Антон Болточко


Опубликовано в «Белгазета»


В августе белорусы пошатнули банковскую систему, сбежав со своими вкладами в белорусских рублях. Однако это потрясение могло быть контролируемым со стороны явлением. 


Согласно данным Нацбанка, за последний месяц лета население сняло со срочных счетов почти Br4,6 трлн. Если в расчет принять переводные депозиты, то из системы утекло Br6,3 трлн., или 12,7%. Это антирекорд текущего года. Однако внимание должен привлекать не объем оттока вкладов, а другое - реакция банковской системы и ее мегарегулятора - Нацбанка - на произошедшее.


Похожий шок система переживала не единожды: ноябрь 2012г., август 2013г., декабрь 2014г. Последний кризис был особенно чувствителен для финансовой системы страны. Парад девальваций в регионе оказал сильнейшее давление на курс национальной валюты. А созданная спекулятивная пирамида вкладов предвещала серьезные проблемы с ликвидностью в случае потери доверия ее участников. На деле так и произошло, приведя к неминуемым последствиям в преддверии празднования Нового года.


После каждого набега граждан на банки, Нацбанк сразу же стремился повысить ставку на кредитно-депозитном рынке. В отдельных случаях даже в 2 раза. Предсказуемо - деньги возвращались в систему, простимулированные жаждой наживы, а главный банк страны попадал в созданную им же ловушку: захочешь снизить ставки на рынке - получишь отток ликвидности. В таких условиях выполнить требования правительства и бизнес-сообщества о снижении процентных ставок на кредитном рынке было невозможно.


ХОЛОДНЫЙ РАСЧЁТ


Политика Нацбанка в момент августовского кризиса кардинально отличалась от того, что делало прошлое руководство мегарегулятора. Был совершен волевой и достаточно профессиональный шаг.


Во-первых, несмотря на потерю 12,7% от всех депозитов физлиц в нацвалюте, средняя процентная ставка на рынке осталась на том же уровне, что и месяц назад - 25,5% годовых. Желание коммерческих банков повысить процент по привлекаемым средствам для борьбы с оттоком вкладчиков было задушено Нацбанком на корню. Главный банк страны позволял себе прибегать к административным мерам для предотвращения развития такого сценария.


Так, предельная ставка по депозитам была ограничена 30%, а потом и вовсе 29% годовых. Таким образом, если раньше стимулом к возврату средств в систему были высокие процентные ставки, то теперь было принято решение не запускать очередной цикл «высокая ставка-прирост депозитов». Недостаток ликвидности должен был покрываться через инструменты мегарегулятора - такова была стратегия. Учитывая, что именно он устанавливает процентные ставки по ним, это сразу же повышало возможности Нацбанка по регулированию денежно-кредитной системы.


Во-вторых, систему необходимо было очистить от спекулятивного капитала - тех депозитов, которые располагаются в системе из-за высокого процента и очень чувствительны к его изменению. Отчасти это удалось: согласно структуре новых вкладов, доля депозитов со сроком хранения до 3 месяцев снизилась с 76,2% в январе до 60,6% в июле и 47,6% в августе. При этом у физлиц остается доверие к банковской системе и расчет на долгосрочную выгоду с учетом снижающейся инфляции: объем новых вкладов в августе остался примерно на том же уровне, что и в июле - Br6,2-6,5 трлн. Хотя эта цифра остается на 20% ниже уровня начала года, когда приток вкладов был простимулирован спекулятивными ожиданиями.


На этом фоне интересной является динамика депозитов в инвалюте. Физлица увеличили их объем за последний отчетный месяц только на $162,6 млн. - до $8,3 млрд. Учитывая динамику оттока вкладов со счетов в нацвалюте, практически половина средств вернулась в банковскую систему. Другая половина, особенно учитывая объем покупки населением валюты в августе, - осталась на руках граждан, формируя неприкосновенный запас на черный день. Приблизительная оценка полученных расхождений в движении средств - не менее $110 млн. И именно они могут пойти в ход, когда деньги у населения совсем закончатся. Это же позволит наполнить систему валютой, которой так не хватает. Пусть даже ненадолго.


Таким образом, Нацбанку в краткосрочном периоде удалось не допустить паники на рынке и удержать банковскую систему на плаву. Процентные ставки не повышены, отток вкладов из системы приостановлен. Промежуточный результат зафиксирован. Однако расслабляться не стоит. Проблемных вопросов еще достаточно много.


СИЛА ОБСТОЯТЕЛЬСТВ


Но не только холодный расчет Нацбанка помог ему временно разобраться с возникшими трудностями. Сложившиеся с начала года обстоятельства также оказали значительное влияние.


Так, еще в конце 2014г. белорусы ощутили на себе внутреннюю девальвацию - темп прироста доходов населения резко сократился. Если раньше зарплата росла по 20-30% в год, то после усиления кризисных веяний темпы упали до 2-5%.


Как итог, к августу на руках у населения осталось не так много наличности, чтобы стать серьезной угрозой для финансовой системы. Однако предварительно оценить объемы возможного спроса граждан на валюту было практически невозможно. Поэтому оставался риск повторения декабря 2014г., когда только ленивый не конвертировал свои сбережения, накопленные за тучные годы директивного роста зарплат, в доллары США, евро и российские рубли.


Малый объем денежных средств на руках населения также подтверждают итоги работы валютной биржи в сентябре текущего года. Курс белорусского рубля за этот месяц просел к корзине валют на 1,99% (к доллару США на 1,35%, к евро на 1,47%, к российскому рублю на 2,88%). Но это не помешало белорусам продать на $14,2 млн. больше, чем купить. И это после рекордной в текущем году чистой покупки валюты в прошлом месяце. Доверие к нацвалюте так быстро не возвращается, поэтому наиболее вероятная версия - отсутствие средств на повседневные потребности.


Вторым немаловажным обстоятельством стало состояние самой банковской системы. Нацбанк в первой половине года удовлетворял практически все потребности в наполнении банков деньгами. Вдобавок к этому, сокращение объемов кредитования на фоне все еще растущих поступлений средств от населения на депозитные счета приводило к возникновению избыточной ликвидности. И после того как начался ее отток в связи с августовскими событиями, банки не оказались опустошены подобно декабрю прошлого года, а вполне спокойно реагировали на происходящее.


Перечисленные обстоятельства на самом деле являются итогом проводимой политики как Нацбанком, так и правительства Беларуси с начала года. Сложно сказать, что все случившееся - это изначально продуманная стратегия, однако воспользоваться ситуацией регуляторам однозначно удалось.