Памятная записка «Либерального клуба» № 8/2013



Никита Беляев

Анализируя некоторые процессы, происходящие в Беларуси, может сложиться ощущение дежавю. Так, некоторые события, заявления, новости неизменно повторяются из года в год. При этом первопричины все те же, последствия не изменяются, а результат остается прежним. Такую ситуацию можно наблюдать и в сфере борьбы с коррупцией.

Ежегодно Александр Лукашенко принимает с докладом по этой теме генерального прокурора республики. Доклад, как правило, содержит данные о снижении уровня коррупции и успехах силовых структур в этой сфере. Однако, несмотря на декларируемые успехи, новостные ленты с периодичностью пополняются сообщениями об обвинении чиновников различных уровней и званий в причастии к коррупционным преступлениям.

В результате, складывающаяся картина получается несколько противоречивой: борьба с коррупцией идет полным ходом, показатели снижаются, но проблема остается. Сюрреализм бытия …

Подтверждение этому можно найти и в выступлениях президента. Во время своего визита в г. Хойники, который состоялся 26 апреля, Лукашенко заявил, что по данным прокуратуры коррупционных проявлений в Беларуси ежегодно регистрируется все меньше. «Но это статистика, и в этом плане мы жесточайшим образом не просто контролируем, но и спрашиваем с чиновников. И поскольку мне было доложено о нескольких вопиющих фактах, я вынужден был усилить борьбу с коррупцией», – отметил глава государства.

Под вопиющими фактами глава государства, скорее всего, имел в виду «охотничье дело» и скандал вокруг министерства энергетики. Так, 17 апреля на совещании по вопросу функционирования и развития белорусской энергетики, Александр Лукашенко заявил, что энергетики создали собственное государство в государстве, некую свою независимую организацию «с элементами мафии и банды».

Получается, что сам президент признает существование проблемы в Беларуси и относится к статистическим данным по коррупции с некоторым недоверием. Подтверждением тому служат последние проверки государственных органов и ведомств, инициированные лично Александром Лукашенко.

Судя по статистическим данным, на подсчет уровня коррупции в Беларуси распространяются те же правила, что и на экономические показатели (инфляцию, ВВП и др.). Это означает, что ради конечной цифры изменяется методология подсчета, невзирая на рациональность и обоснованность. Однако в результате таких действий в ловушку самообмана могут попасть сами же чиновники, лишенные возможности увидеть реальную картину происходящего. Сейчас начало этого процесса мы все можем наблюдать.

Согласно международным рейтингам, дела в борьбе с коррупцией в Беларуси идут не так уж хорошо. Так, по индексу коррупции от агентства Transparency International Беларусь заняла 123 место из 176 стран. Кроме того, согласно докладу этой организации, в нашей стране высокий уровень коррупции в военно-промышленном комплексе, из-за чего Беларусь была отнесена авторами индекса к высокой группе риска.

Учитывая эти данные, белорусским властям следовало бы более серьезно подходить к вопросу коррупции. Однако наличие проблемы высокого уровня коррумпированности отрицается. Международные рейтинги обвиняются в предвзятости и необъективности, ведь по белорусской статистике уровень коррупции в стране низкий. Причем за последние годы наметилась тенденция к снижению числа зарегистрированных коррупционных преступлений.

Но насколько объективны и непредвзяты эти данные?

Статистические данные: попытка оправдания

Если проанализировать статистические данные за последние годы, то можно увидеть, что уровень коррупции в Беларуси с 2008 по 2010 г. рос, а с 2011 г. снижался.

За период с 2004 г. по 2012 г. количество зарегистрированных коррупционных преступлений сократилось практически в 2,5 раза: с 4542 до 1779. Результат более чем показательный.

Стоит также обратить внимание на снижение числа коррупционных преступлений последних лет: в 2012 г. зарегистрировано на 26% меньше таких нарушений закона, чем в 2011 г., а в 2011 г. их количество снизилось на 34% по сравнению с 2010 г.

Однако если ознакомиться со статистикой за 2008-2010 гг., то можно увидеть иную картину: число зарегистрированных коррупционных преступлений увеличивалось. К примеру, в 2008 г. их было зарегистрировано 2735, в 2009 – 3366, а в 2010, как уже указывалось выше, – 3637.

