Татьяна Гуринович

Опубликовано на сайте Наше мнение.

Сегодня ЕС используется определенные рычаги воздействия на белорусские власти. Однако что в действительности может сделать Европа для демократизации Беларуси? Анализируя все возможные ходы со стороны ЕС, можно прийти к выводу, что на сегодняшний день – практически ничего: в реальном воплощении стратегия санкций ЕС ограничивается полумерами, а диалог используется белорусскими властями с целью получения конкретной финансовой выгоды.

Итак, рассмотрим по порядку возможные шаги со стороны ЕС, которые могли бы способствовать демократической трансформации Беларуси.

Некоторые аналитики считают, что санкции ЕС отменять нельзя, так как это будет означать фактически легитимацию режима Лукашенко. Что ЕС может сделать вдобавок к уже существующим санкциям, чтобы надавить на режим и как-то стимулировать его к реформам?

А) Эмбарго на все товары, импортируемые из Беларуси

Теоретически такое давление могло бы стимулировать власти Беларуси хотя бы к какой-то имитации демократизации. Но инициирование «сверху» подлинных демократических процессов просто невозможно, так как это будет означать демонтаж всей персоналистской политической системы Беларуси и, как результат, смену элиты. Поэтому, даже введение «полномасштабных» экономических санкций со стороны ЕС вряд ли как-то поспособствует демократизации РБ.

К тому же, стоит понимать, что Евросоюз на это не пойдет, так как для него экономическое сотрудничество с РБ тоже выгодно, а экономический интерес всегда превалирует над интересом политическим. Вот и свежее тому подтверждение – в новый список представителей Беларуси и компаний, против которых действуют санкции, не попала компания Чижа, которая сотрудничает со Словенией, и три компании, имеющие деловые связи с Латвией. В добавок правовых оснований на введение «полномасштабных» экономических санкций у ЕС нет.

Б) открыть границы

ЕС может ввести безвизовый режим с Беларусью, что облегчит передвижение людей, капитала и услуг. Это, наверное, лучшее, что можно сделать для демократизации Беларуси, но, конечно же, не гарантирует немедленных эффектов. Возможность свободного передвижения по территории Европейского Союза приведет к росту проевропейских (а, следовательно, и продемократических) настроений у граждан РБ. Согласно данным исследования BISS 2010 года среди тех, кто в течении трех последних лет неоднократно бывал в странах ЕС, голосовали бы за вступление в ЕС 68,4% респондентов; среди тех, кто был один раз 46,1% и среди тех, кто ни разу не был в странах ЕС 33,4% [1]. «Возможность беспрепятственно путешествовать по Евросоюзу повышает проевропейские настроения на 20-30% во всех без исключения социальных группах» – резюмируется в исследовании [2].

Но, ЕС не будет открывать границу с Беларусью, так как у нас общая граница с Россией, а теперь и Казахстаном, и поток эмигрантов из этих стран совсем нежелателен для ЕС. Вот недавнее тому подтверждение: в итоговом документе, принятом 23 марта в Брюсселе на заседании Совета министров иностранных дел стран ЕС, «ЕС еще раз «заявляет» о своей готовности начать переговоры по соглашениям об облегчении визового режима». То есть, если нас и ждет какое-то «облегчение» в визовом вопросе, то еще нескоро.

По мнению ученого из Польши Пшемыслова Журавского вель Граевского, работающего на кафедре теории внешней политики и безопасности университета города Лодзь, «в нынешней ситуации, в нынешних настроениях, по крайней мере с этой недели, когда во Франции дошло до убийств, совершенных эмигрантом, – это возбуждает антииммигрантские настроения. А в странах целевой иммиграции – а это старые богатые страны Евросоюза: Германия, Франция, Швеция, Австрия, страны Бенилюкса –антииммигрантское настроения электората сильны настолько, что политики под давлением своих избирателей не согласятся на существенную либерализацию визовой системы»[3].

Б) экономическое сотрудничество

Теоретически экономическое сотрудничество Беларуси и ЕС возможно и вместе с санкциями (сейчас же оно есть). Сотрудничество с ЕС необходимо Беларуси для того, чтобы восстановить геополитическое равновесие применительно к отношениям с Россией, а значит, сохранить независимость страны, без чего демократия в принципе невозможна.Представляется, что на данный момент тесное экономическое сотрудничество гораздо в большей степени может способствовать демократизации Беларуси, нежели политический «диалог». Как эта схема может сработать?

Евгений Крыжановский (аспирант Страсбурского института политических наук, преподаватель ЕГУ): «Экономическое сотрудничество может (не 100% вероятность) привести к либерализации белорусской экономики, открытой (не 100% вероятность) приватизации, что может привести, в свою очередь к появлению независимого от государства капитала в стране (не 100% вероятность). Далее – согласно схеме, в соответствии с которой капитал любит стабильность, независимые от государства экономические акторы могут оказывать влияние на политическую сферу с целью ограничения власти государства, что (не 100% вероятность) может привести к усилению политического плюрализма».

