Дискуссионный материал «Либерального клуба»

Евгений Прейгерман

События в Украине развиваются настолько стремительно, что буквально каждую минуту приходят свежие вести и достоянием общественности становятся новые детали (не всегда, правда, проверенные). От такой информационной динамики захватывает дух и кружится голова.

Ежедневно появляется множество публицистических и аналитических материалов, авторы которых стараются понять и оценить то, что происходит в стране. Разумеется, большинство этих публикаций основывается на оценочных мнениях, наблюдениях, фантазиях, фобиях или даже намеренных искажениях фактов. Разобраться во многих хитросплетениях происходящего и сделать основательные прогнозы сегодня просто невозможно.

Поэтому в этом дискуссионном материале попытаемся дать лишь первичные ответы на самые простые вопросы: что и почему случилось в Украине за последние три месяца и каковы дальнейшие перспективы?

Что произошло?

Сегодня часто встречается такое мнение: в Украине закончилась эпоха Януковича, но совершенно не факт, что это является началом чего-то качественно нового.

Пожалуй, это единственная характеристика, с которой можно уверенно согласиться. На этот раз уже бывший президент Украины Виктор Янукович и его ближайшее окружение уж точно не смогут вернуть себе власть (как это произошло после «оранжевой революции» 2004 г.), так как они навсегда запятнаны кровью и славой главных бандитов страны. Все остальное будет зависеть от дальнейшего развития событий.

Пока даже сложно классифицировать произошедшее. Можем ли мы, например, говорить о факте свершившейся революции? Или только о силовом противостоянии, которое привело к смене власти?

Если исходить из определения революции как «смены политической системы, прихода к власти политических сил, свергнувших предшествующую политическую элиту»[1], то в Украине действительно случилась революция. Пока еще непонятно, кто именно придет теперь к власти, но политическая элита сменится наверняка. Также уже изменилась политическая система: Верховная Рада достаточно молниеносно вернула Конституцию 2004 г., в результате чего Украина была преобразована из президентской в парламентско-президентскую республику.

Если же обращаться к другим определениям революции, которые делают акцент на необходимости всеобъемлющих и радикальных изменениий политической реальности, то нам и здесь пока не хватает фактов. Совершенно не обязательно, что даже после имевших место драматических событий произойдет качественный и устойчивый слом существовавшей в Украине политической и экономической действительности.

Как подчеркивают многие комментаторы, для недавних событий и в Украине, и в некоторых других странах мира, например, в Турции или Таиланде, характерна такая особенность: «общественный взрыв застает оппозицию врасплох». Теперь вопрос заключается в том, смогут ли оппозиционные силы (которые уже не являются оппозиционными, а имеют большинство в парламенте) перехватить инициативу у общества – читай, у наиболее активных и радикальных структур на Майдане.

Если да, то последствия свержения Януковича по своей глубине могут и не быть революционными. Лица и оболочка политического процесса могут поменяться, а содержание остаться во многом тем же.

Пожалуй, еще можно утверждать, что произошедшее в Украине не является государственным переворотом, как о том ожидаемо заявлял в своем последнем публичном обращении Виктор Янукович. Все-таки решения и о возврате к Конституции 2004 г., и об отстранении от должности Януковича, и последующие решения принимались легальной и легитимной Верховной Радой.

Запад, Восток, марсиане или просто накипело?

Общие причины произошедшего определить немного проще, хотя и здесь, разумеется, множество вопросов и пробелов в информации, когда речь заходит о деталях. Интерпретация истоков Майдана-2013/2014 дает почву для самых возбужденных фантазий – от всемирного заговора до влияния марсиан – однако в целом можно смело утверждать, что именно стало его основной причиной.

Как ни банально это прозвучит для любителей конспирологии, но массовые протесты в Украине стали результатом лопнувшего гнойника в виде повсеместной коррупции, беззакония и безнаказанности властей. То, что этот гнойник вот-вот лопнет было видно, как минимум, еще за несколько месяцев до того, как возник Евромайдан.

На протяжение 2013 г. на территории страны происходили мини-социальные взрывы, которые однозначно показывали, что ситуация на грани. Например, в июле 2013 г. жители поселка городского типа Врадиевка в Николаевской области просто сожгли местное РОВД после того, как была избита и изнасилована местная 29-летняя жительница. По ее словам, в изнасиловании участвовали двое местных милиционеров. А чуть позже разъяренные граждане несколько раз штурмовали Святошинское РОВД г. Киева после того, как сотрудник правоохранительных органов избил девушку на одном из киевских рынков.

Такие проявления народного гнева не рождаются на ровном месте. Не могут они быть объяснены и каким-то вмешательством внешних сил. Это прямое свидетельство того, что беззаконие и безнаказанность власти достигли критического уровня. Не хватало только бензина и спички, чтобы пламя решительного протеста охватило большую часть страны.

И в конце 2013 г. такие спички и бензин появились.

Наверное, можно сказать, что спичкой стало решение Виктора Януковича не подписывать Соглашение об ассоциации с ЕС на Вильнюсском саммите «Восточного партнерства»[2].

По всей видимости (без наличия надежных социологических данных судить об этом можно лишь на основе общих наблюдений, экспертных мнений и интуиции), многие украинцы восприняли отказ от подписания Соглашения об ассоциации с ЕС как:

1)      еще один гвоздь в гроб их надежд на светлое будущее без тотальной коррупции и неподконтрольности зарвавшейся власти;

2)      еще одно проявление слабости и беспринципности Виктора Януковича, моментально отказавшегося под давлением Москвы от курса, который до того сам же активно и популяризировал;

3)      как окончательный выбор президента в пользу создания диктаторского режима.

