Памятная записка «Либерального клуба» 1/2014



Антон Болточко

За много лет строительства Союзного государства, которое в настоящий момент трансформировалось в Единое экономическое пространство и в скором времени превратится в ЕЭС (Евразийский экономический союз), Беларусь обошлась России в миллиарды долларов. Искусная[1] внешняя политика по отношению к восточному соседу позволяла получать привилегии, которые были недоступны другим странам на постсоветском пространстве. В то же время Россия до сих пор ждет время «Ч»: когда у Беларуси можно будет истребовать все, что пожелает широкая русская душа.

Об уникальной экономической модели

Беларусь ломает логику многих теоретиков-транзитологов и экспертов уважаемых международных организаций (ЕБРР, МВФ, Всемирный банк, ЕАБР и т.д.), которые утверждают о пользе быстрых и глубоких рыночных реформ для экономического роста и благосостояния общества. На примере многих стран, проводивших рыночные преобразования, например, соседней Польши, их заверения действительно имеют смысл.

Благодаря быстрым экономическим преобразованиям, которые были проведены Лешеком Бальцеровичем в начале 1990-х, Польша в последующие годы смогла выйти в топ стран бывшего социалистического лагеря по экономическому росту. Рыночные институты, которые были созданы во время реформирования, до сих пор позволяют западному соседу Беларуси сохранять относительную устойчивость во время экономических потрясений на фоне недавнего[2] мирового экономического кризиса.

В свою очередь, Беларусь доказывает обратный тезис: медленные преобразования, растянутые по времени на практически 20 лет, со сосредоточением экономической власти в руках государства, также позволяют достичь высоких темпов экономического роста страны на протяжении длительного периода.

Государственные предприятия в Беларуси до сих пор производят более 76% ВВП, госрасходы находятся на уровне 43-45% ВВП. Показатели производства и торговли ежегодно доводятся до предприятий, а цены на многие товары регулируются правительством. Объемы денежной и кредитной эмиссий постоянно бьют новые рекорды, превышая запланированные темпы прироста в 2 раза. При этом ВВП Беларуси, по официальному курсу белорусского рубля, в последние десять лет (2004-2013 гг.) рос в среднем на 6,56%. Даже в 2009 г., когда вся Европа, страдая от кризиса, находилась в «красной зоне», Беларусь умудрилась прирасти на 0,2% ВВП. Еще больше впечатляет тот факт, что с 2004 по 2013 г. ВВП Беларуси в долларовом выражении[3] вырос с $23,1 млрд. до $71,7 млрд., т.е. в 3,1 раза.

В своем Послании Федеральному Собранию 16 мая 2003 г. Владимир Путин поставил задачу перед российским правительством[4]: «Удвоение ВВП за десять лет считается одним из основных направлений российской политики». Получается, пока российское руководство говорит об удвоении ВВП в России, белорусское утраивает ВВП Беларуси без серьезных реформ в экономике. Россия, в свою очередь, довольствуется за последние 10 лет (2004-2013) среднегодовым приростом на уровне 4,12%.


В чем же секрет «белорусского экономического чуда»?

Официальные представители власти и ученые Национальной академии наук Беларуси считают (или считали до недавнего времени), что существует уникальная белорусская социально-экономическая модель, способная генерировать быстрые темпы экономического роста и быть устойчивой к потрясениям в мировой экономике. Достигается этот результат, по их мнению, за счет жесткого директивного управления экономикой, которое позволяет сгладить недостатки стихийного рынка.

Вот только под иллюзорной уникальностью скрывается обычная социалистическая модель управления экономикой государства, немного модернизированная со времен Советского Союза. Чаще всего такая модель имеет свою конечную точку развития, которая выражается в серьезных экономических потрясениях для страны ее применяющей. История показывает нам немало примеров именно такого развития событий: многие страны на постсоветском пространстве, Латинской Америки, Азии долго восстанавливались после социалистических экспериментов.

Беларусь за 20 лет такого эксперимента также должна была стать еще одним примером конечности выбранной модели, если бы не одно но: высшее руководство страны смогло выстроить такие взаимоотношения с Россией, которые позволяли стране получать неимоверные льготы. Практически свободный доступ белорусских товаров на многомиллиардный российский рынок, предоставление Беларуси со стороны России льготных кредитов, подписание контрактов на поставку энергетических товаров (нефть, газ) по сниженным ценам – все это можно считать ингредиентами успешного десятилетия Беларуси.

