Согласно официальным оценкам, этот шаг должен был привести к увеличению товарооборота за счет снятия барьеров и минимизации административных издержек, росту мобильности трудовых ресурсов благодаря вхождению в единый рынок труда, повышению устойчивости экономического развития за счет снижения эффекта изолированности экономики, развитию инфраструктурных проектов, участию в формировании глобальной экономической повестки дня [1].  По мнению Министерства экономики Армении, участие в ЕАЭС должно было позволить стране получить дополнительную прибыль в бюджет от экспорта товаров, а также увеличить ВВП уже в 2015 г. на 1-2%, а в перспективе – на 12% [2].

На уровне управленческих органов ЕАЭС Армения представлена президентом (член Высшего Евразийского экономического совета), премьер-министром (член Межправительственного совета), полномочным представителем и двумя (с 1 февраля) членами Коллегии в Евразийской экономической комиссии. Доля Армении в распределении таможенных пошлин составляет 1,13%, что оценивается экспертами на уровне около 150 млн. долларов в год.

Кроме того, с 1 февраля Армения председательствует в Коллегии Евразийской экономической комиссии, а саму коллегию возглавляет Тигран Саркисян (Саргсян), премьер-министр Армении в 2008-2014 гг.

Проблема Нагорного Карабаха

Вопрос непризнанной Нагорно-Карабахской Республики (НКР), или Арцахе, делает кейс Армении особенным в рамках евразийской экономической интеграции. Основные связанные с этим проблемы можно свести к следующему:

1) Регулирование товарного потока из НКР, де-юре являющегося незаконным товарным потоком из Азербайджана.

Между Арменией и НКР действует Соглашение о едином таможенном пространстве. В ходе переговоров о присоединении Армении к ЕАЭС на это несоответствие было указано, в результате чего ряд высших государственных лиц Армении, включая президента Сержа Саргсяна, даже были вынуждены выступить с неоднозначно воспринятыми в обществе заявлениями о размежевании Армении и НКР. Некоторые СМИ упомянули об обязательстве Армении установить таможенный контроль на границе с НКР. Кроме того, это обязательство планировалось включить и в Договор о присоединении Республики Армения к Договору о Евразийском экономическом союзе. Соответствующее требование выдвигал Азербайджан, даже несмотря на то, что не является участником ЕАЭС [3]. В итоговом тексте соглашения такое условие отдельно не обозначено, но на Армению возлагаются серьезные и конкретные обязательства по недопущению попадания на территорию единого таможенного пространства товаров из других государств без уплаты соответствующих таможенных пошлин. Представители армянского руководства не подтверждают предположения об установлении пункта таможенного контроля [4].

Оценить взаимный торговый оборот непросто. Данные относительно НКР в грузотаможенных декларациях отсутствуют. Данные по внешнеторговому обороту НКР отражают только сферу энергетики [5]. По разным оценкам, его объем может составлять до 300 млн. долларов США [6], что, учитывая невысокий уровень внешней торговли Армении (за 2014 г. – 5920 млн. долларов США, за 2015 г. – 4749,9 млн. долларов США) [7], может рассматриваться как значительная величина. Для сравнения: по итогам 2014 г. товарооборот Армении с Казахстаном составил 7,5 млн. долларов США, с Беларусью – 40,1 млн. долларов США, с Кыргызстаном – 0,445 млн. долларов США; по итогам 2015 года – 5,15 млн. долларов США с Казахстаном, 39,2 млн. долларов США с Беларусью, по Кыргызстану данных нет [8].

2) Пограничный и таможенный контроль границы Армении с НКР, не соответствующий стандартам ЕАЭС. Фактически внешняя граница ЕАЭС в Закавказье проходит по передовой линии фронта с Азербайджаном.

Эта ситуация является своеобразным политическим вызовом для ЕАЭС, позиционируемого как экономическое объединение. Армения делает попытки каким-то образом интегрировать ЕАЭС с ОДКБ, то есть навязать ЕАЭС политические функции по решению карабахского вопроса в пользу НКР. В настоящее время в рамках ЕАЭС нет механизмов такого участия, само их создание предполагает формирование наднациональных политических и военных органов, что вызовет категорическое неприятие со стороны Казахстана и Беларуси.

