Памятная записка «Либерального клуба» № 14/2013

Анна Ващило

Министр по налогам и сборам Беларуси Владимир Полуян в августе 2013 г. заявил, что объем теневой экономики в Беларуси оценивается в 8-10% от ВВП. Ранее, в 2007 г., заместитель министра по налогам и сборам Василий Каменко утверждал, что доля теневой экономики в Беларуси составляет около 15% ВВП.

Неужели за 6 лет нашей стране удалось сократить масштабы теневой экономики почти в 2 раза?

Международные оценки

По оценкам известного австрийского экономиста Фридриха Шнайдера, на разработки которого опираются Всемирный банк и Международный валютный фонд, доля теневой экономики в Беларуси в 2007 г. составляла 53% от ВВП. В своем исследовании «Shadow Economies All over the World» под теневой экономикой Шнайдер понимает легальную рыночную деятельность (без учета преступного бизнеса), скрытую от властей ради ухода от налогов, из-за жестких норм рынка труда и т.д. Для оценки масштаба теневой экономики в стране Шнайдер использует эконометрическую модель DYMIMIC (Dynamic Multiple Indicators Multiple Causes Model).

В исследовании «Shadow Economies All over the World» были проанализированы объемы теневой экономики в 162 странах за период 1999-2007 гг.

В этом году было опубликовано новое исследование этого ученого «The Shadow Economy in Europe, 2013», в котором рассматриваются объемы теневой экономики в 31 европейской стране с 2003 по 2013 гг. К сожалению, в этом исследовании теневая экономика в Беларуси не анализируется.

Что же касается других стран, то средний уровень теневой экономики в 27 странах-членах Европейского союза составил в 2013 г. 18,4 % от ВВП. Среди этих стран самый высокий уровень теневой экономики наблюдается в Болгарии (31,2%), Румынии (28,4%), Литве (28%), Эстонии (27,6) и Греции (23,6%). А самый низкий уровень теневой экономики отмечается в Австрии (7,5%), Люксембурге (8%), Нидерландах (9,1%), Великобритании (9,7%) и Франции (9,9%). Шнайдер также проанализировал объем теневой экономики в 4 странах, не входящих в Европейский союз: Турция (26,5%), Хорватия (28,4%), Норвегия (13,6%) и Швейцария (7,1%).

Примечательно, что белорусские чиновники считают оценку Шнайдера теневой экономики в Беларуси очень завышенной. В то же время, когда они сравнивают уровень теневой экономики в нашей стране со странами ЕС или Центральной и Восточной Европы, то для этих стран они берут показатели теневой экономики именно по Шнайдеру.

Как измерить теневую экономику?

Конечно, измерить теневую экономику очень непросто. Но существуют методы и индикаторы, которые позволяют это делать.

Так, например, монетарный метод измерения теневой экономики заключается в том, что считается доля наличных в денежном обороте страны. Поскольку в современной экономике преимущественно наличные деньги используются для сокрытия сделок от государства. А поэтому чем выше доля наличных, тем выше доля и теневых операций.

К слову, в Италии введен запрет на оплату наличными покупок на сумму, превышающую 1 тыс. евро, в Греции – на сумму свыше 1,5 тыс. евро, во Франции – более 3 тыс. евро.

Интересно, что американцы измеряют размеры теневой экономики, исходя из доли стодолларовых банкнот в обращении.

В Евросоюзе доля наличных в общей денежной массе в среднем составляет 10%. В экономике Швеции, по данным Банка международных расчетов, наличные денежные средства составляют лишь 3%. В Беларуси доля наличного оборота в расчетной денежной массе составляет 17,2%.

Однако метод спроса на наличность мало подходит для оценки роли теневой экономики в нашей стране, где наличные деньги широко используются в совершенно официальных расчетах, а сфера безналичных расчетов еще не так сильно развита. Тем более, что население Беларуси отдает предпочтение иностранной валюте, а не отечественному рублю.

Также для оценки масштабов теневой экономики часто используется метод технологических коэффициентов, который сопоставляет потребление электроэнергии и объем выпуска продукции. Принято считать, что размеры экономической активности и объем потребления электричества связаны друг с другом эластичностью, обычно близкой к единице. А избыточное потребление электроэнергии в сравнении с официально декларируемым объемом производства свидетельствует о присутствии в экономике теневого сектора, который иногда достигает огромных масштабов.

Так, например, при использовании этого метода оказывается, что теневая экономика в Нигерии достигает 76% от официального ВВП. Значительный масштаб теневого сектора наблюдается также в Таиланде (71%), Египте (68%), Боливии (66%) и Панаме (62%).

Однако необходимым условием применения метода технологических коэффициентов являются рыночные цены на электроэнергию. Если же цены регулируются и не отражают действительной стоимости энергии или существуют льготы на оплату электроэнергии, то динамика потребления электроэнергии может значительно отличаться от динамики промышленного производства. Поэтому в современных белорусских условиях этот метод не дает объективного результата.

Следует выделить и так называемый «итальянский» метод определения теневой экономики. При разработке этого метода специалисты исходили из того, что собрать достоверные данные о производстве (в частности, в малом бизнесе и сфере услуг) очень сложно. Одна из причин этого – сознательное занижение показателей производства с целью уклонения от налогообложения. И как следствие – неохотные контакты многих мелких предпринимателей со статистической службой, игнорирование ими предлагаемых вопросников. Поэтому итальянские специалисты делают упор на изучении затрат рабочей силы, а точнее – отработанного рабочего времени.

