Обзор панельной дискуссии «Либерального клуба»

Василий Корф

Белорусско-европейские отношения – вещь загадочная и во многом противоречивая. Кажется, еще не так давно произошли печально известные события президентских выборов 2010 г., положившие начало череде скандалов и взаимных обвинений и поставившие крест на перспективе дальнейшего улучшения отношений. Но, спустя два с половиной года, стороны опять начинают делать шаги на встречу друг другу, пытаясь прервать спираль затяжного конфликта.

Одним из факторов, подталкивающих их к таким действиям, является саммит «Восточного партнерства», который должен пройти в ноябре 2013 г. в Вильнюсе. Беларусь, как и Евросоюз, хочет извлечь из него максимум выгоды.

У многих складывающаяся ситуация вызывает сильное чувство дежавю: ведь нечто подобное мы уже наблюдали в 2008-2010 гг. Не сменится ли и в этот раз наметившееся потепление болезненным откатом назад? Чего стоит ожидать от саммита? Что будет после следующих выборов? И как придать отношениям устойчивый характер?

Найти ответы на эти и другие вопросы попытались эксперты, пришедшие на панельную дискуссию, организованную «Либеральным клубом». В этот раз удалось собрать необычно широкий круг спикеров. Нечасто за одним столом можно встретить представителя белорусской власти, европейских чиновников и независимых экспертов.

Взгляд председателя

Так получилось, что дата проведения мероприятия – 1 июля – совпала с началом литовского председательства в Совете Евросоюза. Поэтому право первым начать панельную дискуссию было предоставлено Чрезвычайному и Полномочному Послу Литовской Республики в Республике Беларуси Эвалдасу Игнатавичюсу.

Господин посол сравнил это знаменательное событие со «второй коронацией Миндовга» (первая, кстати, состоялась в Новогрудке). По его мнению, «сейчас Литва находится там, где она и должна быть», потому что за европейское будущее страны боролось не одно поколение литовцев.

Литовское председательство в ЕС дает хороший шанс для всего региона, и прежде всего для Беларуси. Господин посол заверил, что, хотя после Лиссабона государство-председатель ЕС больше не обладает функциями рулевого, превратившись в проводника или брокера, Литва все же будет стараться оказаться полезной для всех, «работать объективно и формулировать свои предложения».

Что касается дежавю белорусско-европейских отношений, то тут, у Игнатавичюса возникли вопросы: «Дежавю чего, каких событий? Если говорить о политике Евросоюза, то, возможно, самые яркие вопросительные знаки – это дежавю Праги 2009 г. или Варшавы 2011 г.? Я помню развитие наших отношений с 98-го года. Там было все: взлеты и падения».

Очередной такой «взлет», очевидно, должен произойти на вильнюсском саммите «Восточного партнерства» в ноябре, хотя возможны разные сценарии. «Там соберутся все звезды Европейского союза, все главы государств-партнеров. Там будут, надеюсь, подписаны важные договоры с Украиной, Молдовой, Грузией, что даст толчок всему региону. Думаю, это – хороший знак и для Беларуси. Надеюсь, мы сделаем пусть и небольшой, но шаг вперед. Для этого все предпосылки есть», – поделился своим оптимизмом дипломат. – «И белорусское руководство, и все столицы ЕС знают ситуацию, знают границы возможностей. Мы используем эти возможности».

Правда, символические «ключи к успеху» двухсторонних взаимоотношений находятся все же в Минске. Посол считает, что «демократические реформы со стороны Беларуси открыли бы путь для дальнейшего сближения». И эту возможность непременно надо использовать, ведь «та пауза, которая была в последние годы никому не пошла на пользу».

Политические приоритеты ЕС

Более подробно о выдвигаемых Евросоюзом условиях рассказала Майра Мора, глава Представительства ЕС в Республике Беларусь: «Я работаю здесь с 2004 г. Беларусь для меня не только дипломатическое назначение – это часть моей жизни. С 2004 г. я наблюдаю определенную цикличность в отношениях. Этакую синусоиду, которая с определенными интервалами себя повторяет. Главная причина – несоблюдение прав человека в Беларуси».

По словам Моры, за последнее время в Беларуси не произошло никаких перемен, которые могли бы изменить текущую политику ЕС по отношении к нашей стране. «Надо признать, что ситуация в последнее время не улучшалась, но и не ухудшалась», – констатировала она. – «Сейчас же главным предисловием к изменениям является освобождение и реабилитация политических заключенных».

В этом вопросе европейское руководство непреступно: освобождение политзаключенных – политический приоритет для Евросоюза, о чем неоднократно напоминалось белорусским властям. К слову, нашего западного соседа беспокоит не только ситуация с политическими узниками в центре Европы у самой границы ЕС, но и применение в стране смертной казни, а также проблемы с соблюдением фундаментальных прав и свобод, таких как свобода выражения мнения, свобода СМИ и свобода собраний.

«Чтобы поддержать давление на Беларусь, Евросоюз принял ряд ограничительных мер в отношении ряда белорусских лиц и предприятий. Кроме того, ЕС усилил свое взаимодействие с белорусским гражданским обществом, повысил объем средств, выделяемых на развитие гражданского общества в Беларуси».

