Вадим Можейко

Опубликовано на сайте "Новая Европа"

Наше государство явно не понимает, зачем ему нужно «бесплатное» образование, с какой целью в чье-то обучение вкладываются деньги из бюджета и какого результата в итоге необходимо добиться.

Позиционируя Беларусь как «социально ориентированное государство для народа», власть неоднократно подчеркивала максимальную доступность высшего образования для граждан нашей страны. Вот, к примеру, какое разъяснение на этот счет дал не так давно Александр Лукашенко министру образования Сергею Маскевичу: «Если мы пойдем сейчас на платное образование, то мы отсеем многих трудяг, которые из бедных семей, и они не попадут в вузы. Это что, нашему государству надо, это наша политика? Нет!»

Однако является ли в действительности высшее образование в Беларуси столь доступным и бесплатным?
Сколько раз и в каких формах студенты оплачивают получение «корочек»? Почему чиновники из Минобразования сами не знают, как трактовать законы?

И какие следствия такая ситуация в беларусском образовании может иметь для нашей страны в целом?

Бесплатный сыр – только в мышеловке

Говоря о «бесплатном высшем образовании», власти имеют в виду, конечно же, государственные вузы. Тем не менее, с экономической точки зрения очевидно, что бесплатным образование быть не может, вопрос лишь в источнике его финансирования. Таким образом, выражение «бесплатное образование» уместно использовать исключительно в разговорной речи (что, впрочем, не мешает чиновникам так говорить с различных трибун, равно как и использовать такую популистскую формулировку в нормативно-правовых актах). В действительности же «бесплатное» образование в государственных беларусских вузах является бюджетным. Что это значит на практике?
Это значит, что всё «бесплатное» образование финансируется государством за счет налогоплательщиков, т.е. обычных беларусов.

Другими словами, работа государственных учебных заведений уже оплачена каждым, кто платит в Беларуси налоги (в том числе косвенно, покупая что-либо и уплачивая НДС, заложенный в стоимость товара). Поэтому называть государственное образование в Беларуси бесплатным некорректно. Однако это еще не всё: ведь за «бесплатное» беларусское образование всем приходится платить и второй раз!

Студенты-платники вторично оплачивают свое образование напрямую, делая необходимые выплаты на банковский счет университета (при этом налоги, идущие на субсидирование образования, они платят всё равно). Студентам-бюджетникам также не удается избежать вторичной оплаты: она происходит «в натуральном эквиваленте», когда выпускник должен отработать государству потраченные на него деньги (при этом не учитывается тот факт, что прежде чем потратить на студента эти деньги, государство взяло их у него же в форме налогов).

Для чего вообще существует «бесплатное» высшее образование?

Согласно Статье 49 Конституции Республики Беларусь, «среднее специальное и высшее образование доступно для всех в соответствии со способностями каждого. Каждый может на конкурсной основе бесплатно получить соответствующее образование в государственных учебных заведениях». Слова «на конкурсной основе» подразумевают, что получать «бесплатно» высшее образование должны лучшие. Однако для чего?

Ответ кажется очевидным: государство заинтересовано в том, чтобы самые талантливые молодые граждане могли профессионально развиваться вне зависимости от того, есть ли у их родителей деньги. Эта заинтересованность имеет как возвышенно-гуманистическую сторону, предполагающую развитие потенциала своих граждан, гордость за их научные/культурные/общественные достижения, так и приземленно-меркантильную, поскольку талантливый человек способен зарабатывать больше денег и, соответственно, платить больше налогов, если до этого получил высшее образование. Однако практика показывает, что двойная бухгалтерия властей в сфере «бесплатного» высшего образования идет вразрез с описанными выгодами.

Формально самые талантливые, то есть те, кто учился за счет бюджета, после окончания вуза отправляются работать по распределению в самые далекие и не подходящие для плодотворной работы места (т.е. как раз туда, куда не нашлось желающих устроиться на работу добровольно). Таким образом, государство своими же руками ухудшает кадровую ситуацию в стране.
Еще более абсурдным является тот факт, что срочная служба в армии является приоритетной по отношению к распределению.

Оставляя за скобками моральную сторону вопроса, сомнения вызывает уже сама логика распределения государством человеческих ресурсов. Если пригодным к срочной службе в армии является любой здоровый совершеннолетний мужчина, то зачем направлять туда тех, кто может принести больше пользы на работе по другому профилю (причем, к этой работе его пять лет готовили за счет средств госбюджета)?

Можно, таким образом, прийти к следующему выводу: государство явно не понимает, зачем ему нужно «бесплатное» образование, с какой целью в чье-то обучение вкладываются деньги из бюджета и какого результата в итоге необходимо добиться.

Магистратура и распределение – Terra Incognita беларусского образования

После завершения «бесплатного» образования студента ждет выбор: отправиться работать по распределению или продолжить получение образования в рамках магистратуры. Однако и этот выбор связан с куда большим количеством вопросов, чем ответов. Начиная с вопроса: что же такое магистратура?