Ситуация с НКР является особо чувствительной для государственной системы Армении. Правящая Республиканская партия Армении (69 из 131 места в Национальном собрании Армении), возглавляемая президентом Сержем Саргсяном, возникла на базе военного движения за отделение и поддержку НКР. В ее состав входит множество выходцев из этого региона, включая и самого действующего президента, родившегося в Степанакерте. Оценочно, выходцы из НКР занимают непропорционально большое количество мест в органах государственного управления Армении относительно немногочисленного (120-140 тыс. человек) населения НКР.

Выходцем из НКР (и ее первым президентом) является президент Армении в 1998-2008 гг. Роберт Кочарян, пользующийся большим авторитетом в политических и деловых кругах страны. Значимую роль в Карабахском конфликте сыграли и члены Армянской революционной федерации Дашнакцут. Почти все 16 членов ее парламентской фракции принимали участие в организации и ведении боевых действий в ходе конфликта.

Своеобразным карабахским лобби выступает и партия «Страна Законности», секретарь парламентской фракции которой Марзпетуни Манукян родился на территории НКР и активно участвовал в вооруженном конфликте. Руководитель аппарата Совета безопасности при президенте Арташес Авоян, член партии «Страна Законности», длительное время работал в силовых структурах НКР.

Это далеко не исчерпывающие примеры значительного влияния представителей НКР в государственных структурах Армении. Многие армянские эксперты убеждены, что сам факт каких-то переговоров с Азербайджаном по возможности иного статуса НКР является политическим самоубийством [9].

3) Мощное армянское лобби в интересах НКР, представленное и в структурах ЕАЭС.

Во многом благодаря действию этого лобби Армения смогла добиться освобождения от таможенных пошлин при ввозе в период с 2015 по 2022 гг. товаров, которые специально разработаны или модифицированы для использования в военных целях и аналоги которых не производятся на территории других государств-членов ЕАЭС. Представляется, что армянская сторона будет в максимальной степени использовать структуры ЕАЭС для ослабления изоляции НКР, а также для оказания давления на Азербайджан.

4) Международный контекст, обостряющий армяно-азербайджанские противоречия.

При этом обеспокоенность Армении вызывает курс Азербайджана на резкое увеличение своего военного бюджета и доведения его до размеров всего бюджета Армении. Уже в 2014 г. военный бюджет Азербайджана в 8-9 раз превысил армянский военный бюджет. Особую тревогу у Еревана вызывает тот факт, что обострение отношений между Россией и странами Запада угрожает соглашениям и договоренностям в рамках Договора об обычных вооруженных силах в Европе. Армянские власти твердо убеждены, что достичь военного паритета с Азербайджаном самостоятельно Армении не удастся.

В сохранении в том или ином виде напряженности в Карабахе заинтересованы все крупнейшие силы в регионе, рассматривающие его как инструмент давления на Армению и Азербайджан. Более того, многие армянские и азербайджанские эксперты убеждены, что мировое сообщество в целом мало заинтересовано в разрешении карабахского конфликта [10]. В частности, отдельные армянские эксперты считают, что обострение конфликта в 2014-2015 гг. связано со стремлением Кремля закрепить участие Армении в евразийской интеграции [11]. Нельзя не учитывать и тот факт, что сам карабахский конфликт зачастую воспринимается в контексте российско-турецкого соперничества в регионе. Важно отметить, что одним из наиболее активных противников нормализации отношений с Турцией и Азербайджаном является армянская диаспора, причем живущая не только в России, но также и в странах ЕС, США и Канаде. Помимо этого, армянская диаспора в России является одним из активных лоббистов евразийской интеграции Армении.

Пограничный и таможенный контроль

Проблема НКР тесно связана с пограничной политикой Армении. Так, граница между Арменией и Турцией и между Арменией и Азербайджаном закрыта, официальных перевозок товаров не осуществляется. Армения не имеет общих границ с другими членами ЕАЭС.

Реализация значимых транспортных проектов Армении и Грузии на текущем этапе представляется малореальной. Это связано как с напряженностью в российско-грузинских отношениях, так и с проблемами в отношениях между Ереваном и Тбилиси. В частности, Армения заняла пророссийскую позицию при голосовании в ГА ООН по вопросу беженцев из Южной Осетии и Абхазии. В самой Грузии идут дискуссии о необходимости пересмотреть условия транзита российских углеводородов в Армению, а то и шантажировать Ереван полным отказом от транзита.

