Обзор панельной дискуссии «Либерального клуба»

Либеральный клуб

16 сентября 2015 года в конференц-зале отеля «Европа» прошла панельная дискуссия «Беларусь и Болонский процесс: между формальными обязательствами и реальными потребностями», организованная «Либеральным клубом». Были представлены результаты тематического исследования «Либерального клуба», после чего состоялось его обсуждение и дискуссия с участием приглашенных экспертов и гостей мероприятия. 

Открыл панельную дискуссию модератор Евгений Прейгерман, директор по исследованиям «Либерального клуба». Он обозначил, что дискуссия планируется междисциплинарная: помимо образования, коснется также экономики, внешнеполитических аспектов и рынка труда.

Вадим Можейко: пришли за деньгами, но нужен диалог и системные реформы.

Первым выступал Вадим Можейко, эксперт «Либерального клуба» по культуре и образованию. Он кратко представил результаты исследования «Либерального клуба» «Долгий и сложный путь Беларуси в Болонский процесс: каким он был и куда нас привел?».

«Мы пришли в Болонский процесс за деньгами, в первую очередь – от иностранных студентов», обозначил Вадим Можейко основную мотивацию Беларуси по вступлению в Болонский процесс. Государству нужна валюта, которой платят за учебу иностранцы, а для международной популярности белорусского диплома нужно его международное признание. Пока же планы приема иностранных студентов выглядят провально: вместо роста на 300% за 2011-2015 годы, как это записано в госпрограмме, на 2013 год удалось добиться лишь +19%.

Процесс вступления Беларуси в Европейское пространство высшего образования (ЕПВО) сопровождался двумя Национальными докладами, которые готовил Минобр. Первый, в 2011-2012 году, «писался достаточно быстро, достаточно прозрачно и сопровождался активной реакцией противодействия, в первую очередь – Общественного Болонского комитета, который готовил альтернативный доклад и мы в итоге не вступили. Почему? Потому что мы не соответствовали критериям Болонского процесса», отмечал эксперт.

В 2015 году доклад был подготовлен не так транспарентно, однако более качественно. К тому же сменилась общественная позиция: от Беларуси не требовали реформ до вступления, а предлагали принять ее, однако с обязательством будущих изменений в виде дорожной карты. Это стало уникальным случаем для Болонского процесса. Но «тут не стоит обижаться, будто к нам относятся хуже, чем к другим. Потому что тот список реформ, который в дорожной карте обозначен, совершенно стандартный для Болонского процесса … Все страны их выполняли, а нас просто приняли авансом», считает Вадим Можейко

Что же будет дальше? Разрабатываемые сейчас реформы – такие, как поправки в Кодекс об образовании, или процесс выборности ректоров – эксперт считает косметическими, а не системными. Между тем и рынок труда, и очевидные преподавателям и студентам проблемы университетов требуют стратегических реформ. Да и в 2018 году на саммите министров образования ЕПВО будет представлен доклад о белорусских реформах.

В конце выступления Вадим Можейко обозначил рекомендации для всех стейкхолдеров. Европейской стороне он посоветовал тесно сотрудничать как с белорусскими общественными организациями, так и с государством, причем не ожидая 2018 года; следить за процессом реформирования и помогать с проведением реформ. Белорусской общественности – участвовать в таком диалоге и реализации реформ, помогать с экспертной оценкой в конкретных университетах. А государству и администрации университетов – осознать, что такой диалог нужен не кому-то из ЕПВО, а самой нашей системе высшего образования; проводить те реформы, которые сегодня возможны, но при этом готовить почву для будущих системных трансформаций.

Валерий Бороденя: в Болонский процесс – «в воспитательных целях, по политическим мотивам».


Депутат Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь, кандидат экономических наук Валерий Бороденя сразу обозначил, что он представляет не только парламент, но и университеты, где долгое время работал.