По мнению Моры, одним из главных факторов двухстороннего сближения может стать усиление непосредственных контактов между людьми. Беларусь давно участвует в различных европейских региональных программах студенческого обмена. Еврокомиссия разработала для белорусов несколько программ стипендий, языковых курсов и мобильности. Некоторые из них сейчас находятся на утверждении у белорусского руководства.

Актуальным до сих пор является визовый вопрос: «Неоднократно предлагалось начать переговоры о безвизовом режиме, который пошел бы на благо всему белорусскому обществу. Последнее такое приглашение было выслано в июне 2011 г, но от белорусской стороны пока никакого ответа не последовало».

В своем выступлении Майра Мора также затронула и тему «Европейского диалога о модернизации»: «Это одна из форм диалога с гражданским обществом, который позволяет свободно обмениваться мнениями о том, какой должна быть современная Беларусь. Он стимулировал интересные дебаты среди белорусских экспертов. Родилось несколько интересных предложений реформ».

Стоит заметить, что белорусским властям неоднократно предлагалось принять участие в диалоге, но, как известно, тут ситуация та же, что и с визовым режимом. Зато, как призналась глава Представительства ЕС, сейчас Еврокомиссия ведет отдельные секторальные диалоги с целым рядом белорусских министерств.

Интеграция или дезинтеграция?

Заместитель директора Информационно-аналитического центра при Администрации Президента Лев Криштапович решил выступить на панельной дискуссии в качестве свободного философа, поскольку философы занимаются поиском истины, а не защитой какой-либо позиции. Он призвал своих оппонентов обратиться к фактам, приведя в пример американскую поговорку: «Умные люди не спорят, а уточняют факты».

Факты же, по словам Криштаповича, свидетельствуют о том, что главной идеей программы «Восточного партнерства» является евроинтеграция для ряда стран без права претендовать на членство в ЕС. Такая политика имеет два уязвимых места. Во-первых, она базируется на дезинтеграции постсоветского пространства.

«Во-вторых, объективно евроинтеграция основывается на господстве меньшинства. Идеи, лежащие в ее основе – приватизация, формирование новой элиты... Это фактически в какой-то степени отрицание демократии, хотя и в русле западной демократии», – считает заместитель директора ИАЦ. В связи с этим активное участие Беларуси в «Восточном партнерстве» не принесет нашей стране ничего хорошего.

По убеждению Криштаповича, в белорусско-европейских взаимоотношениях отсутствует какая бы то ни было цикличность: «Говоря об этом, мы останавливаемся только на событийном аспекте. Но, если брать глубже, никакой цикличности нет». Беларусь всегда придерживалась одной четкой позиции: нормальные дружеские отношения без всякого поучительства. «Нам не надо, чтобы нас учили демократии».

Замкнутый круг

Директор по исследованиям «Либерального клуба» Евгений Прейгерман вспомнил, что подобная тема уже обсуждалась белорусскими экспертами на панельной дискуссии примерно два года назад, в феврале 2011 г. Тогда после президентских выборов в белорусско-европейских отношениях сложилась непростая ситуация, и все пытались спрогнозировать, каким будет выход из нее.

«Сейчас мы фиксируем новую динамику. Мы начинаем чувствовать что-то похожее, как в 2008 г. С декабря начались активные контакты между представителями внешнеполитических ведомств, активизировались наши послы в Литве, Латвии, Венгрии, Голландии, Франции, Италии и других странах. Наконец, прежний накал риторики официального Минска постепенно снижается», – заметил Прейгерман.

По его мнению, это связано именно с цикличностью во взаимоотношениях Беларуси и Евросоюза, которая, в свою очередь, завязана на цикличности белорусского политического процесса. Дело в том, что наша политическая система всегда старается минимизировать риски, а президентская кампания – как раз такой риск. В ее ходе важно снизить давление и непредсказуемость европейского вектора. Также нельзя забывать и об экономических проблемах: кредиты от России не бесконечны, а значит, стоит задуматься об МВФ.

Эксперт считает, что, несмотря на скептическое отношение отдельных стран к потеплению в отношениях, сближение Беларуси и ЕС будет продолжаться. «Вырисовывается некое подобие дорожной карты. Уже сняты проблемы шведского посольства и статуса Макея. Далее пойдет интенсификация контактов на высоком уровне. Следующий шаг – вопрос о политзаключенных».

«Саммит «Восточного партнерства» в ноябре подведет итоги тому, что удалось достигнуть в развитии двусторонних отношений за это время. От Беларуси на саммите никто не хочет скандала, как раньше», – предположил Прейгерман. – «Однако белорусское руководство часто принимает неожиданные решения».

На главный вопрос дискуссии о том, «есть ли жизнь у белорусско-европейских отношений после вильнюсского форума», эксперт ответил осторожно: «Вероятно, есть, так как будут еще президентские выборы и чемпионат мира по хоккею». Но как после этого достичь устойчивости в отношениях?

