Евгений Прейгерман

Опубликовано на Naviny.by

1 сентября 2012 года — поистине исторический день в жизни суверенной Беларуси. Наконец-то заканчивается многолетняя эпопея с вводом нового корпуса Белорусского государственного университета на Привокзальной площади. Казалось бы, и что тут такого? Сколько еще у нас долгостроев было, есть, и будет?!

Но долгострой на Привокзальной — особенный. И не потому, что из-за начала его строительства в 2002 году жители и гости Минска лишились удобно расположенного у самого здания железнодорожного вокзала МакДональдса. А потому, что этот долгострой наконец-то даст постоянный и давно обещанный приют одному из самых престижных факультетов в системе белорусского высшего образования — Факультету международных отношений БГУ.

И историчность момента заключается в том, что после десяти лет неопределенности академическая колыбель белорусской дипломатии наконец приобретает свой собственный комфортный уголок. «Квартирный вопрос» больше не должен волновать будущих международников и их преподавателей. Теперь все мысли могут быть направлены на дальнейшее расширение интеллектуальных горизонтов Беларуси в современном мире.

Символично, что официальное открытие нового корпуса Факультета международных отношений (ФМО) практически совпало по времени с назначением нового министра иностранных дел. Более того, главного дипломата у нас не меняли почти столько же, сколько строилось здание на Привокзальной площади: с 2003 г. Один сплошной символизм…

На фоне такого символизма и ожидания (хотя и не совсем обоснованного) перемен в белорусской дипломатии само собой возникает желание сформулировать для назначенного министром Владимира Макея своего рода общественное задание/поручение. В его силах, как мы прекрасно понимаем, не так уж и многое. Однако что-то для развития нашей дипломатии он, конечно же, сделать может.
Ограничители белорусской дипломатии

Необходимо понимать, что сегодняшняя белорусская внешняя политика является неотъемлемой частью сложившейся в стране политической системы. Уже изрядно всем поднадоевшие «геополитические качели» и псевдомноговекторная внешняя политика не родились в чьих-то гениальных головах, а стали неизбежным продуктом политической реальности в Беларуси.

И пока политическая система будет сохранять свой нынешний вид, нет никаких оснований надеяться на существенное изменение белорусской внешней политики. Ни Владимир Макей, ни кто-то другой не в состоянии произвести внешнеполитическую революцию, если не будет перемен во внутриполитической жизни.

Однако рано или поздно такие перемены будут. И новый министр уже сейчас должен приложить все усилия, чтобы максимально подготовить белорусскую дипломатию к этим неизбежным переменам.

Вот лишь несколько необходимых составляющих подготовительного курса:

1. Срочно повысить статус дипломата

Можно сколь угодно долго рассуждать об элитарности дипломатической работы, но если зарплата у дипломата ниже самого неприличного плинтуса, то от этой элитарности начинает веять отталкивающим холодком. Если к этому еще прибавить степень личной несвободы дипслужащего (например, часто непредсказуемый рабочий график), то получается самое настоящее крепостничество.

Не очень удивительно, что при таких условиях все меньше и меньше светлых голов хотят посвятить себя дипломатической службе. Кстати, хороший индикатор падения статуса дипломата в Беларуси — интерес к работе в системе МИД со стороны детей высокопоставленных чиновников. Одно время почти все вакансии в министерстве занимались, как у нас говорят, только по великому блату. Проходя по МИДовским коридорам, складывалось впечатление, что находишься в каком-то музее белорусского высшего чиновничества: на дверных табличках сплошные знакомые фамилии и отчества.

В последние годы картина начала меняться. И этот негативный тренд необходимо прервать. Разумеется, не для того, чтобы массово вернуть в МИД чиновничьих наследников. А для того, чтобы не допустить полного «разбегания» профессиональных кадров. Пока в МИДе их остается достаточно много. И они стране еще ой как пригодятся.

2. МИД должен быть открыт академическому сообществу

Повседневное сотрудничество академических и дипломатических кадров является естественной практикой в большинстве стран мира. Ученые-теоретики активно привлекаются к разработке и реализации внешнеполитических стратегий государства, а дипломаты-практики регулярно участвуют в академических дискуссиях.

От такого сотрудничества выигрывают все. Внешнеполитический курс государства становится более взвешенным и обоснованным. А научные разработки более реалистичными и приближенными к практическим потребностям.

В Беларуси же сотрудники МИДа и ученые из, например, Академии наук и ФМО живут совершенно разными и редко пересекающими жизнями. Периодически из академической среды выходят инициативы по налаживанию нормального рабочего взаимодействия, но, как правило, они очень быстро гасятся со стороны МИДа.

На эту проблему новому министру необходимо обратить повышенное внимание. Иначе и от белорусской дипломатии, и от науки в области международных отношений скоро начнет попахивать интеллектуальной провинциальностью.

3. Прорвать коммуникационную изоляцию

Чтобы максимально оградить белорусских международников от опасности превращения в интеллектуальных провинциалов, необходимо обеспечить их возможностью постоянной коммуникации с коллегами со всех сторон земного шара.

Ученые должны иметь возможность беспрепятственно посещать международные конференции и организовывать представительные академические форумы в Беларуси. Пока же они ограничены в этом не дремлющим оком всяких служителей безопасности и бестолковых идеологов. Порой получение разрешения на поездку в какую-нибудь европейскую страну превращается для ученого в настоящую драму.

Те же проблемы и у сотрудников МИДа. Их возможности коммуникации с зарубежными коллегами весьма ограничены. Даже на уровне учебных возможностей по повышению квалификации белорусские дипломаты оторваны от мирового пространства. На сайте министерства достаточно смешно выглядит информация об учебных курсах за рубежом. Случалось, правда, в последние годы, что кто-то из молодых сотрудников посылался на учебу еще в Германию или Китай. Но для нормального процесса развития дипломатических кадров этого явно недостаточно.
Кадры решают все

Но главная проблема в подготовке кадров для белорусской дипломатии находится все-таки в области взаимоотношений МИДа и Факультета международных отношений БГУ. Министерские сотрудники традиционно посматривают на ФМО с нескрываемыми высокомерием и брезгливостью. Из-за такого взаимоотношения с профильным министерством ФМО утрачивает роль академической колыбели белорусской дипломатии и все больше превращается в своего рода коммерческий проект.

В самом факте коммерциализации образования на одном из наиболее престижных факультетов страны нет ничего плохого. Система образования в целом и отдельные учебные заведения будут действительно эффективными лишь тогда, когда их работа будет строиться на принципах экономической рациональности. Однако в условиях белорусской нерыночной экономики такое отношение к ФМО свидетельствует не о желании начать реформу системы образования с этого факультета, а скорее о его превращении в некий лохотрон. Причем для всех.

Главным образом, для студентов и их родителей, которые поступают на ФМО со светлыми мечтами о том, что будут продвигать интересы Родины на мировой арене. И не важно, что для кого-то из них продвижение интересов Родины представляется исключительно в виде изящных дипломатических приемов в лучших домах Парижа.

Но также и для профессорско-преподавательского состава ФМО, который вкладывает душу и силы в то, чтобы подготовить высококлассных специалистов, но в итоге готовит кадры, которые никогда в жизни не будут заниматься тем, чему их учили.

Страдает и само Министерство иностранных дел, которое на выходе получает специалистов, подготовленных в атмосфере всеобщего скептицизма о перспективах нашей дипломатии и дипломатов.

Вот эти проблемы Владимиру Макею и следовало бы решать в первую очередь!