«У меня нет завышенных ожиданий к нашему вступлению в Болонский процесс». Хотя, на его взгляд, белорусская система высшего образования куда ближе к европейской, чем у старых членов Болонского процесса – России, Украины, Казахстана и т.д. Депутат отметил большую подготовку и адаптацию учебных планов к европейским стандартам еще во время подачи первой заявки.


Что же касается ограничений для Беларуси, то Валерий Бороденя обозначил низкое владение студентов иностранным языками, которое мешает им участвовать в программах обмена. Иностранцы же в принципе не заинтересованы в белорусском образовании: «Что может привлечь немца, англичанина, испанца в Беларусь? Только если он изучает славянские языки, литературу, философию». Однако «мощности нашей образовательной системы избыточны», поэтому «жизнь заставит продвигать наши англоязычные программы за рубеж, что уже идет, но пока трудно», считает депутат.


Что касается приема Беларуси в Болонский процесса, то Валерий Бороденя считает, что «первый раз нас не приняли по политическим мотивам, в воспитательных целях. Может быть и сейчас нас приняли в воспитательных целях, по политическим мотивам». Что же касается европейских ценностей, то «автономия университетов, студенческие свободы – это не самое главное требование Болонского процесса». К тому же «свобода такая хитрая штука: ее нельзя дать, ее можно только взять».


Таким образом, по мнению Валерия Бородени, выгоды от Болонского процесса получат те студенты и университеты, которые будут их активно добиваться – результат будет зависеть «от активности и нахрапистости»; чтобы взять новые преимущества – надо будет «попотеть, потрудиться».


Сергей Ветохин: «Завлекать европейцев мы еще долго не сумеем».


Заведующий кафедрой Белорусского государственного технологического университета, кандидат физико-математических наук, доцент, Сергей Ветохин также представлял и Общественный Болонский комитет.


Он напомнил, что программа по привлечению иностранных студентов в Беларусь разрабатывалась еще 15 лет назад. Любопытно, что все задачи программы были провалены, но запланированный результат был достигнут. Впрочем, Сергей Ветохин акцентировал внимание, что приезжающие к нам туркмены не приносят стране никакой пользы, кроме денег; европейцев же привлекать «бесполезно – просто не приедут».


Также Сергей Ветохин подтвердил, что дорожная карта, предъявленная Беларуси, написана (при небольшой редактуре ЕПВО) Общественным Болонским комитетом, «это наша разработка»; а их альтернативные доклады в Европе рассматривали наравне с официальными.


Сергей Ветохин считает, что возможности программ обменов останутся практически на нынешнем уровне, ведь большинство финансирования актуально лишь для стран-членов Евросоюза.


Самым же главным преимуществом ЕПВО для Беларуси эксперт назвал «облегченную по глубине познания первую ступень высшего образования, для всех желающих».


Александр Филиппов: «Людям, которые готовы заплатить большие деньги, нам предложить нечего».


Декан Белорусского государственного университета культуры и искусств, кандидат политических наук Александр Филиппов, также вспомнил свой опыт, позволяющий говорить о системе в целом, а не об одном университете.


«Будем говорить честно: сам факт вступления Беларуси в Болонский процесс повышает привлекательность наших университетов для потенциальных студентов из некоторых стран … Но качество и мотивация этих студентов далеко не всегда имеет нечто общее с образованием», считает Александр Филиппов.


«Нам сложно взять те преимущества, которые несет Болонский процесс, и связано это с фундаментальным дефектом нашего высшего образования: оно очень слабо связано с такой задачей, как подготовка квалифицированных кадров». По мнения Александра Филиппова, вместо этого наши университеты обеспечивают «искусственную занятость, деньги от платников, контроль над студентами и так далее».


Эксперт отметил, что в Болонском процессе хоть и расширяются возможности для обменов и учебы в Европе, но в целом «те, кто хотел уехать, поучиться, уже давно это сделал». Что же касается иностранных студентов в Беларуси, то «с точки зрения образовательных услуг мы неконкурентоспособны – ну может быть там с Африкой … Людям, которые готовы заплатить большие деньги, нам предложить нечего». К тому же заработанные университетом деньги в итоге часто не попадают собственно в его бюджет, из-за чего не приходится надеяться на привлечение иностранных преподавателей.