Граница с Ираном, несмотря на то, что она охраняется российскими военнослужащими, является практически открытым каналом для контрабанды. Товары поступают в Армению без уплаты таможенных пошлин и далее проникают на территорию ЕАЭС. Помимо неуплаты таможенных пошлин, существуют большие риски ввоза на территорию ЕАЭС и запрещенных товаров. Новости о пресечении контрабандного ввоза опиума, метамфетамина и других наркотических средств регулярно появляются в СМИ Армении. Другой вид контрабанды, связанный с ввозом из Ирана обычных товаров без уплаты таможенных пошлин, практикуется практически в открытую.

Ряд экспертов отмечают, что именно наличие открытой границы с Ираном позволяет Армении ввозить значительное количество необходимых ей товаров, в том числе купленных в третьих странах [12]. Потоки контрабанды использовались и для обвинения уже Армении в создании коридора для поставок санкционных изделий и материалов в Иран [13]. Правда, вероятность превращения Армении в полноценный контрабандный хаб ограничивается наличием российских пограничников, а значит, прямой возможностью России управлять ситуацией. Наиболее вероятный сценарий – дальнейшее укрепление российского пограничного и таможенного контроля. Подобное ограничение может стать прецедентом для его распространения и на другие страны-члены ЕАЭС, в том числе и на Беларусь.

К слову, Россия уже использовала участие Армении в ЕАЭС для усиления своего военного присутствия в стране. На российской военной авиационной базе в Эребуни сформирована эскадрилья армейской авиации командования ВВС и ПВО Южного военного округа, значительно обновлен парк авиатехники [14]. Идут работы по полному интегрированию ПВО Армении в систему ПВО России.

В то же время Армения исключена из проекта железнодорожного сообщения «Карс-Ахалкалаки-Тбилиси-Баку», рассматриваемого как потенциальная часть экономического пояса Нового Шелкового пути [15]. Управление ЗАО «Армянские железные дороги» находится в руках компании «Российские железные дороги» [16].

Энергетическое сотрудничество

Важным направлением евразийской интеграции является сотрудничество в энергетической сфере. Армения, Беларусь и Кыргызстан понимают его, прежде всего, как доступ к российским энергоносителям по внутренним российским ценам. Армения вынуждена в настоящее время импортировать почти 100% потребляемых энергетических ресурсов. Основной поставщик – Россия. Возможность диверсификации поставщиков практически отсутствует в силу закрытости границы с Азербайджаном и Турцией и отсутствием надлежащей инфраструктуры для импорта существенных объемов энергоресурсов из Ирана. Сам энергетический рынок Армении находится под полным контролем России, которой принадлежит около 80% энергетических систем Армении [17].

РАО «ЕЭС России» владеет Севан-Разданским каскадом гидроэлектростанций и Разданской ТЭС. Компания «Армросгазпром» является собственником и оператором всей системы транспортировки и распределения газа в Армении. Основной пакет акций принадлежит компании «Газпром» [18]. Сеть распределения электроэнергии принадлежит компании «Интерэнерго», которая является дочерней компанией ЗАО «Интер РАО ЕЭС» и в которой РАО «ЕЭС России» принадлежат 60% акций, а 40% владеет компания «Росэнергоатом» [18]. АЭС Мецамор обеспечивает для Армении 40% электроэнергии. Финансовым управляющим является «Интер РАО ЕЭС», хотя сама АЭС остается в собственности Армении [18].

Помимо АЭС Мецамор, в собственности Армении находятся Ереванская ТЭС и Воротанский каскад ГЭС. Однако Ереванская ТЭС использует в своей работе газ, поставленный из Ирана, и осуществляет поставки выработанной электроэнергии в Иран. Тегеран также предложил проект по строительству Мегринской ГЭС на приграничной реке Аракс. Строительство ГЭС финансируется Ираном, поэтому в течение первых 15 лет после запланированного на 2017 г. запуска вся электроэнергия будет бесплатно поставляться в Иран. Только через 15 лет ГЭС будет передана в собственность Армении.

Официально Армения покупает энергоносители у Российской Федерации по внутрироссийским ценам с учетом «транспортного плеча». Так, до вхождения Армении в ЕАЭС цена природного газа составляла 190 долларов США за тысячу кубических метров, после вхождения цена была снижена до 165 долларов США за тыс. куб.м [19]. Сохранен беспошлинный режим поставок российских нефти и газа. Однако внутри страны газ продается по цене 350-390 долларов США за кубический метр [20]. Более того, введенная скидка на газ на входе в страну никак не повлияла на его цену для конечных потребителей [21].