Но сейчас реализация этого сценария невозможна. Мешают более тесному сотрудничеству Беларуси с ЕС ряд факторов, один из которых – меры нетарифного регулирования внешней торговли, как со стороны ЕС, так и со стороны Беларуси. Со стороны ЕС – это антидемпинговые и защитные меры, квотирование и лицензирование импорта, со стороны РБ – это политика импортозамещения. И даже если представить, что ЕС отменит все квоты (что для него совсем невыгодно), то квоты останутся со стороны Беларуси (политика импортозамещения). То же самое и с границей: если ЕС отменит визы для белорусов, не факт, что белорусы сразу же сделают то же самое для граждан ЕС. То есть, в решении проблемы свободного передвижения людей, капитала и услуг необходимо участие двух сторон – Беларуси и ЕС – иначе, если действия будут односторонние, получится абсурдная ситуация.

Что касается приватизации белорусских предприятий, то такие действия не в интересах режима, поскольку означают утрату контроля над населением. То, что сейчас распродается госсобственность, говорит лишь о том, что руководство страны находится в безвыходном положении. Распродается России – потому что они предлагают достаточно высокую цену, в то время как европейские страны переплачивать не торопятся, равно как и покупать убыточные белорусские предприятия, которых в Беларуси большинство.

Европейский бизнес может прийти в страну только с личного позволения А. Лукашенко, тут мало только открытых границ (что подтверждает российский пример). А приход сюда европейского бизнеса «в крупных размерах» в дальнейшем будет означать экономическую модернизацию страны, что несет в себе опасность разрушения экономической и политической модели Беларуси, сохраняющейся последние 20 лет.

Таким образом, односторонние действия ЕС, такие как отмена виз, отмена квот, приход евро бизнеса (если допустить, конечно, что ЕС предпримет какие-то активные действия) не будут эффективны как инструмент давления на режим. Нужно двухстороннее сотрудничество,а именно– чтобы Беларусь тоже отменила визы, квоты, пустила в страну иностранных инвесторов. Лишь тогда только станет возможным «продуктивное» экономическое сотрудничество. Поэтому, выходит, что нужен официальный диалог, который будет способствовать:

1. Снятию напряженности в отношениях между РБ и ЕС, прекращению дипломатических войн.

2. Приходу европейских инвесторов.

3. Возможному появлению каких-либо совместных политических, экономических и образовательных проектов.

Однако диалог на официальном уровне в ближайшее время вряд ли состоится. Потому что:

1. Поскольку в Беларуси имеются политзаключенные, а белорусские власти ведут себя политически агрессивно, то предложение диалога со стороны ЕС будет выглядеть как очередная победа Лукашенко и безразличие Европы к политическим репрессиям в РБ.

2. (В качестве предположения) белорусские власти используют политзаключенных как политический «товар», и пока ЕС не предлагает приемлемой «платы», власти не видят смысла в политических уступках и либерализации. К тому же сотрудничества с ЕС белорусскими властями рассматривает только в аспекте получения денег, а не участия в «неконкретных» программах типа Восточного партнерства. А денег ЕС пока не предлагает.

3. С другой стороны Беларусь для ЕС не является страной особой стратегической важности интереса, в том смысле, что экономическое сотрудничество, которое осуществляется на данный момент, не прекратится, даже если ЕС будет оказывать давление на политическом уровне. А как политический партнер Беларусь для ЕС также почти не представляет интереса.

Заключение

Вывод может быть один: перестать ждать и надеяться, что Европа примет какие-то действенные шаги для демократизации Беларуси. Наиболее действенные меры, такие как отмена виз для беларусов, отмена квот с целью интенсификации экономического сотрудничества, просто невыгодны для ЕС. Официальный Минск также не стремится к реальному экономическому, тем более политическому сотрудничеству, поскольку такое сотрудничество предполагает политические и экономические реформы в РБ, чего правящая элита стремится избежать. Можно заметить, что в противном случае подконтрольные государству активы будут проданы России, что также будет означать для правящей группировки определенную утрату контроля над населением. Но русские платят огромные деньги за белорусские предприятия и к тому же не ставят никаких политических условий. Такое сотрудничество несет в себе чуть меньше политических издержек для руководства Беларуси – во всяком случае, на первый взгляд.

Поэтому, если говорить о демократизации Беларуси, можно сделать вывод, что на данный момент Евросоюз не эффективен как рычаг давления на белорусские власти. Эффективным давление может быть только внутри государства, и людям, которые борются за демократию в нашей стране, следовало бы искать поддержку в белорусском обществе, а не в ЕС по преимуществу.

------------------

[1] Исследование BISS «Беларусь и мир: геополитический выбор через призму экономики и культуры» 1 июня 2010 г.

[2] Там же.

[3] http://euroradio.fm/report/tsi-realna-sprastsits-vizavy-rezhym-103187