Дискуссионный материал «Либерального клуба»

Вадим Можейко


С 1 января 2015 года в Беларуси вступил в силу дополненный и измененный закон «О средствах массовой информации». По мнению независимых экспертов, он стал более репрессивным, а многие положения сформулированы неопределенно. А 7 января в редакцию парижской еженедельной газеты Charlie Hebdo ворвались несколько вооруженных людей и убили 12 человек – в качестве мести за неоднократную публикацию в этой сатирической газете карикатур на пророка Мухаммеда. 

Эти печальные события вновь актуализирует вопрос свободы слова и в целом свободы доступа к информации через СМИ.

Приняли тайком и не на пользу СМИ

При всем желании, в отредактированном белорусском законе о СМИ сложно найти какие-то позитивные изменения. Похоже, что его редактура была направлена сугубо на получение легальных инструментов контроля и ограничения деятельности интернет-СМИ.

Одной из первых оценила нововведения Дуня Миятович, представитель ОБСЕ по вопросам свободы СМИ, в своем обращении к белорусским властям: «Эти поправки основаны на неопределенно сформулированных правовых положениях и дают государству широкие права для вмешательства в размещение любой информации в интернете. Они также заставляют распространителей информации задействовать самоцензуру».

Примечательно, что сперва было вообще не очень понятно, о чем конкретно идет речь: широкого общественного обсуждения поправок (например, с независимым ОО «Белорусская ассоциация журналистов») не было, а обновляли закон в рекордный срок – он был принят Палатой представителей 17 декабря сразу в двух чтениях, а уже 18 декабря одобрен Советом Республики. До открытой публикации закона его приходилось оценивать лишь со слов Павлюка Быковского, который в качестве аккредитованного журналиста газеты «Белорусы и рынок» присутствовал на той сессии парламента.

Однако и последующее подробное изучение измененного текста закона ничуть не обрадовало. Заместитель председателя ОО «БАЖ» Андрей Бастунец проанализировал поправки и вынес вердикт: они «ужесточают государственный контроль над информационным пространством в Беларуси (в первую очередь – в Интернете) и ограничивают конституционные права граждан на выражение мнения, получение и распространение информации».

«Информация, … способная нанести вред национальным интересам»

Фактически новый закон распространяется не только на собственно электронные СМИ, но и на весь интернет. Как пишет Андрей Бастунец, «при отсутствии определения, какие именно «информационные ресурсы … сети Интернет» распространяют продукцию СМИ и попадают под действие закона, правоприменители по собственному усмотрению могут применять его нормы фактически к любыми Интернет-ресурсам». Таким образом, ничто не мешает государству на вполне легальных основаниях привлечь вас к ответственности за пост в «Фейсбуке».

И не только за пост, но и даже за чьи-то комментарии к нему! Ведь в соответствии с новым п.3 ст.38 вы обязаны не допускать использование своего интернет-ресурса для распространения информации, содержание которой противоречит требованиям Закона о СМИ, а в противном случае можете быть наказаны, вплоть до блокировки. Любопытно, что этот подход прямо противоречит пункту 12 Указа № 60 Президента Республики Беларусь, в соответствии с которым ответственность за содержание информации в интернете несут те, кто эту информацию там разместил.

Самая репрессивная статья – 51-1. Согласно ее положениям, блокировать можно не только белорусские сайты, но и зарубежные, даже за однократное нарушение. Делать это сможет Министерство информации во внесудебном порядке, и как такое решение обжаловать – неясно.

За что же будут блокировать? Перечень информации, запрещенной к распространению в СМИ, и раньше был крайне широким, однако теперь он дополнен вообще всеобъемлющей формулировкой: «информация, распространение которой способно нанести вред национальным интересам Республики Беларусь». Совершенно непонятно, каковы конкретно эти интересы, кто (и по каким принципам) будет трактовать потенциальный вред информации для этих национальных интересов.