Согласно ст. 202 Кодекса об образовании, магистратурой является II ступень высшего образования, право на доступ к которой обеспечивается высшим образованием I ступени. Однако уже п. 5 этой статьи начинает противоречить себе, пытаясь разделить магистратуру на два типа: первый формирует «знания, умения и навыки научно-педагогической и научно-исследовательской работы», а второй необходим для «углубленной подготовки специалиста».

Как отмечает Сергей Ветохин, заведующий кафедрой БГТУ, кандидат физико-математических наук, доцент, экс-проректор РИВШа, «значит ли это, что магистр первого типа готовится именно к продолжению учебы, следует полагать – в аспирантуре, а второго типа – имеет задачу укрепить свой статус специалиста, который по п. 4 той же ст. 202 приобретается уже на первой ступени высшего образования, но к научной деятельности и продолжению учебы не готовится, а право на эти виды деятельности на всякий случай получает? Увы, ответ найти не удается, и остается только строить предположения, как при принципиально разных образовательных программах выпускники магистратуры, обучающиеся по одной специальности, но в разных доменах, могут получить одинаковую квалификацию и одинаковые права на дальнейшую деятельность?»

На практике путаница в связи с распределением и поступлением в магистратуру проявляется и далее. Так, например, в законодательных актах напрямую не сказано, что делать, если выпускник-бюджетник поступит в платную магистратуру. В вузах говорят одно, в Министерстве образования – другое, а на практике получается третье.

Например, в этом году выпускникам БГУ в отделе кадров сначала обещали, что после завершения обучения на бюджетной основе они могут без проблем идти в магистратуру на той же бюджетной основе и отрабатывать распределение уже после магистратуры. На платные места можно поступать только при условии параллельной работы по распределению. В Министерстве образования озадаченным студентам пояснили: учиться в платной магистратуре и одновременно отрабатывать распределение нельзя, для обучения в платной магистратуре необходимо оплатить пять прошлых лет своей учебы на бюджетном бакалавриате (включая не только непосредственно плату за обучение, но и возврат всех стипендий).

Действительно, согласно Постановлению Совмина «О некоторых вопросах распределения, перераспределения…» выпускник-бюджетник имеет право поступать в платную магистратуру только при компенсации государству всех затрат на его предыдущее бюджетное обучение. Однако в Министерстве образования героине сюжета посоветовали «попробовать договориться с вузом»! И, что самое интересное, ей это удалось: она была зачислена в платную магистратуру БГУ при условии, что параллельно она будет отрабатывать свое распределение. Нарушение и прямого указания Минобразования, и собственно закона сотрудников БГУ то ли не смутило, то ли они просто запутались в противоречивых толкованиях.

Кто захочется учиться при таких условиях?

Александр Лукашенко постоянно подчеркивает важность сохранения советских традиций и подходов в организации беларусской системы образования: «Мы не только сохранили советскую систему высшей школы, но и сумели модернизировать ее», «нужно развивать то образование, которое мы получили в советские времена, когда у нас была самая мощная и лучшая система образования в мире». При этом власть забывает об одном немаловажном отличии нынешней беларусской ситуации от советской, а именно – об открытых границах.
Сколько молодых беларусов захотят сталкиваться с многочисленными трудностями, описанными выше, хотя они могут учиться в университетах Европы?

Да, кого-то останавливает языковой барьер, кого-то – проблема финансов (впрочем, второе всё менее актуально в связи с ростом платы за обучение в беларусских вузах). Однако самым важным в образовании всё же является его итог – полученные знания и котируемость диплома на рынке труда. А в этом пункте беларусские вузы без всякого сомнения проигрывают европейским с разгромным счетом.

Проблемы беларусской системы высшего образования (включая практику его двукратной оплаты и путаницу с распределением и магистратурой) приведут к тому, что самые талантливые и способные молодые люди всё чаще будут уезжать за границу. Где впоследствии будет жить и работать этот золотой фонд нации? Явно не в Беларуси. Последние опросы показывают, что даже в столь ориентированном на Беларусь университете, как ЕГУ, лишь около половины выпускников возвращаются на родину. А из классических европейских и американских университетов домой возвращаются и вовсе единицы, вроде Виталия Силицкого.

Таким образом, самым реальным и ощутимым результатом существующей системы беларусского высшего образования можно назвать отток мозгов за пределы Беларуси. Власть вроде бы пытается этому помешать – однако очень странными методами (например, мешает поступлению в западные магистратуры лучших студентов, учившихся в Беларуси на бюджетном бакалавриате, требуя возврата огромных сумм за учебу и не предоставляя отсрочки по распределению). Помешать молодежи получить европейское образование либо отправить самую талантливую молодежь за образованием в эмиграцию – не этого ли добивается наше государство?