Большая разница между тарифами «на входе» и при доставке конечному потребителю является источником высоких коррупционных рисков в армянском истэблишменте, усиливающим его предрасположенность к более тесной интеграции с Россией. Таким образом, разница между входной и отпускной ценой зависит исключительно от политической воли Кремля: если цена на «входе» сравняется с ценой реализации внутри страны (а эта цена, по-видимому, отражает «потолок» покупательной способности населения), то маржа исчезнет.

Значимым вопросом является и судьба имеющегося газопровода из Ирана в Армению (Тебриз-Мегри). Несмотря на то, что он планировался как способ диверсификации поставок энергоресурсов, 45% акций газопровода принадлежат «Газпрому», 10% компании «Итера» и 45% – правительству Армении. То есть газопровод находится под фактическим контролем России. Основной его функцией стала не диверсификация ресурсов, а выработка из поступившего газа электричества и продажа Ирану. Несмотря на ряд попыток иранского руководства, Армения дезавуировала (судя по всему, под российским давлением, так как никаких аргументированных причин отказа не озвучивалось) все предложения иранской стороны о поставках газа по цене, ниже цены на «входе» российского газа.

Этим попыткам противится не только Россия, но также Азербайджан и Турция, не заинтересованные ни в появлении нового конкурента (Ирана) на газовом рынке, ни в укреплении позиций Армении в регионе [22].

Торговля

Основным внешнеторговым партнером Армении выступает Россия. По итогам 2014 г. армянский экспорт в эту страну составил 314,172 млн. долларов США, из которых 77,6% приходилось на продовольственные товары и сельскохозяйственное сырье [23]. По итогам 2015 г., то есть после присоединения Армении к ЕАЭС, экспорт составил 225,927 млн. долларов США, при общем уровне экспорта 1,487 млрд. долларов.

В целом, более 50% армянского экспорта в Россию составляют «алкогольные и безалкогольные напитки» [24], производство и торговля которыми находятся преимущественно под контролем крупного бизнесмена и политика Гагика Царукяна. Ослабление российского рубля сделало невыгодным поставки в страны ЕАЭС дорогого алкоголя [25]. Это, в свою очередь, ослабило позиции Царукяна.

Импорт товаров в Армению также осуществляется преимущественно из России. По итогам 2015 г. российский импорт составил 645,955 млн. долларов США при общем импорте в 3,254 млрд. долларов (в 2014 г. – 788,519 млн. долларов США) [26]. Основными продуктами импорта являются минеральные продукты, продовольственные товары и сельскохозяйственное сырье, а также машины, оборудование, транспортные средства. В январе-апреле 2015 г. наблюдался дальнейший рост российского импорта по сравнению с аналогичным периодом 2014 г. – на 7,6% в стоимостном выражении и на 199% в весовом. Значительно упала доля машин, оборудования и транспортных средств, третье место в объеме российского импорта заняли металлы и изделия из них (8,3%). Второе место сохранили продовольственные товары и сельскохозяйственное сырье.

Общий товарооборот Армении за январь-май 2015 г. составил 67,7% от аналогичного периода 2014 года [27].

Таким образом, экономические проблемы России оказывают двоякое влияние на товарооборот между странами. С одной стороны, ослабление российского рубля и снижение цен на энергоресурсы позволили бы значительно сократить издержки. С другой стороны, немедленно падает армянский экспорт в Россию. Тем не менее, оставаясь отрицательным, в абсолютном значении дефицит сальдо торгового баланса должен был бы уменьшаться (так как падение экономики предполагает и снижение импорта сырья) и ослаблять давление на валютный рынок Армении.

В этой связи нестандартным является рост импорта минеральных ресурсов, за счет которых и обеспечен общий рост российского экспорта в Армению. Можно предположить, что обеспечение поступления определенных финансовых сумм за счет экспорта в РА является принципиальным для Кремля, а это, в свою очередь, во многом нивелирует преимущества от участия Армении в ЕАЭС. Парадоксально, но оптимальным для Армении является высокий уровень цен на нефть и газ, что теоретически снижает коррупцию в стране (за счет невозможности увеличить маржу на внутреннем рынке), а также должно способствовать либерализации энергетического рынка страны. Предлагаемые же РФ льготы на поставки энергоресурсов компенсируются неоправданным ростом закупок, а также нивелируются более высокой ценой для армянских потребителей.

