Дискуссионный материал «Либерального клуба»

Вадим Можейко


Резюме

14 мая в Ереване, на конференции министров образования стран ЕПВО, Беларусь со второй попытки присоединилась к Болонскому процессу. Внешние обстоятельства подталкивали Европу к политике втягивания Беларуси, и в этом контексте включение Беларуси в Болонский процесс выглядит логичным. А внутренняя либерализация и неоднозначные последствия того, что в 2012 г. Беларусь не приняли в Болонский процесс, подталкивали  белорусскую общественность отказаться от дальнейшей бескомпромиссной борьбы с присоединением Беларуси к ЕПВО. 

Вступление в Болонский процесс не приносит немедленных положительных изменений в университеты Беларуси, однако открывает новое окно возможностей для студентов и академического персонала.

Общая политика втягивания

Саммит министров образования стран Европейского пространства высшего образования (ЕПВО) в Ереване прошел в исключительно благоприятной для белорусского вопроса международной обстановке. На фоне геополитических проблем региона, Европа в очередной раз (как и в 2008 г.) ценит готовность Минска вести – насколько это возможно – независимую политику. Опять же, как и 7 лет назад, это сочетается с некоторой внутренней либерализацией и с осознанием Европой того факта, что политика жесткой риторики и санкций не работает.

В такой ситуации актуальной становится т.н. «политика втягивания», расширения диалога и всяческого взаимодействия (насколько это возможно без потери лица, т.е. в максимально деполитизированных вопросах). И в этом контексте включение Беларуси в Болонский процесс – куда она и сама давно стремится! – выглядит совершенно логичным.

К тому же, политика нового министра образования Беларуси Михаила Журавкова, заключающаяся в проведении минимальных, но заметных, косметических реформ, позволяет вполне справедливо отмечать в любых отчетах пусть не прорывной, но очевидный прогресс Беларуси с 2012 г.

Таким образом, внешний контекст только благоприятствовал скорейшему присоединению Беларуси к ЕПВО.

Общественность смягчилась

Да и внутри Беларуси ситуация за три года изменилась.

Во-первых, снизился общий градус напряженности отношений между общественными структурами и государственными. Нет таких репрессий, которые были после 19 декабря 2010 г. Наконец, само государство стало терпимее относиться к различным проявлениям независимого студенческого активизма или экспертной работы.

В этом плане весьма показателен выпуск ток-шоу «Дело принципа», посвященный вступлению Беларуси в Болонский процесс. В нем, наравне с министром образования, выступили Сергей Ветохин из Общественного Болонского комитета (ОБК) и Дмитрий Гоменюк из Центра развития студенческих инициатив – люди, принимавшее в 2011-2012 гг. самое непосредственное участие в подготовке и продвижении альтернативного доклада. Во многом в результате их деятельности Беларусь тогда не смогла вступить в Болонский процесс, и тогда невозможно было бы представить их свободное участие в ток-шоу на государственном телевидении. Примечателен и тот факт, что телеканал ОНТ спокойно представил Сергея Ветохина как эксперта Общественного Болонского комитета. Хотя, строго говоря, это подпадает под статьи 38.1.1 закона о СМИ и 193.1 УК (Общественный Болонский комитет не имеет никакой регистрации).

PBC

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Во-вторых, общественные активисты и независимые эксперты и сами неоднозначно оценивают результаты своей «успешной» работы в 2011-2012 гг.

Как уже отмечалось, фактически тот раунд прошел вничью, Общественный Болонский комитет и европейские структуры не дали Беларуси вступить в ЕПВО, однако принудить либо стимулировать Беларусь к проведению необходимых реформ – например, по разработанной ОБК дорожной карте – также не удалось.

Фактически Беларусь просто потеряла три года, не провела никаких системных реформ в высшем образовании, лишь косметические, однако в целом смогла подготовить национальный отчет лучше. В такой ситуации необходимость дальнейшей бескомпромиссной борьбы вызывала сомнения: какой смысл еще раз или два прилагать усилия и не пускать Беларусь в ЕПВО, если от этого все равно нет никакого положительного эффекта?

Вместо жесткого «нет!» – дополнительные условия

Итогом этих перемен стала и несколько по-другому звучащая позиция Общественного Болонского комитета.

Если в 2011-2012 гг. альтернативный доклад и общая позиция были однозначным «нет» для Беларуси в Болонском процессе, то на этот раз все выглядит как попытка повлиять на неизбежное «да», хотя бы добавив к нему определенные условия.

Так, Меморандум ОБК резюмируется следующими словами:

«Признавая определенные достижения белорусского высшего образования в проведении структурных реформ и определенный прогресс в имплементации некоторых Болонских инструментов…».

