Евгений Прейгерман

Опубликовано на сайте БелаПАН

В СМИ и в экспертной среде разворачивается дискуссия вокруг инициативы ЕС "Европейский диалог о модернизации с Беларусью". Пока остается много вопросов относительно целей и перспектив этого проекта. А есть ли некие аналоги, образцы для подражания? Может, не стоит изобретать велосипед?



Сразу вспоминается, что похожая программа — "Партнерство для модернизации" — вот уже третий год реализуется Евросоюзом и Россией. В чем опыт модернизационного сотрудничества Брюсселя с Москвой может быть полезен для Беларуси? И возможно ли здесь выстроить трехстороннее партнерство?

"Партнерство для модернизации": сходство и различие

Идея запустить "Партнерство для модернизации" была выдвинута на саммите Россия — ЕС 18 ноября 2009 года. В качестве цели "Партнерства" стороны декларировали сотрудничество в решении задач модернизации экономики России и необходимую для этого адаптацию всего комплекса российско-европейских отношений.

На саммите Россия — ЕС в июне 2010 года стороны объявили о начале "Партнерства для модернизации". Были определены приоритетные области сотрудничества:

• расширение возможностей для инвестиций в российскую экономику с целью стимулирования роста и инноваций;

• развитие взаимной торговли и создание благоприятных условий для сотрудничества между малыми и средними предприятиями;

• сближение технических регламентов и стандартов;

• сотрудничество в сфере транспорта;

• содействие развитию энергоэффективной и низкоуглеродной экономики в России;

• укрепление сотрудничества в сфере инноваций, исследований и развития (в том числе в сфере космоса);

• содействие эффективному функционированию судебной системы и усилению борьбы против коррупции;

• развитие связей между людьми и укрепление диалога с гражданским обществом.

Стороны решили, что "Партнерство" должно основываться на секторальном сотрудничестве и стать дополнением к взаимодействию в рамках уже существовавших четырех "общих пространств":

• общее экономическое пространство;

• общее пространство свободы, безопасности и правосудия;

• общее пространство внешней безопасности;

• общее пространство для научных исследований и образования, включая культурное сотрудничество.
1.
Для практического воплощения идей "Партнерства" был выработан Рабочий план, в котором сформулировано более тридцати конкретных задач. Финансирование мероприятий осуществляется совместными усилиями российского "Внешэкономбанка", Европейского банка реконструкции и развития, а также Европейского инвестиционного банка.

Таким образом, "Партнерство для модернизации" с самого начала ориентировалось на межправительственное сотрудничество. Но в марте 2011 года параллельно был учрежден Гражданский форум ЕС — Россия. Его функция — обеспечить участие третьего сектора в развитии российско-европейских отношений.

Стоит ли "соображать на троих"?

Периодически среди белорусских и зарубежных экспертов звучит мысль о том, что подтолкнуть Беларусь к модернизации можно только с помощью России. Мол, Кремль имеет огромные возможности для давления на руководство Беларуси. Поэтому, чтобы добиться от официального Минска реальных реформ, необходимо привлечь Москву.

Действительно, может быть, Евросоюзу стоило бы не выстраивать лишь двухсторонний модернизационный диалог с Беларусью, а попробовать какую-то форму тройственного сотрудничества для одновременной модернизации России и Беларуси? Тем более что в рамках "Партнерства для модернизации" с Россией уже есть множество наработок, которые могли бы быть автоматически перенесены на диалог с Беларусью.

Однако эти соображения разбиваются о стену геополитических опасений, которые в Беларуси присущи как властям, так и оппозиции.

Оппозиция, в своем большинстве, испытывает огромное недоверие к российским элитам. Многие ее представители как раз и рассматривают "Европейский диалог о модернизации с Беларусью" как возможность ослабить влияние России на процессы в стране. Поэтому участие восточной соседки в программах сотрудничества Беларуси и ЕС для внутренних политических оппонентов режима Лукашенко неприемлемо по определению.

Власти также не заинтересованы в привлечении Кремля к их двусторонним отношениям с Евросоюзом. Минску важно, чтобы Россия не имела права голоса в белорусско-европейских программах сотрудничества. Прямой двусторонний контакт создает дополнительные возможности для использования стратегии геополитического лавирования. Поэтому при всем негативном отношении властей к "Европейскому диалогу о модернизации с Беларусью" для них все же было бы предпочтительнее, чтобы диалог не перерастал в "разговор трех".

Брюссель — Москва: пример того, как переступают через предрассудки

Общий контекст отношений ЕС с Беларусью и Россией очень сильно различается. При всех претензиях Евросоюза к недемократичности Кремля российское руководство, в отличие от белорусских коллег, остается для Брюсселя рукопожатным. Поэтому достаточно проблематично сравнивать эти две модернизационные программы.

Тем не менее, в некотором смысле российский опыт может быть для Беларуси полезен.

Во-первых, белорусским властям стоило бы взять пример с российского руководства в плане готовности развивать программу модернизации, несмотря на политические противоречия с Европой.

Во-вторых, самому ЕС стоило бы, как и в случае с Россией, по возможности максимально вовлекать в "Европейский диалог о модернизации с Беларусью" представителей органов госуправления. Речь, в первую очередь, идет о чиновниках среднего и нижнего звена. Для этого необходимо отказаться от позиционирования программы как направленной только на оппозицию и гражданское общество. А также сделать особый акцент на тех секторах, в которых власти готовы пойти на сотрудничество уже сейчас.

При этом, разумеется, должно быть сохранено сотрудничество с оппозицией и третьим сектором.