Если среди национальных интересов нашей страны есть формирование положительного имиджа Республики Беларусь в мире, то «информация, распространение которой способно нанести вред национальным интересам Республики Беларусь» – это собственно и есть новый текст закона «О средствах массовой информации»…

А какая разница? Блокировали и раньше

С другой стороны, особенно ничего новый закон не меняет. Как будто раньше власти стеснялись накануне общественно-политических событий блокировать независимые сайты?! Да и журналиста всегда легко в Беларуси прищучить: работал на иностранное СМИ без аккредитации, участвовал в незаконном массовом мероприятии – или просто «махал руками, ругался матом». Какой уж тут закон!..

Накануне вступления поправок в силу, власти продемонстрировали, что могут устроить байнету веб-апокалипсис и без всяких формальных оснований. После фактической 30%-ой девальвации 19 декабря были заблокированы многие независимые сайты – БелаПАН, Naviny.by, «Белорусский партизан», Udf.by… У «Онлайнера» и вовсе отобрали домен onliner.by.

Как писал двумя днями ранее на тех самых «Навинах» Александр Класковский, комментируя поправки в закон о СМИ, «вот, например, ежу понятно, что белорусскому рублю вслед за российским может резко поплохеть. Это явно негативная информация. И, судя по динамике падения российской экономики, такой «чернухи» станет только больше. А из этого следуют выводы, что Беларуси надо было давно проводить реформы и по возможности уходить от бешеной привязки к сырьевой и агрессивной восточной соседке. Но власти сидели на этой игле до последнего и сейчас, похоже, не в силах соскочить. Короче, сплошной мрак. Пора банить за такие мысли, да?».

А через два дня происходит «не девальвация», тот же Александр Класковский пишет статью «Белорусский «народец» платит сбор за политический инфантилизм» – и независимые сайты массово блокируют. Как потом объяснят редакторам независимых СМИ, именно такие статьи, как последний материал Класковского, писать не нужно. При этом блокировка нигде официально не признается – мол, это все неизвестные хакеры вас атакуют, а государство ни при чем.

За три недели инцидент был, вроде как, исчерпан, блокировки остановлены (при многочисленной работе технических специалистов независимых сайтов), и даже «Онлайнеру» вернули белорусский домен. Однако прозрачный намек всем понятен: захотим – заблокируем и даже адреса .by отберем, и никакие законные основания для этого не понадобятся.

Реакция на неприятные публикации может быть куда агрессивнее

Как бы остро ни реагировали белорусские власти на неприятные им публикации, это, конечно, не идет ни в какое сравнение с тем, как к неугодным им СМИ проявляют агрессию исламисты. За последние дни о теракте в редакции Charlie Hebdo Париже сообщили, кажется, совершенно все, поэтому нет смысла повторять широко известные факты (тем более история с поиском нападавших стремительно развивается).

Не углубляясь в подробности конкретного нападения, можно отметить, что в целом оно является лишь очередным эпизодов глубокого межкультурного противостояния. Западная цивилизация со времен Великой французской революции основывается на принципе свободы слова, т.е. праве человека свободно выражать свои мысли в устной, письменной или визуальной форме. А исламский мир до сих пор во многом подчинен строгим религиозным законам, зачастую противоречащим Всеобщей декларации прав человека.

Никакого однозначного решения этого цивилизационного конфликта пока нет. Его поиск осложняется тем, что радикальные исламисты не собираются идти ни на какие компромиссы, а представители западной цивилизации зачастую застревают во внутреннем конфликте: активное отстаивание ценности свободы слова сталкивается с ценностями толерантности, религиозной терпимости, недопустимости дискриминации по этническому или религиозному признаку и т.д.

