Евгений Прейгерман

Опубликовано в журнале "Абажур"

В недемократических режимах понятие «выгода» в отношении социально значимых явлений зачастую не имеет экономического измерения. Там важно не чтобы дебет с кредитом сошлись, а чтобы власть была под амбарным замком.

Такое отношение в Беларуси и к средствам массовой информации. На рупор власти денег не жалко. Было бы только из чего эти деньги давать!

Но вот когда рупор начинает барахлить, то и деньгами его не спасешь.

Бюджетные расходы на СМИ – крупные семечки

Справедливости ради нужно заметить, что бюджетные расходы на СМИ в Беларуси сравнительно не такие уж и большие. Закон «О республиканском бюджете на 2013 год» выделяет на нужды средств массовой информации около 669 млрд. рублей. В пересчете на евро (по курсу Национального банка в середине октября) это всего около 60 миллионов. Из них 47 млн. евро будут потрачены на поддержку телевидения и радиовещания, на развитие периодической печати и издательства – 6,4 млн. евро, а на «прочие вопросы в области средств массовой информации» – 7,7 млн. евро.

Еще немного денег СМИ получат из небольших статей расходов бюджета-2013, которые связаны с прикладными исследованиями и вопросами религии.

Таким образом, если в 2013 году не будет очередной существенной девальвации белорусского рубля (которая, правда, вполне вероятна), то государственные СМИ увидят чуть-чуть больше денег налогоплательщиков, чем в предыдущие годы. В 2012 году республиканский бюджет средств массовой информации составил более 45 млн. евро (по курсу на начало года). А годом ранее – около 54 млн. евро.

На фоне некоторых других статей расходов белорусского бюджета отчисления на средства массовой информации выглядят «семечками», хотя и достаточно крупными. Для сравнения: на содержание органов государственной безопасности в 2013 году будет потрачено 776 млрд. рублей (около 70 млн. евро). На обеспечение жизнедеятельности органов внутренних дел – 4,1 трлн. рублей (376 млн. евро). А на финансирование хронически неэффективного сельского хозяйства из республиканского бюджета уйдет 6,8 трлн. рублей (615 млн. евро).

Да и один только резервный фонд президента в три раза превышает запланированные на следующий год расходы на СМИ. Его объем составит 1,9 трлн. рублей или где-то 174 млн. евро.

Будут подсолнухи – будут и семечки

Однако, отмечая сравнительно небольшие объемы государственного финансирования СМИ, необходимо делать, как минимум, три оговорки.

Во-первых, речь в любом случае идет о десятках миллионов евро налогоплательщиков. И даже если на фоне некоторых других статей бюджета это всего лишь «крупные семечки», то все равно возникают закономерные вопросы: Почему эти средства тратятся так, как они тратятся? Почему лишь отдельные издания и теле-радиостанции имеют подушку финансовой безопасности в виде денег налогоплательщиков, которые им щедро выделяют государственные бюрократы? И почему другие такой подушки безопасности не имеют?

Во-вторых, медиарынок Беларуси очень скромен по сравнению даже со странами-соседями. Для него и 60 млн. евро – это громадная сумма. За счет низких зарплат сотрудников и отсутствия постоянной модернизации инфраструктуры государственные СМИ могут покрывать значительную часть всех своих расходов.

В-третьих, если бы у белорусских властей была возможность выделять на подконтрольные им СМИ большие ресурсы, они делали бы это без особых раздумий. Так сказать, были бы подсолнухи, и семечки бы находили.

Другое дело, что бюджетный пирог ограничен. Белорусская экономическая модель не позволяет генерировать настолько высокие доходы, чтобы завалить СМИ и другие важные для властей сферы бесконечными потоками денег.

Поэтому руководству Беларуси приходится более реально взвешивать потребности в финансировании. Приходится расставлять приоритеты. А на шкале приоритетов, скажем, органы внутренних дел все же имеют больший вес. Ведь именно дубинка в рамках авторитарной системы Беларуси является аргументом последней инстанции.

Главное для властей – сохранять внутреннюю легитимность

При всем при этом средства массовой информации, безусловно, служат главным пропагандистским столпом существующего в стране политического режима. По крайней мере, пока.

Все эти годы именно средства массовой информации, в первую очередь телевидение, объясняли рядовому гражданину, насколько родное государство его любит и лелеет. Особенно во время различных избирательных кампаний. Поэтому роль СМИ для государства поистине сакральна.