Первичные данные при этом извлекаются не из вопросников, возвращаемых предприятиями, а из данных специально организованного обследования домашних хозяйств. Домохозяйства отбираются на основе случайной выборки, и интервьюеры опрашивают членов домашних хозяйств о количестве часов, отработанных последними в той или иной отрасли. Затем ответы сопоставляются с соответствующими данными юридических и налоговых органов, а также органов соцобеспечения, с учетом экономической деятельности и территориальной классификации.

Полученные единицы труда и выработка на одного работающего используются для расчета выпуска и добавленной стоимости по видам деятельности, что позволяет составить представление об объеме продукции, недоучтенной предпринимателями.

В оценке теневой экономики в Республике Беларусь Министерство по налогам и сборам ссылается на данные Национального статистического комитета (Белстат). В связи с этим возникает вопрос: какой метод оценки использует Белстат? Совпадают ли данные методики с методиками, используемыми в исследованиях Шнайдера. В противном случае, говорить о какой-то сопоставимости результатов исследований белорусских специалистов и специалистов Всемирного Банка и МВФ не приходится.

Расхождения в оценках теневой экономики Беларуси

В 2007 г., по оценке Всемирного Банка, уровень теневой экономики в Беларуси составлял порядка 53% от ВВП, а по оценке Министерства по налогам и сборам – только 15%. Расхождение более чем в 3 раза. В связи с этим можно сомневаться в корректности приведенных данных. И если мы соглашаемся с оценкой Всемирного Банка по всем остальным странам, то вряд ли существенные ошибки допущены специалистами ВБ и по отношению к нашей стране.

Исходя из трехкратного расхождения оценок в 2007 г., можно предполагать, что реальная теневая экономика в Беларуси и сегодня где-то в тех же пределах превышает официальную оценку, т.е. составляет порядка 24-30%.

Это уровень теневой экономики таких стран Восточной Европы, как Польша (23,8%), Латвия (25,5%), Эстония (27,6%), Литва (28%), т.е. наших ближайших соседей. Можно сказать, что это характерный показатель для стран с переходной экономикой. Он обусловлен социальными институтами, традициями и менталитетом, оставшимися в наследство от социалистического прошлого.

Но еще большую роль играют излишняя зарегулированность экономической деятельности со стороны государства, коррупция и сомнительное качество законодательства. Существенное влияние оказывает и правовая культура населения и бизнеса каждой страны, в частности готовность платить налоги в полном объеме.

Все это присутствует и в нашей стране, несмотря на принимаемые меры по улучшению условий для ведения бизнеса. Поэтому оценка уровня теневой экономики в Беларуси в пределах 24-30% от ВВП является более реалистичной, чем оценка Белстата в 8-10%, которая характерна для самых экономически развитых стран.

Если же следовать логике Белстата и Министерства по налогам и сборам, то наметившаяся тенденция сокращения теневой экономики за 6 лет почти в 2 раза может привести к уровню 4-5% ВВП в 2019 г.

Косвенным подтверждением тому, что в Беларуси существует значительный объем теневой экономики, служит и официальная статистика. Такой вывод можно сделать на основании сведений о платежном балансе. Так, по данным за 1 квартал 2013 г. статистические расхождения платежного баланса составили плюс 556,4 млн. долларов США. Этот показатель можно объяснить неучтенными потоками капитала. Такие расхождения заставляют задуматься. Особенно, если учесть, что в целом сальдо платежного баланса Беларуси за 1 квартал 2013 г. составило отрицательную величину в 258,5 млн долларов.

Еще один показатель – количество безработных. В I полугодии 2013 г. в экономике Беларуси было занято 4 534,4 тыс. человек, что на 1,1% меньше, чем в I полугодии 2012 г. По данным Министерства труда и социальной защиты, численность безработных на конец июля 2013 г. составила 22,3 тыс. человек, что на 18,1% меньше, чем на конец июля 2012 г. А уровень зарегистрированной безработицы на конец июля 2013 г. составил 0,5% от экономически активного населения (на конец июля 2012 г. – 0,6%).

Можно сделать предположение: если увеличивается количество трудоспособных граждан, не имеющих официальной работы, но при этом сокращается уровень зарегистрированной безработицы, значит, теневой сектор растет.

Наконец, вхождение нашей страны в Таможенный союз и Единое экономическое пространство значительно увеличило объемы внешнеторговых операций, в том числе, конечно, и теневых. К примеру, в показателях двусторонней внешней торговли Беларуси и Казахстана, опубликованных национальными статистическими ведомствами, содержатся существенные расхождения.

Так, по данным Агентства Республики Казахстан по статистике, объем двусторонней внешней торговли между нашими странами за 2012 г. составил 754,4 млн долларов США. А по данным Белстата – 913,6 млн долларов США (расхождение составило 159,2 млн долларов). Такое расхождение вполне может быть связано с теневым движением товаров и услуг.

Необходимо полноценное исследование

Таким образом, есть все основания усомниться в данных Белстата и Министерства по налогам и сборам о размере теневой экономики в Беларуси. Можно уверенно говорить о том, что белорусские официальные оценки существенно занижены. Однако для перехода от предположений к основанным на легитимных фактах утверждениям необходимо провести полноценное глубокое исследование теневого сектора нашей экономики.