Ни широкое распространение госсобственности, ни бюрократия, ни белорусская наука, а Россия как основной спонсор Беларуси, делает белорусскую социально-экономическую модель «уникальной». По разным подсчетам, среднегодовой российский гранд за последние десять лет составлял от 10 до 18% ВВП Беларуси. Только благодаря этому Беларусь может свободно себя чувствовать, советуя европейским политикам перенимать опыт своего соседа.

О деньгах

Переломный момент для белорусской модели наступил в 2009 г., когда мировой финансовый кризис затронул европейские страны и Россию. Если раньше, во время экономического роста, европейцы и россияне могли себе позволить приобретать товары белорусского производства среднего качества по высокой цене, то сейчас они стали избирательней.

Объем экспорта Беларуси в 2009 г. сократился на 34,6% по сравнению с предыдущим периодом, при этом отрицательное сальдо внешней торговли увеличилось с $6,8 млрд. до $7,3 млрд. Беларусь на внешних рынках просела по всем основным товарным позициям: от калийных удобрений (-53,5%) до телевизоров (-50,3%). Единственное, что вселяло надежду – нефтепродукты, экспорт которых даже увеличился с 15,2 млн. до 15,5 млн. тонн. Но уже в 2010 г. Россия решила поменять свою политику по отношению к Беларуси и повысила цены на закупку нефти и газа, что повлекло за собой сокращение экспорта нефтепродуктов до 11,2 млн. тонн и резкое ухудшение экономической ситуации в стране.

В период 2009-2010 гг. белорусская модель не отличалась уникальностью – Россия покинула Беларусь. Больше не было обширных российских рынков и дешевых нефти и газа. За предыдущие годы золотовалютные резервы страны таяли на фоне отрицательного сальдо внешней торговли. На 1 января 2009 г. они составляли чуть больше $3 млрд., т.е. меньше одного месяца импорта. Беларусь была на грани и могла бы переступить ее, если бы не умелое политическое решение Лукашенко повернуться лицом к Западу.

В начале 2009 г. Совет исполнительных директоров МВФ одобрил кредитную линию stand-by для Беларуси. Первоначальный объем выделяемых средств в размере $2,46 млрд., по просьбе белорусской стороны, был увеличен до $3,46 млрд. Это были спасительные деньги, которые позволили Беларуси заместить сократившийся российский грант.

Однако после скандальных событий во время президентских выборов в декабре 2010 г. стало понятно: Европа полноценно не может заменить Россию в качестве основного донора белорусской социально-экономической модели. Западный партнер требовал не только экономических, но и политических преобразований, на что действующая власть страны не готова пойти.

Поэтому после трехкратной девальвации белорусского рубля, общественных волнений и резкого падения рейтинга президента (с 50% до 30%) в середине 2011 г. Беларусь в очередной раз возвращается под крыло России. Между тремя странами (Беларусь, Россия, Казахстан) подписываются документы о создании Единого экономического пространства, а в июне становится известно об одобрении выделения Антикризисным фондом ЕврАзЭС (основным распорядителем является Россия) $3 млрд. кредита Беларуси на три года.

Проходит еще несколько лет, а белорусская экономика никак не может сменить свое направление развития и поэтому все сильнее зависит от внешних заимствований. Выделенные ранее средства были направлены не на модернизацию экономики, а на поддержание старой экономической модели. Это привело к тому, что долговая нагрузка страны росла, а новых источников средств не хватало для ее покрытия. Именно поэтому в конце 2013 г. Россия в очередной раз дала согласие на выделение дополнительных средств в виде кредита на $2 млрд. Условия предоставления этого кредита известны не полностью, и можно только догадываться, что стоит за очередными обещаниями руководства страны.

Таким образом, Беларусь оказалась в ситуации, когда при сохранении нынешней  модели развития, она не может существовать без внешней поддержки. Россия привлекательна тем, что не требует политических преобразований. А экономические изменения, которых так ждет братская держава, можно осуществлять очень медленными темпами, либо откупаться собственностью. Ведь именно в конце 2011 г., когда Беларусь все еще находилась в не лучшем экономическом состоянии, российской стороне была продана 50%-ная доля ОАО «Белтрансгаз» за $2,5 млрд. А в феврале 2014 г. была озвучена цена на ОАО «Мозырский НПЗ», претендентом на покупку которого является второй человек России – президент государственной нефтяной компании «Роснефть» Игорь Сечин.

