Антон Болточко


Опубликовано на сайте Белгазета

Нацбанк отчитался о состоянии золотовалютных резервов страны по итогам октября. Даже несмотря на то, что Беларусь в этом месяце продолжала оплачивать долги, а также нивелировать валютный рынок, государственная «подушка безопасности» увеличилась в размерах. 


Золотовалютные резервы (ЗВР) в определении МВФ за октябрь 2014г. увеличились на $19,3 млн., достигнув $6023,9 млн. По итогам сентября т.г. уровень резервов был зафиксирован на отметке $6004,6 млн., резко снизившись за последний летний месяц на $284,9 млн. Судя по всему, планка в $6 млрд. имеет какой-то сакральный смысл для главного банка страны. Подобное можно было наблюдать на протяжении всего 2012г. и в начале 2013г., когда золотовалютные резервы страны тестировали на прочность уровень в $8 млрд. Однако, как только кредитные ресурсы закончились, а внешние рынки не приносили должной прибыли стране на фоне высоких выплат по ранее взятым на себя обязательствам, ЗВР за 6 месяцев сократились с $8 млрд. до $6,5 млрд.


Определенные психологические планки обычно являются искусственно созданными. Поэтому и текущая поддержка ЗВР на уровне $6 млрд. - не более чем очередной каприз Нацбанка. Ведь его глава Надежда Ермакова пообещала пополнить резервы уже к концу года. «Мы просчитываем, что на конец года наши золотовалютные резервы будут на том же уровне, что и в начале года» - заявила она в конце октября в ходе прямой телефонной линии. Для этого необходимо их увеличить с текущих $6 млрд. до $6,7 млрд., что практически невозможно без внешних валютных вливаний. Вероятнее всего, из-за этого Нацбанк прибегает к экстравагантным методам пополнения резервов.


Из пустого в порожнее 


Резервы в определении МВФ - наиболее ликвидные из всех резервов, существующие в стране. Реальный же размер «подушки безопасности» отражают резервы в национальном определении, которые за октябрь 2014г. серьезно просели: с $7,2 млрд. до $6,7 млрд. Нацбанк совершил обычный перевод одних резервов в другие, что подтверждается в официальном пресс-релизе: «Поддержанию уровня золотовалютных резервов способствовали размещение валютных облигаций Министерства финансов Республики Беларусь на внутреннем рынке страны, а также перевод нерезервных активов в резервные». То, что главный банк страны называет «перевод нерезервных активов в резервные», на самом деле есть не что иное, как: 1) перевод «прочего золота» в монетарное золото, которое учитывается как более ликвидное, поэтому записывается в состав ЗВР в определении МВФ (за октябрь - $94,8 млн.); 2) конвертирование резервов в инвалюте, номинированной не в долларах США, в доллары США, что, соответственно, позволяет такие резервы записать в состав ЗВР в определении МВФ (за октябрь - $387,9 млн.).


Справедливости ради отметим, что сокращение резервов в золоте (в разном их выражении) также вызвано падением цен на этот драгоценный металл на мировом рынке. Однако надо учитывать, что цены на мировом рынке за октябрь упали только на 3,6%, что намного меньше, чем сокращение стоимости этого металла в составе ЗВР Беларуси.


В пресс-релизе от Нацбанка упоминаются валютные облигации от Минфина, которые якобы смогли поддержать резервы страны. Однако, согласно данным самого Минфина, в октябре были размещены облигации в долларах США на сумму всего $20 млн., в евро - на 14,8 млн. (против $49,1 млн. и 21,7 млн. евро в сентябре т.г.). Сюда же можно добавить трехлетние ГДО от Минфина, также размещенные в октябре на сумму $47 млн. Но эти средства с трудом покрывают обязательства перед МВФ по кредиту stand-by в размере $81,7 млн., которые Минфин выплатил за этот месяц. Так что ценные бумаги от Минфина только в незначительной степени повлияли на стабильность ЗВР Беларуси.


Так что Нацбанк по-прежнему создает иллюзию роста золотовалютных резервов, которые на самом деле продолжают сокращаться после позитивного шока в виде российского кредита в середине года. Позитивный шок - это кредит от банка ВТБ и правительства России, которые позволили подтолкнуть объем резервов вверх: с $5,4 млрд. на 1 июня до $6,4 млрд. на 1 июля т.г. Но этого надолго не хватило.


Ненужная трата времени


Если предположить, что действия Нацбанка по переводу одних резервов в другие направлены на достижение иных целей, кроме искусственной поддержки ЗВР на определенном уровне, то что это может быть?


Возможно, главный банк страны таким образом повышает ликвидность своих резервов для удобства расчетов. Особенно учитывая зависшие долги на ближайший месяц в размере $727,0 млн. Однако такая процедура может проходить в течение месяца и не обязательно с помощью нее формировать какой-то определенный уровень ЗВР в определении МВФ.


Есть вероятность, что Нацбанк просто пересматривает структуру ЗВР в национальном определении, где присутствует разная валюта (не только доллар США) в связи с девальвацией российского рубля для минимизации рисков. Наравне с этой версией есть еще достаточно технических причин, которые могут лечь в основу действий Нацбанка. Однако это не отменяет главного вопроса: зачем все это делать?


Вне зависимости от того, в каком определении будут посчитаны ЗВР, больше их от этого не станет, поэтому Нацбанку не стоит тратить время на всякого рода ухищрения в статистическом учете, чтобы оправдать промахи своей политики или минимально прикрыть дисбалансы в экономике.


Главному банку необходимо сосредоточиться на решении проблем, которые являются причиной сокращения ЗВР. В первую очередь - высокая инфляция. Эксперты Всемирного банка установили новый прогноз по инфляции для Беларуси на 2014г. в размере 19,9%, в то время как Нацбанк и правительство продолжают болеть «wishful thinking» (выдавать желаемое за действительное), ожидая к концу года инфляцию на уровне 16-17%.


А ведь именно инфляционное бремя является одной из причин сокращения ЗВР. Инфляция оказывает давление на курс рубля, который в реальном выражении из-за медленной девальвации укрепляется. Экспортеры при этом теряют конкурентное преимущество на внешних рынках - страна недополучает валютную выручку, и это на фоне того, что серьезные объемы прямых иностранных инвестиций обходят нашу страну стороной. Эти обстоятельства фактически прижимают официальные власти к стенке: либо девальвируй нацвалюту, либо сокращай инфляцию.


Первое - для властей не выход. Слишком серьезные социальные последствия несет ускорение девальвационных процессов для страны, которая всего пару лет назад пережила 3-кратное обесценивание своей валюты. Поэтому из ЗВР ежемесячно уходят десятки, а возможно, и сотни миллионов долларов для проведения плавной девальвации рубля по 1-1,5% в месяц.


Второе - сокращение инфляции - более перспективное направление. Кстати говоря, даже если власти и решились бы на ускорение девальвации рубля, то без серьезного сдерживания инфляции у них не вышло бы убрать сложившийся дисбаланс в экономике. Через какое-то время, в случае работы печатного станка с той же скоростью, инфляция опять бы набрала обороты, и рубль необходимо было бы обесценить еще раз.