И дальнейшие действия украинских властей действительно, как отмечает известный политолог Иван Крастев, только укрепили большую часть граждан в этом мнении.

Однако одного лишь неподписания соглашения с Евросоюзом было недостаточно для разгорания пламени мятежа. Пока протестовали в основном студенты, которые еще не представляли силы, способной победить систему. А вот критический момент произошел в ночь с 29 на 30 ноября, когда «Беркут» очень жестоко разогнал киевский Евромайдан.

Кстати, важно выяснить все детали этого разгона. По некоторым непубличным свидетельствам, он стал следствием провокации со стороны близких к Януковичу людей из числа так называемых «ястребов» в «Партии регионов», а не со стороны радикалов из «Правого сектора».

После 30 ноября гнойник вскрылся по полной. Народный гнев и мятежность выплеснулись на улицы Киева и других городов. Протестный маховик стал раскручиваться.

Такая логика событий подтверждается и социологическими исследованиями. По данным Киевского международного института социологии, главным фактором, побудившим людей выйти на Майдан, стали именно репрессии властей против участников протестов. На втором месте – желание изменить положение дел в стране. И только на третьем – факт отказа Виктора Януковича подписать Соглашение об ассоциации.

Впоследствии каждое силовое действие властей только радикализировало Майдан. Это также отражают социологические данные. Шансы Януковича стремительно сгорали.

К слову, интересным остается вопрос о том, можно ли было избежать радикализации, если бы Виктор Янукович с самого начала меньше прислушивался к «ястребам» в своем окружении и следовал несиловой стратегии. До разгона студентов, наверное, можно было. А вот потом, когда на Майдане стали действовать радикально настроенные и хорошо организованные группы из «Правого сектора» и других организаций, уже, наверное, нет. А тем более после того, как начались убийства. Интересной зарисовкой к этим рассуждениям являются свидетельства лидера «Правого сектора» Дмитрия Яроша о его встрече с Януковичем 20 февраля.

Нет сомнений, что на ход событий в Украине пытались влиять и извне. Притом все: и ЕС, и США, и Россия; и дипломаты, и политики, и спецслужбы. Но выглядело так, что внешние силы просто не понимали многого из происходившего и не были готовы к различным сценариям.

Такое ощущение, что многого не понимал и сам Янукович. Это еще один показатель его элементарной оторванности от реалий, без которой произошедшее могло и не состояться. В этом отношении показательно, что, по имеющейся непубличной информации, во время первой попытки похода части митингующих на Администрацию президента 1 декабря 2013 г., то есть когда противостояние уже набирало обороты, в здании администрации не было ни одного ответственного лица. Все занимались своими делами …

Каковы перспективы?

Сказать, что будет дальше, сегодня невозможно. В украинской политической палитре сейчас слишком много неизвестных и непонятных переменных. Уход Януковича и назначение новых выборов, безусловно, не означают окончание трудностей. Просто трудности перемещаются с уровня уличного противостояния на уровень борьбы за сохранение территориальной целостности страны, обустройства новой политической реальности и проведения болезненных экономических реформ.

Несмотря на огромный эмоциональный подъем, сложно сказать, будет ли действительно положен конец системной «украинской мафии» и ее симбиозу с политическими институтами, о чем говорит, например, Эндрю Вилсон из Европейского совета по внешней политике.

Особенно пока непонятно, как завоевания Майдана могут быть вписаны в политическую систему, в общедемократические  процедуры. Например, какое влияние на принятие государственных решений в дальнейшем будет оказывать Майдан? Или как на практике может реализовываться обещание представителей «Правого сектора» и Самообороны Майдана постоянно контролировать политиков и чиновников? В каком соотношении государственная власть будет находиться с различными организованными и вооруженными формированиями Майдана?

Также, разумеется, остро стоит вопрос территориальной целостности Украины. Особенно опасно выглядит ситуация в Крыму. Здесь действительно может произойти все, что угодно.

Хотя в целом представляется, что Украине удастся сохранить свою территорию. Все-таки независимость и территориальная целостность все эти годы являлись основой консенсуса украинских политических и бизнес элит.

Также важно, что при потенциальном отделении Крыма возникают риски и для безопасности России. Отделение было бы очень мощным толчком для остальной части Украины отказаться от нейтрального статуса и возобновить планы по вступлению в НАТО. И хотя, как справедливо отмечает Федор Лукьянов, НАТО явно не будет рада таким устремлениям Украины, это в любом случае станет источником постоянной головной боли для России.

Плюс это риски и для проекта евразийской интеграции. Украина тогда уж точно будет раз и навсегда потеряна для любых интеграционных инициатив Кремля. Да и для стран-членов и кандидатов на членство в Таможенном союзе это стало бы не самым приятным сюжетом, который мог бы обострить многие видимые и латентные противоречия с политикой Москвы.


[1] Политическая наука: Словарь-справочник. Сост. Санжаревский И.И., 2010.

[2] Подпиши Янукович это соглашение в Вильнюсе – и, вероятно, он досидел бы в кресле главы государства до следующих президентских выборов. В этом отношении примечательно, что, по свидетельству членов официальной украинской делегации на саммите, ночью с 28 на 29 ноября 2013 г. после долгого закрытого общения с руководством ЕС Янукович дал согласие подписать Соглашение об ассоциации. Не спроста тогдашний вице-премьер Сергей Арбузов заявил об этом прессе. Однако в самый последний момент в дело вмешался случай, который связывают с президентом Литвы Далей Грибаускайте. В итоге – Украина осталась без соглашения, а Янукович теперь и без поста президента. Вот что значит отсутствие политического чутья.