О нефти и газе

После покупки российским ОАО «Газпром» белорусского ОАО «Белтрансгаз» условия поставки газа в Беларусь только улучшились. Если в 2012 г. Беларусь получала газ по средней цене $165,7 за 1 тыс.куб.м., что уже являлось низкой ценой, то в 2013 г. средняя цена по планам должна была снизиться до $160,5 за 1 тыс.куб.м. Для сравнения: цена газа для соседней Украины в 2012 г. была на уровне $414 за 1 тыс.куб.м.

Если бы Беларусь получала газ по украинской цене, то только в 2012 г. ей пришлось бы заплатить на $4,97 млрд. больше (годовой объем поставок 20 млрд.куб.м.). Почти 8% ВВП Беларуси – скидка, которую предоставляет Россия своему западному брату.

При этом белорусские полисимейкеры умудряются спекулировать на этой теме. Игорь Петришенко, посол Беларуси в России, в одном из своих интервью в середине 2013 г. подчеркнул, что Беларусь благодаря сниженным ценам на российский газ производит продукцию по цене, приемлемой для потребителя на братской земле. Поэтому Россия сама заинтересована в дальнейшей поддержке Беларуси, для своего же благополучия и процветания.

Вот только открывающийся российский рынок для дешевых и более качественных иностранных товаров, в связи со вступлением России в ВТО[5], может стать причиной вытеснения белорусских товаров в ближайшие годы. Даже с учетом сниженных цен на газ, белорусским товарам будет сложно конкурировать с иностранными аналогами.

Нефтяная сфера еще более привлекательна для Беларуси. За много лет сотрудничества с Россией, Беларусь создала успешный нефтяной бизнес, на котором зарабатывает миллиарды долларов. Баланс внешней торговли Беларуси по сырой нефти и нефтепродуктам по итогам 2012 г. достиг $2,1 млрд. Для сравнения: в 2010 г., когда Россия и Беларусь были в соре, баланс был отрицательным на уровне -$1 млрд. Но в 2012 г., когда восстановились поставки нефти по приемлемой для Беларуси цене, выручка от ее перепродажи за год достигала $1,3 млрд. По нефтепродуктам продажи превысили $14,5 млрд., на 14% больше, чем годом ранее.

Особую пикантность нефтяной зависимости Беларуси от России придает уже всем известная экспортная схема «растворители-разбавители-биотопливо», реализованная Беларусью за период с 2009 по 2012 гг. (наибольший масштаб экспорта наблюдался именно в 2012 г.). С ее помощью белорусской экономике удалось устоять и даже отчасти восстановиться после кризисного 2011 г. Впервые за долгое время внешнеторговое сальдо, которое по итогам 2012 г. было сформировано положительным ($497 млн.), не сказывалось на золотовалютных запасах страны и не оказывало давление на курс национальной валюты.

Суть экспортной схемы: экспорт нефтепродуктов под видом других товаров с целью неуплаты таможенных пошлин, которые, согласно договоренностью с Россией, должны полностью поступать в российский бюджет. Для этого было выбрано две группы товаров: за 2012 г. экспорт по группе 3403 «Смазочные материалы» составил $0,9 млрд., по группе 3814 «Растворители и разбавители сложные органические» $2,8 млрд. В сумме, те компании которые занимались экспортом этой продукции получили выручку в размере $3,7 млрд., а российский бюджет недосчитался от $1,5 до $2 млрд.
















































Страна импортерГруппа 3814 «Растворители и разбавители сложные органические», тыс. $Цена за тонну продукции, $Группа 3403 «Смазочные материалы», тыс. $Цена за тонну продукции, $
Латвия1243,3834,856,5607,0
Литва224,6883,3--
Нидерланды1299,9870,5521,2638,5
Эстония11,5843,0310,8611,4
Итого2779,3-888,5-
Табл. 1 Объемы экспорта Беларуси по товарным группам 3814, 3403 в 2012 г.























































































Покупатели201020112012Январь-ноябрь 2013
тысяч тонн$ млн.тысяч тонн$ млн.тысяч тонн$ млн.тысяч тонн$ млн.
Латвия240,6155,61637,01174,21582,21299,8--
Литва1,61,1121,270,2254,3224,60,1310,068
Китай--37,525,4----
Голландия--813,1591,72309,61821,1--
Эстония--37,724,9521,9322,2--
Всего:242,2156,72612,51886,44668,03667,70,1310,068

Табл. 2 Объемы экспорта Беларуси по товарным группам годам и странам.