Основные выводы

1. Армения приложит все усилия для укрепления военно-политической составляющей в ЕАЭС через лоббирование карабахского вопроса. В этом она, вероятно, получит поддержку официальной Москвы. Конечно, сложно оценить, насколько эти усилия могут иметь успех. Беларусь, наряду с Казахстаном и Кыргызстаном, выступает против укрепления политической составляющей в ЕАЭС.

2. Наличие значительной контрабанды через армяно-иранскую границу в перспективе может служить аргументом и поводом для России требовать усиления своего приграничного присутствия на внешних границах ЕАЭС, что не входит в интересы Беларуси, Казахстана и Кыргызстана. Наличие контрабанды через территорию Беларуси и Казахстана будет еще больше подталкивать российские власти к обсуждению этого вопроса. В этой ситуации официальный Минск имеет суженное поле для маневра: поддержание единой позиции с Казахстаном и Кыргызстаном, а также ограничение контрабанды через Беларусь.

3. Евразийская интеграция способствует росту коррупционной составляющей в системе государственного управления в Армении, прежде всего, через схемы с поставками энергоресурсов. Сложно стоит вопрос с влиянием бизнесмена и политика Царукяна, с которым президента Лукашенко связывают тесные личные отношения. В этой связи белорусскому руководству, вероятно, следует усилить контакты с руководством Республиканской партии Армении.

*Аналитическая записка подготовлена в рамках стажировки организованной SYMPA.

[1] http://aciis.ru/armeniya-v-ees/

[2] http://eurasiainform.md/prisoedinenie-armenii-k-evrazes-mif-i-realii-tatul-manaseryan.html

[3] http://ru.aravot.am/2014/06/10/180302/

[4] http://rus.azatutyun.am/content/article/25407393.html

[5] http://www.armstat.am/ru/?nid=380&thid%5B%5D=999&years%5B%5D=2014&submit=%D0%9F%D0%BE%D0%B8%D1%81%D0%BA

[6] http://regnum.ru/news/economy/1466262.html

[7] http://www.armstat.am/ru/?nid=126&id=10001

[8] http://www.armstat.am/file/article/sv_12_15r_411.pdf

[9] Armenia-Azerbaijan Civil Diplomacy Dialogue. Report and Recommendations based on Series of Meetings. ACGRC, 2015. – С. 6-7.

[10] Ibid. – С. 6.

[11] Ibid. – С. 9.

[12] http://www.todayszaman.com/diplomacy_iran-armenia-ties-strengthening-to-counter-turkey-azerbaijan-alliance_311218.html

[13] Isgandarova. N. The Search for Security in the South Caucasus: NATO’s Role in the Baku-Tbilisi-Ceyhan Pipeline – 2008. – P.83.

[14] Повестка внешней политики Армении 2014-2015 гг. – Ереван : АЦГРС, 2014. – С. 196.

[15] Там же. – С. 188-189.

[16] http://press.rzd.ru/smi/public/ru?STRUCTURE_ID=2&layer_id=5050&id=210139

[17] Повестка внешней политики Армении 2014-2015 гг. – Ереван : АЦГРС, 2014. – С. 182.

[18]http://www.energycharter.org/fileadmin/DocumentsMedia/ICMS/ICMS-Armenia_2008_ru.pdf

[19] http://www.panarmenian.net/rus/news/191337/

[20] http://echo.az/article.php?aid=11973; http://rusarminfo.ru/komu-gazprom-delaet-skidku-v-armenii/

[21] http://rusarminfo.ru/%D0%B3%D0%B0%D0%B7%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%BC-%D0%BA%D0%B0%D0%BA-%D0%B7%D0%B0%D1%80%D0%B0%D0%B1%D0%B0%D1%82%D1%8B%D0%B2%D0%B0%D1%82%D1%8C-%D0%BD%D0%B0-%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B4%D0%BA%D0%B0%D1%85/

[22] http://www.vestikavkaza.ru/analytics/Gruzino-iranskaya-gazovaya-golovolomka.html

[23] http://www.ved.gov.ru/exportcountries/am/am_ru_relations/am_ru_trade/

[24] http://politobzor.net/show-36836-evraziyskiy-vybor-armenii-vygody-i-perspektivy.html

[25] http://www.vestikavkaza.ru/news/Iz-za-rublya-Armeniya-ne-mozhet-eksportirovat-dorogie-vina.html

[26] http://www.armstat.am/file/article/sv_12_15r_411.pdf

[27] http://www.ved.gov.ru/exportcountries/am/about_am/ved_am/