В указанный период рост коррупционных преступлений составил 33%. Интерес вызывает тот факт, что в этой ситуации Григорий Василевич, который на тот момент занимал пост генерального прокурора Беларусь, не видел ничего страшного.

В своем интервью БелТА, которое Василевич дал 23 марта 2011 г., он высказал мнение, что «за последнее время в Беларуси не было вопиющих примеров коррупционных преступлений. Это позволяет сделать вывод о том, что коррупция как явление не представляет серьезной угрозы для нашего государства».

Подчеркиваем: это заявление было сделано генеральным прокурором, несмотря на 33% -й рост коррупционных преступлений!

Однако, как было отмечено выше, в 2011 г. ситуация с коррупцией стабилизировалась и количество зарегистрированных коррупционных преступлений начало снижаться.

Какие шаги сделали власти для того, чтобы добиться снижения коррупции в последние годы?

Как снижали коррупцию белорусские власти?

Анализ законодательства позволяет увидеть, что на правовом уровне за этот промежуток времени существующее законодательство по борьбе с коррупцией было дополнено новыми нормами.

Изменения в основной акт, регулирующий сферу – Закон «О борьбе с коррупцией» от 20 июля 2006 г. № 165-З – были внесены только в конце 2011 г. Законом Республики Беларусь от 22.12.2011 N 332-З, который не предусматривал каких-либо новых методов по борьбе с этим явлением.

Документ предусматривал введение следующих мер:

  • Корректировка термина «государственные должностные лица». Эта норма изменила состав лиц, относящихся к государственным служащим, а также дополнила перечень госслужащих представителями Следственного комитета.

  • Дополнение перечня профессиональных видов деятельности, которыми не вправе заниматься государственные служащие. Кроме того, был введен запрет для государственного служащего на оказание содействия супругу (супруге), близким родственникам или свойственникам в осуществлении предпринимательской деятельности, используя служебное положение, быть представителем третьих лиц по вопросам, связанным с деятельностью государственного органа. При этом в нормативном акте не поясняется, что подразумевается под понятием «содействие».

  • Введение запрета принимать участие лично или через доверенных лиц в управлении коммерческой организацией, за исключением случаев, предусмотренных законодательными актами Республики Беларусь.

  • Введение нового порядка подачи налоговых деклараций. Если ранее представлять декларации о доходах и имуществе должны были лица, поступающие на госслужбу, а также члены их семей, то, согласно поправкам, эта обязанность стала распространяться еще на лиц, приравненных к государственным должностным лицам, на супругу (супруга) и совместно проживающих с ними близких родственников, ведущих общее хозяйство.

  • Кроме того, документом был введен термин «конфликт интересов».


Как можно увидеть, нормы, предусмотренные вышеперечисленным законом, не привносили кардинальных изменений. По своему характеру они лишь уточняли уже существовавшие меры и дополняли их.

Кроме того, эти изменения вступили в силу с апреля 2012 г., а снижение количества зарегистрированных преступлений началось уже в 2011 г. Хотя, как показывает практика, каких-либо результатов от законодательных изменений следует ожидать через определенный период времени после их введения.

Таким образом, применение только лишь мер, предусмотренных Законом N 332-З «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь «О борьбе с коррупцией», не позволило бы добиться двукратного снижения числа зарегистрированных коррупционных преступлений.

В 2011 г. был создан Следственный комитет Республики Беларусь. Быть может, его создание сыграло положительную роль в борьбе с коррупцией?

Если это так, то почему основные поручения по борьбе с этим явлением президент возлагает или на КГБ, или на прокуратуры, не упоминая при этом СК? Для подтверждения тезиса можно обратиться к текстам выступлений президента.

Хитрости учета

Стоит обратить внимание на еще одно изменение в законодательстве Беларуси, которое было принято в этот период.

В 2011 г. из перечня преступлений, составы которых относятся к коррупционным, были исключены 4 состава, предусмотренные статьями 427 (служебный подлог), 433 (получение незаконного вознаграждения), 228 (контрабанда) и 290-1 (финансирование террористической деятельности) Уголовного кодекса.

Во многом снижение количества зарегистрированных преступлений удалось достичь именно благодаря этим мерам. Такой вывод подтверждается и позицией генеральной прокуратуры.

В результате реальная борьба с коррупцией подменяется борьбой за показатели. Последствия этих действий могут быть весьма печальными.