А это уже к вопросу о выгодности бюджетного финансирования. Здесь выгода не может измеряться банальными экономическими категориями: столько-то вложил – столько-то получил на выходе.

Повторюсь: государство, имей оно такую возможность, с радостью вбухивало бы в лояльные СМИ на несколько порядков большие суммы. Потому что государственные СМИ обеспечивают самое главное – поддержание внутренней легитимности власти.

А именно благодаря внутренней легитимности, т.е. принятию большинством населения страны существующих в ней политических реалий, недемократическая власть может позволить себе вызывающее поведение на международной арене и репрессии дома. Поэтому за внутреннюю легитимность власти готовы платить любую цену.

Застой и упадок госСМИ – налицо

Правда, в последнее время все более очевидным становится застой СМИ, плотненько сидящих на бюджетном финансировании. Для того чтобы это обнаружить, достаточно просто периодически пролистывать ведущие государственные газеты и посматривать главные телеканалы страны.

Погрязнув в тотальном монополизме, бюрократии и отсутствии свободы слова, они с каждым годом становятся все менее оригинальными и все более кондовыми. Их популярность среди белорусской аудитории, пожалуй, наименьшая за последние годы.

Так, по данным Лаборатории аксиометрических исследований НОВАК, на которые в своей публикации «Все есть число» на портале Mediakritika.by ссылается Эдуард Мельников, абсолютным лидером зрительских предпочтений на протяжении нескольких лет в белорусском телепространстве является ОНТ. Его среднесуточная доля от общего числа зрителей равна почти 25%. На втором месте – НТВ-Беларусь (около 18%), на третьем – РТР-Беларусь (почти 14%), на четвертом – Беларусь-2 (менее 10%), на пятом – Беларусь-1 (менее 8%). СТВ находится на последнем месте с менее чем 5%.

Из приведенных данных хорошо видно, что популярностью у белорусских телезрителей пользуются те каналы, которые большей частью ретранслируют программы российских каналов (ОРТ, НТВ, РТР). Чисто белорусские каналы являются аутсайдерами в списке предпочтений белорусов. При этом из «чисто белорусских» больше всего смотрят Беларусь-2, в эфире которого широко представлена спортивная тематика.

То есть граждане Беларуси преимущественно выбирают развлекательные программы и телесериалы российского производства. А из белорусского предпочитают в лучшем случае спорт (хотя во время трансляций английской футбольной Премьер-лиги на Беларусь-2 наша страна представлена лишь только минскими комментаторами).

Фактически эти данные свидетельствуют и о том, что поддерживаемые средствами налогоплательщиков госСМИ перестают выполнять свою главную функцию с точки зрения государства: функцию эффективного пиара популярных и не очень популярных решений властей.

Наше все – холдинги. Теперь и в СМИ

Разумеется, что сами власти не могут не реагировать на очевидную деградацию подконтрольных им средств массовой информации. Они позволяют лояльным СМИ все, но только не срыв системы государственной пропаганды.

Одним из способов преодолеть застой и неэффективность государственных СМИ руководство Беларуси видит учреждение медиахолдингов. В сентябре министр информации Олег Пролесковский заявил, что ведется работа по созданию общественно-политического издательского дома, куда войдут пять главных газет страны: «Советская Белоруссия», «Народная газета», «Республика», «Белорусская нива» и «Знамя юности». Ранее также сообщалось о создании медиахолдинга культурной направленности.

В целом, тема медиахолдингов является частью тренда по холдингизации всей белорусской экономики. Официальный мотив – провести модернизацию и повысить эффективность отраслей экономики. Сделать это предлагается за счет присоединения отстающих предприятий к более успешным и передачи последним функций управления всем объединенным производственным комплексом.

В перспективности холдинговой модели для экономики Беларуси есть большие сомнения. В частности, она может привести к еще большей монополизации различных секторов и, как следствие, консервации неконкурентоспособных производств.

Ситуация же с медиахолдингами еще более пессимистичная. Ведь в конечном итоге ни измененная организационная форма, ни даже еще большие бюджетные вливания не способны дать СМИ самое главное – свободу слова.

Так что белорусским властям не остается ничего, кроме как продолжать подпитывать государственные СМИ деньгами налогоплательщиков. И вопрос здесь не в выгоде, а в элементарной безальтернативности.