Любопытно отражение этого конфликта на Беларусь – страну религиозной терпимости, где межконфессиональные конфликты и вообще конфликты на религиозной почве даже на бытовом уровне практически невообразимы (ср. хотя бы с соседней Россией). Так, во время знаменитого карикатурного скандала 2005-2006 гг., начавшегося с публикации в датской газете Jyllands-Posten двенадцати карикатур на пророка Мухаммеда, наша страна оказалась самой репрессивной во всем мире!

Речь идет о приговоре в отношении Александра Сдвижкова, главного редактора газеты «Згода», которая перед этим перепечатала те самые датские карикатуры (как и многие другие газеты в мире). Эта публикация вызвала открытое недовольство власти: Александр Лукашенко назвал ее «провокацией против государства», а тогдашний министр информации Владимир Русакевич пообещал «не либеральничать» с газетой «Згода». Так и случилось: газету власти закрыли, а главреда приговорили к трем годам лишения свободы в колонии усиленного режима за «разжигание расовой, национальной или религиозной вражды или розни».

Такого сурового судебного приговора во время карикатурного скандала не было нигде в мире – ни в Европе, ни в странах, где ислам является преобладающей религией. Справедливости ради отметим, что после Верховный суд по кассационной жалобе сократил срок заключения с трех лет до трех месяцев, однако, по аналогии с «веб-апокалипсисом 2014-2015», как говорится, осадок остался.

Остается наблюдать, как власти отреагируют на этот раз: как заявила учредитель газеты «Витебский курьер» Ольга Карач, ее газета в знак солидарности с погибшими журналистами перепечатала карикатуры.

Свободу слова не остановить

Несмотря на то, что оба информационных повода сугубо негативные, последствия этих событий позволяют взглянуть в завтрашний день в целом с оптимизмом.

И изменения закона о СМИ в Беларуси, и нападение террористов на редакцию Charlie Hebdo объединяет одно: попытка силой воздействовать на СМИ, ограничить свободу слова. И та, и другая попытки, как представляется, провалились. Более того: без северокорейских инструментов остановить свободу слова в современном мире невозможно.

В ответ на действия террористов во Франции сотни тысяч людей по всему миру вышли на улицы и площади в знак солидарности с погибшими. Многие из демонстрантов держали в руках распечатки тех самых карикатур. Тем более солидаризировались мировые СМИ: они всесторонне освещали эти события, по многу раз демонстрируя карикатуры. Многие газеты напечатали их на первой полосе. Фактически террористы лишь утвердили негативное отношение к радикальному исламу и спровоцировали такой шквал публикаций карикатур, который до их нападения на редакцию Charlie Hebdo был немыслим.

Так и действия белорусских властей, которые несколько недель боролись с независимыми сайтами, привели лишь к обратному эффекту.

Во-первых, простые белорусы шире ознакомились с независимыми СМИ: вместо заблокированных привычных сайтов они, судя по статистике, совсем не ломанулись смотреть БТ, а напротив – получали информацию с тех независимых сайтов, доступ к которым у них был.

Во-вторых, белорусы стали немного технически подкованнее, ведь любые блокировки можно обойти. Власти могут только забрать доменное имя .by или по-настоящему заблокировать информацию физически хранящуюся на серверах внутри страны. Сайт с небелорусским доменом и на иностранном хостинге насовсем заблокировать вообще невозможно: достаточно использовать любой анонимайзер (например, установить себе в любимый браузер исключительно удобный ZenMate) или просто включить в браузере Opera режим Turbo – и все запрещенные сайты будут доступны ему легко и анонимно.

Так что никакой закон, даже самый репрессивный, тут не поможет. Единственный вариант – полное отключение доступа во внешнюю сеть. Такое происходило только в последние дни революции в странах Арабской весны. Понятно, что этот передовой опыт ни одна власть в здравом уме не будет перенимать. Построение сугубо национальной сети, вроде северокорейской «Кванмен», для Беларуси также нереалистично.

Таким образом, давление на свободу слова контрпродуктивно, а остановить ее сегодня невозможно даже террористическими методами радикального ислама.