Когда российская сторона признала наличие схемы, то попросила закрыть ее. Беларусь, немного посопротивлявшись, согласилась. При этом вольготное время в течение использования ренты от экспорта нефтепродуктов, по-видимому, расслабило действующее руководство страны, и во второй половине 2012 г. (после закрытия схемы) Беларусь оказалась с нереформированной промышленностью, производящей неконкурентоспособную продукцию.

В последующем – по итогам 2013 г. это четко видно – эта проблема стала решающей для страны: сальдо внешней торговли Беларуси товарами и услугами без учета экспортной пошлины в 2013 г. – минус $1,724 млрд (в 2012 г. оно было положительным в размере $3,025 млрд).

Были предприняты действия по экстренной модернизации экономики, но результат пока не удовлетворительный: ВВП Беларуси по итогам 2013 г. вырост на 0.9% (официальный прогноз был на уровне 8,5%), а в январе 2014 г. и вовсе показал падение на 1,1%.

О собственности

Предоставляя Беларуси различные льготы, Россия тормозит ее развитие и трансформацию. Если проследить динамику реформирования белорусской экономики, то основные пики реформ приходились на годы, когда два союзных государства враждовали между собой на политической и экономической аренах.

Так, накануне 2009 г. Лукашенко подписал беспрецедентный документ – Директива №4 об экономической либерализации. Его содержание вызывало трепет у сторонников рыночных реформ: неужели в Беларусь будет развиваться рынок? За этот же год Беларуси удалось подняться в рейтинге Doing Business от Всемирного банка сразу же на 28 позиций вверх. По показателю «Открытие бизнеса» Беларусь оказалась на 8-м месте в мире.

Но как только Россия в очередной раз пошла на уступки и предоставила дешевые нефть, газ и льготный кредит, все забыли о Директиве №4. По подсчетам «Либерального клуба», Директива с момента ее принятия выполнена только на 20%.

При этом России выгодны медленные преобразования в Беларуси, т.к. нереформированная система больше подвержена экономическим рискам. А в случае повторения кризиса 2011 г. (девальвация белорусского рубля, сокращение золотовалютных резервов и т.д.) Беларусь, возможно, начнет распродавать свои активы, как это было с продажей 50% доли ОАО «Белтрансгаз».

Российские полисимейкеры не скрывают своей конечной цели. Еще в 2011 г., когда Беларусь просила денег у АКФ ЕврАзЭС, тогдашний министр финансов Алексей Кудрин выразил позицию России по этому поводу следующими словами[6]: «отказ Беларуси от приватизации госимущества (в размере $7,5 млрд.) ставит под сомнение выдачу ей кредита из антикризисного фонда ЕврАзЭС». Кредит Беларуси выдали, поверив в обещания осуществить приватизацию. Но Россия просчиталась – никакой приватизации до сегодняшнего дня никто не проводил.


[1] Под «искусной внешней политикой» подразумевается способность белорусского высшего руководства выходить из сложных ситуаций обещаниями, которые в дальнейшем не исполнялись, а после прощались российской стороной. В частности, мы можем говорить о такой ситуации в рамках кредита от АКФ ЕврАзЭС, который был выдан Беларуси под определенные условия. Однако далеко не все условия выполнялись белорусской стороной, особенно – приватизация на $7,5 млрд.

[2] Концептуально можно говорить, что экономический кризис в мировом масштабе закончился по итогам 2010 г., когда мировой ВВП показал рост в 5,2%. Дальнейшее снижение темпов роста мирового ВВП не говорит о кризисе, т.к. значение ВВП остается в зеленой зоне роста.

[3] Расчет ВВП в долларовом выражении производится по официальному среднегодовому курсу Нацбанка Беларуси.

[4] http://archive.kremlin.ru/text/appears/2003/05/44623.shtml.

[5] Падение экспорта Беларуси в Россию в 2013 г. в основном происходило не из-за открытия внутреннего рынка России для других стран-членов ВТО, т.к. по многим товарам еще действует переходный период.

[6] http://news.tut.by/economics/229578.html