособлигаций (Br1 трлн.), Банку развития «рекомендуется» выкупить обратно часть своих облигаций, в 2012г. проданные «Беларусбанку» и «Белагропромбанку» на сумму Br4,7 трлн.

Часть денег (Br1,15 трлн.), полученных сверх Br1 трлн. (т.е. Br1,8 трлн. из остатков средств фонда национального развития), «рекомендуется» направить на покупку кредитов, которые были выданы «Белагропромбанком» под инвестпрограммы правительства. При этом список этих кредитов должно было определить само правительство до 31 декабря 2013г., а потери Банка развития от выкупленных кредитов (если таковые возникнут из-за неспособности должника вернуть долг) поручено покрыть за счет бюджета.

Еще Br0,2 трлн. пойдут на выкуп облигаций местных исполнительных органов власти, что явно позволит им пополнить свои бюджеты для наполеоновских задач года Лошади. Остаток в Br0,45 трлн. указ никуда не рекомендует направлять, поэтому можно лишь предположить, что эти деньги будут использованы как часть процентов по погашению облигаций самого Банка развития, проданных «Белагропромбанку» и «Беларусбанку». Однако какой-то осадок от этих денег с большой вероятностью может остаться в «не банке». Таким образом, правительство использует свой козырный туз для того, чтобы исправлять ошибки экономической системы. Однако в удивительной бухгалтерии Банка развития могут скрываться и другие, более интересные факты.