Спецкурсы же по выборы, введенные для более свободной программы, в соответствии с Болонскими принципами, Александр считает профанацией: фактически они формируются «под конкретных преподавателей, а не по запросу студентов и уж тем более не по запросу рынка труда».


Дмитрий Гоменюк: «Если мы хотим вырастить граждан – должны давать студентам возможность самоуправления».


Директор Центра развития студенческих инициатив, Дмитрий Гоменюк, согласился, что главная цель вступления Беларуси в Болонский процесс – это получение денег; и не только от иностранных студентов, но и от программ обмена.


Но те студенты из Европы, кто будет приезжать в Беларусь по программам обмена, это, судя по опыту Польши, «студенты из южных стран, для которых здесь дешевая жизнь и дешевый алкоголь», а не те, кого волнует качество образования.


Дмитрий отметил, что белорусские студенты не знают, что такое Болонский процесс, ведь «ни министерство образования, ни университеты не заинтересованы в этом», нет никаких официальных обучающих программ. Путаница возникает и у руководства университетов: «ни деканы, ни завкафедрой не знают, как работать с этим, зачем нужны эти кредиты». В итоге у студентов, которые самостоятельно съездили на учебу по обмену, возникают трудности с зачетом пройденных дисциплин.


Существующую системы студсамоуправления Дмитрий раскритиковал: вместо защиты прав студентов нынешние организации занимаются вопросами студенческого досуга, «концертов и КВНов». «Если мы хотим вырастить граждан, которые отвечают за свои слова и действия, мы должны давать студентам возможность самоуправления», считает эксперт. А одним из главных критериев настоящего студенческого самоуправления Дмитрий выделяет существующий у таких организаций бюджет (как часть бюджета университета), которым студенты распоряжаются самостоятельно.


Евгения Уроднич: «есть диплом, но образования как такового нет».


Партнер международной юридической фирмы VILGERTS Legal&Tax, Евгения Уроднич, представила позицию бизнеса, рынка труда: «нам вообще всё равно, какое образование, нам нужны просто люди, которые могут брать на себя обязательства и выполнять работу». Тем более не важны им оценки в дипломе.


Среди проблем в образовании Евгения Уроднич обратила внимание на нехватку преподавателей с практическим опытом, которые могут дать студентам жизненные знания. Причем университеты сами в них не заинтересованы, ведь практик не готов идти учить на полную ставку. В итоге выпускники не владеют не только конкретным опытом, но даже простыми soft skill – вести переговоры, оформлять документы. В итоге «приходят молодые специалисты, и у них есть диплом о высшем образовании, но ты понимаешь, что образования у них как такового нет». Зато есть завышенные требования к работодателю.


От Болонского процесса и в целом белорусской системы образования Евгения ждет более практической ориентации, использования метода case study в обучении. Что же касается привлечения иностранцев, то Евгения считает, что они снижают качество обучающихся вместе с ними белорусских студентов – их можно принимать на учебу только в том случае, если они свободно владеют языком обучения.


Из опыта своей компании, которая также работает в странах Балтии, Евгения Уроднич отметила разницу между молодыми специалистами оттуда и из Беларуси. И разница не только в системе образования: из практики VILGERTS Legal&Tax, молодые специалисты из балтийских стран в целом более профессиональны и конкурентоспособны.


***


А в завершение дискуссии, Евгений Прейгерман отметил принципиальные вопросы, которые необходимо вынести из дискуссии: «каковы реалии, при которых мы вступили в Болонский процесс? Не только дорожная карта, наши обещания и требования к нам, но и реальные потребности здесь и сейчас … И насколько мы готовы здесь и сейчас использовать имеющиеся возможности Болонского процесса?».