И хотя далее речь о белорусских проблемах – «причины переноса рассмотрения белорусской заявки на 2015 г. актуальны и сегодня» – в итоге «при рассмотрении заявки белорусского Минобра на присоединение к ЕПВО» предлагается не отказывать, а «совместными усилиями заинтересованных сторон выработать дорожную карту, которая позволит получить согласованный и обязывающий белорусскую сторону график имплементации европейских академических ценностей в законодательство и практику белорусского образования».

Причина, конечно, не в том, что ОБК за три года поменял свои ценности или белорусская высшая школа стала резко лучше. Помимо перечисленных выше внутренних размышлений белорусского гражданского общества, влияние однозначно оказывает и значительная предопределенность вступления Беларуси в ЕПВО в мае 2015 г.

Как отметил профессор Владимир Дунаев, один из идейных вдохновителей ОБК, «что касается Беларуси, то решение уже фактически подготовлено рабочей группой, которая приняла рекомендации по поводу приема нашей страны в Болонский процесс. И вряд ли на саммите возникнет какая-то неожиданность … Потому что дискуссии на саммите очень ограничены по времени, на выступление и обсуждение дается, скажем, 10-15 минут. Какую-то неподготовленную дискуссию за это время никак не провести».

Беларусь в ЕПВО, но с оговорками

Так и произошло: 14 мая в Ереване было принято решение о присоединении Беларуси к Болонскому процессу, однако с оговорками. Так, министры образования Норвегии, Швеции, Нидерландов и Исландии заявили о необходимости выполнения Беларусью условий дорожной карты по присоединению к Болонскому процессу. Представитель Швеции, в частности, подчеркнула, что чувствует свою ответственность за расширение студенческих и академических свобод в Беларуси, поэтому, по ее мнению, «очень важно, чтобы страна следовала этой дорожной карте».

А министр образования Исландии заявил: «дорожная карта – это не предложение, а требование, которое должно быть выполнено. Важно, чтобы все ее условия были выполнены как минимум. Мы должны очень внимательно следить за происходящим в Беларуси, соблюдаются ли там академические свободы, принципы мобильности и в целом права человека».

Однако следует учитывать, что ЕПВО не имеет каких-либо механизмов влияния на стран-членов. Фактически, после вступления в Болонской процесс Беларусь и дальше может как угодно игнорировать его нормы, не прислушиваться к мнению европейских министров и белорусских независимых экспертов, не выполнять условия дорожной карты  – и никакого нового рычага воздействия на нее нет. Практики исключения стран из Болонского процесса также нет. Впрочем, с долей черного юмора, можно отметить, что раз уж Беларусь стала первой страной, которой отказывали во вступлении в ЕПВО в 2012 г., то может стать и первой, которую исключат за какие-нибудь особо злостные нарушения академических свобод и прав студентов.

Что Болонский процесс принесет в Беларусь?

Таким образом, не стоит иметь завышенных ожиданий. От присоединения к ЕПВО ничего принципиально в белорусских вузах не изменилось. Не появились традиции академических свобод, не возникло по-европейски влиятельного студенческого самоуправления, нет и гарантий какого-то европейского качества. Как показывает кейс ЕГУ, даже в условиях европейского правового государства и реально работающего Болонского процесса белорусский университет далеко не обязательно идет европейским демократическим путем и успешно развивается. В любом случае нужна кропотливая ежедневная работа (в том числе на местах, в конкретных университетах и кафедрах) по европеизации нашего высшего образования. И это, в общем, не очень-то зависит от Болонского процесса.

Зато теперь возникают неоднозначные коллизии. Например, сегодня членом Европейского студенческого союза (ESU) от Беларуси является незарегистрированное Задзіночанне беларускіх студэнтаў (ЗБС/BSA). Но в национальном докладе значится совсем не оно, а Республиканский студенческий совет при министре образования (созданный по приказу сверху). Займет ли эта новосозданная организация место ЗБС или им придется как-то уживаться вместе?

С другой стороны, при присоединении Беларуси к ЕПВО однозначно увеличатся возможности для студенческой и академической мобильности. Опыт европейского обучения для белорусских студентов и работы в университете для преподавателей будут способствовать реформированию нашей высшей школы. Да и внутренняя интернационализация образования, приезд в Беларусь иностранных студентов не только из Туркменистана, поможет белорусским университетам шире взглянуть на мир.

Наконец, признание белорусских дипломов в странах ЕПВО (и аналогичное признанные дипломов этих стран у нас) откроют новые возможности для рынка труда. Белорусам будет легче выехать на работу за границу, а иностранцам – приехать работать в Беларусь. Все эти контакты будут способствовать большей открытости страны, чего Беларуси как раз так не хватает.