Рецепт устойчивости пока весьма абстрактный: «Во-первых, надо найти формулу, изолирующую отношения от скандалов и «выбриков» отдельных политиков. Во-вторых, нужно хорошо понимать временные реалии: быстрых решений здесь быть не может. Третий аспект – наличие в Беларуси политического актора, способного потянуть за собой эти отношения. К сожалению, пока такого актора в Беларуси нет. И не стоит ожидать его появление за счет внешнего воздействия. Должна быть внутренняя динамика».

В метафорах спорта

Взгляд международного эксперта на проблемы белорусско-европейских отношений представила Орыся Луцевич, аналитик британского Chatham House.

По ее словам, в настоящее время «в странах «Восточного партнерства» сложилась довольно непростая внутренняя ситуация». Политические элиты этих стран еще не нашли консенсус по модели развития своих государств. Процесс реформ и модернизации движется очень медленно, еще не сформировалась политическая культура, а экономика ставится во главу угла при выборе вектора развития. Кроме того, в последнее время наблюдается упадок романтизма вокруг ЕС.

«Очень сложно предсказать, как будет развиваться в ближайшем будущем интеграционный процесс», – считает эксперт. С одной стороны, Евросоюз понимает важность отношений на высшем уровне, но в то же время одним из приоритетов является развитие отношений с гражданским обществом.

Как известно, ЕС предлагает программы, нацеленные на проведение европейских стандартов в разных сферах жизни. Но, по мнению Луцевич, главная проблема заключается в том, что Брюсселю сложно найти партнеров в странах ВП, способных эти программы исполнить, поскольку для этого нужна политическая воля. «Ставка многих организаций-доноров на влияние на правительство не оправдывает себя. Даже в западных странах влияние на политическое руководство – спорный вопрос. Часто оно осуществляется через интернет, через общественное мнение».

Касаясь темы европейской финансовой помощи белорусским НГО, Луцевич предложила руководству Евросоюза задуматься об изменении подхода. Сейчас существует множество организаций, которым донорские средства не доступны, а спонсируемые проекты не всегда дают желаемый результат. «На постсоветском пространстве менее 1% людей члены каких-либо организаций. Это не обеспечивает необходимый охват населения».

Отношения Евросоюза со странами-участницами «Восточного партнерства» эксперт сравнила со спортом: «Когда есть команда из 6 игроков, стоит развивать сильные стороны у игроков, а не вытягивать всех на средний командный уровень».

Удочка или рыба?

Проблемы взаимоотношений Беларуси и Евросоюза представляются частью главного геополитического вопроса, стоящего перед белорусским руководством и обществом с момента обретения страной независимости. Что же нам все-таки ближе: Россия или Европа? Или, может, удел белорусов – пресловутая многовекторность?

Эвалдас Игнатавичус считает, что ставить вопрос «или-или» некорректно, поскольку сейчас торговый баланс Беларуси выглядит примерно 50 на 50. Кроме того, Россия также имеет свои отношения с Евросоюзом, которые движутся по направлению сближения. «Я бы смотрел на все это со стороны сотрудничества. Кроме горизонтали «восток-запад», я бы ввел еще и вертикаль «север-юг» – ось от Балтийского до Черного моря», – предложил посол.

«Беларусь должна лететь на двух крыльях. Сейчас это крыло одно, и лететь на нем невозможно», – поддержала своего коллегу Майра Мора. По ее мнению, к сложившейся ситуации лучше всего подходит метафора рыбы и удочки. Россия дает Беларуси рыбу, ЕС – удочку. «Путь модернизации – с запада на восток, не наоборот. Россия тоже очень активно перенимает опыт, законодательство и стандарты ЕС».

Главное понимать, что Евросоюз – это не цель, а средство. И евросоюзовская «удочка» – это не сиюминутные экономические выгоды, а долгосрочное развитие страны и экономики, не от кризиса к кризису. От этого зависит то, какое Беларусь получит следующее поколение.

Лев Криштапович оказался не согласен с представителями европейской дипломатии: «Успех интеграции в европейском направлении – это успех и Союзного государства. Только в этих моделях «интеграции интеграций» можно говорить об успехе».

По мнению Евгения Прейгермана, так или иначе, Беларусь ощущает на себе борьбу двух сил. Но не стоит испытывать иллюзии о равнозначности их влияния. Метафорическая «рыба» – это 15-20% ВВП, тогда как «удочка» – это что-то непонятное для белорусских властей. Тем не менее, противоречия между Россией и ЕС существуют, и на них можно играть, что Беларусь и делает.

Принципиальное различие между европейской и евразийской интеграцией эксперт видит в том, что евразийская интеграция не меняет фундаментальные основы, по крайней мере, достаточно быстро: «Подписываются документы, а потом они не соблюдаются, ищутся лазейки».

И все же окончательное решение должно принимать общество. Так считает Орыся Луцевич: «Сегодня многие страны «Восточного партнерства» по качеству институтов и уровню коррупции ближе к России. Но вопрос, с какой мировоззренческой системой мы связываем свои ценности. На него должно ответить общество само. Мы можем сохранять экономические связи с Россией, но реформировать наши институты, чтобы получить более высокий уровень жизни».