Никита Беляев

Опубликовано в «Экономической газете»

С конца февраля возобновились разговоры о необходимости улучшения условий для ведения бизнеса в стране. В частности, подготовлен проект директивы президента «О дополнительных мерах по развитию предпринимательской инициативы и стимулированию деловой активности в Республике Беларусь». Стоит ли бизнесу ожидать очередную волну либерализации? 

Проект новой директивы содержит ряд мер, давно ожидаемых белорусским бизнесом: введение равных условий ведения предпринимательской деятельности, защита прав собственности, развитие конкуренции и сокращение числа административных процедур. Это вселяет определенный оптимизм, хотя, как показывает опыт прежних лет, подготовка и принятие любого нормативного акта не являются залогом его исполнения. Попытки либерализовать условия ведения бизнеса в стране принимались неоднократно и порой небезуспешно. К примеру, очевидный прогресс достигнут в процессе регистрации бизнеса. С другими, и прежде всего равенством форм и защитой прав собственности, дела обстоят похуже.

Принятая более 4 лет назад Директива № 4 «О развитии предпринимательской инициативы и стимулировании деловой активности в Республике Беларусь» тоже вселяла большие надежды. До сих пор власти часто ссылаются на нее как на пример своей работы по улучшению бизнес-климата. Напомним, в процессе подготовки Директивы № 4 было создано несколько проектов. Многие не верили в возможность принятия нормативного акта, предусматривающего последовательную либерализацию экономики. Тем не менее он появился.

Директива № 4 состоит из 9 разделов, каждый из которых содержит мероприятия по улучшению отдельных аспектов бизнес-климата. Персональная ответственность за ее выполнение была возложена на премьер-министра, председателя Правления Нацбанка, председателей облисполкомов и Минского горисполкома, а контроль — на КГК. Такой уровень ответственности первых лиц государства за выполнение Директивы № 4 должен был обеспечить высокую эффективность в ее реализации. Что же получилось на самом деле?

Проведенное в начале 2012 г. общественным объединением «Либеральный клуб» мини-исследование на основании данных Совмина показало, что за год документ был исполнен лишь на 10,9%. Если следовать логике властей, заявляющих о подготовке новой директивы, то, вероятно, по прошествии 4 лет цели и задачи Директивы № 4 исполнены полностью — тем более что большинство предусмотренных мер были рассчитаны на 2011—2012 гг. Иначе зачем издавать еще один документ такой же направленности и содержания?

Этот вопрос, как показало наше новое исследование, пока остается риторическим. Из 189 мероприятий Директивы № 4, по данным на март 2015 г., исполнено лишь 30, из которых 4 и вовсе снято с контроля. То есть всего исполнение составило лишь на 15,87%, а по сравнению с 2012 г. эффективность реализации — 4,97%.

В таблице приведены данные по исполнению каждого из пунктов Директивы № 4:

Директива №4

Во-первых, относительно активно нормы Директивы № 4 воплощались в жизнь только в первые годы — особенно в 2011-м. Затем наступило замедление вплоть до фактической остановки, а в некоторых аспектах — даже поворот вспять.Приведенные данные позволяют сделать несколько основных выводов.

Во-вторых, несмотря на закрепление ответственности за реализацию Директивы № 4 за определенными должностными лицами и госорганами, никто из них не был наказан за неисполнение поручений — в отличие от повышенного внимания к модернизации промышленности и реализации отдельных проектов.

В-третьих, исполнение некоторых пунктов Директивы явно было интересно властям, а других не очень, а потому дело ограничилось лишь декларациями. Впрочем, наши подсчеты позволяют оценить только количественные, а не качественные изменения в различных сферах.

В-четвертых, Директива № 4 по своему характеру не является документом прямого действия. Для исполнения ее мер необходимо принятие соответствующих нормативных актов, от которых зависит реальное появление позитивных изменений. Так, одним из наиболее успешно реализованных стал пункт № 7. Кадровое делопроизводство действительно удалось упростить, документооборот сократить, наниматели получили больше самостоятельности в определении условий оплаты труда работников. Тем не менее кардинальных сдвигов в сфере трудовых отношений не произошло.

Истинное отношение государства к Директиве № 4, да и в целом к идее либерализации экономики, демонстрирует отсутствие мер по реализации некоторых пунктов за последние 3 года. Так, мало что изменилось в сфере контрольно-надзорной деятельности и поддержке малого предпринимательства. Меры по развитию государственно-частного партнерства за все время действия Директивы № 4 ограничивались разговорами и совещаниями. Все это обусловлено рядом особенностей белорусской системы государственного управления и прежде всего — в постановке целей и задач.

Разработанные в недрах госаппарата документы часто сталкиваются со сложностями при принятии и воплощении в жизнь. Их то блокируют, то не создается необходимых условий и поручений. Основные причины здесь две. Прежде всего у чиновников нет ни желания, ни стимулов проводить реформы. Скорее наоборот, они всячески стремятся избежать изменений и сохранить статус-кво в экономике.

Вторая, не менее важная причина — пока у белорусских властей существует возможность получать нефтяную ренту как бонус от взаимоотношений с Россией, выгоды от реформ кажутся призрачными, сомнительными и рискованными. Только если этот источник иссякает, экономические и политические риски вырастают, и заходит речь в каких-то сдвигах.

Таким образом, история исполнения Директивы № 4 и планы разработки ее сиквела наталкивают на мысль о том, что у нашего государства появляется потребность в либерализации лишь в момент нарастания кризисных явлений. Как только наступает улучшение, эти идеи забрасываются на дальнюю полку — до следующего кризиса, в надежде, что он не состоится, или, если уж грянет, то окажется не слишком затяжным и глубоким.