Дискуссионный материал «Либерального клуба»

Вадим Можейко

К сожалению, сегодня есть все основания полагать, что вынесенный в заголовок материала вопрос скоро станет печальным утверждением. Так необходимые белорусским библиотекам реформы не проводятся, более того – консервируются существующие проблемы отрасли. Опытные и талантливые кадры из библиотечной системы уходят, а кто приходит им на смену?

Кадры решают все

Подготовкой работников высшей квалификации для библиотечной сферы занимается факультет информационно-документных коммуникаций Белорусского государственного университета культуры и искусств. О весьма высоком качестве организации работы там говорит хотя бы тот факт, что предыдущий декан факультета, Роман Мотульский, сегодня возглавляет Национальную библиотеку Беларуси. Сменивший его на этом посту Николай Яцевич отлично руководит факультетом и действительно разбирается в проблемах библиотечной отрасли Беларуси.

Однако, увы, не такие люди принимают решения, определяющие судьбу белорусских библиотек. Более того: по имеющейся информации, как раз подобные профессионалы библиотечного дела вызывают раздражение у Министерства культуры. Например, неоднократно появлялись желающие занять кабинет руководителя в «алмазе знаний», даже близко не имеющие при этом должной квалификации, однако пытающиеся использовать административный ресурс.

К счастью, не так просто сместить профессионала Мотульского, и Роман Степанович по-прежнему руководит Национальной библиотекой. А вот у Николая Яцевича, увы, все может быть не так хорошо. Весьма высока вероятность, что в новом учебном году он будет смещен с поста декана. Причем в вину ему вменяются те проблемы, которые в самой минимальной степени связаны с факультетом и в наибольшей степени зависят как раз от Министерства культуры. В первую очередь речь идет о провальном наборе студентов, случившемся в этом году уже далеко не в первый раз.

Вступительная кампания как индикатор проблем

Сами по себе результаты вступительной кампании на факультете информационно-документных коммуникаций (ФИДК) БГУКИ действительно весьма печальны. Впрочем, для Беларуси это не исключение: подобных проблем хватает по всей стране. Недобор в разных вузах на бюджетные места по физике, математике и информатике, белорусскому языку и литературе, агрономии, техническому обеспечению сельского хозяйства. Но это только подчеркивает системность проблем в разных отраслях. Что же касается библиотек, то результаты набора на ФИДК (закончившегося только что), следующие.

Из 70 бюджетных мест заполнить удалось лишь 56. И то со всеми возможными стараниями (учитывая, что формально до последнего момента было лишь 51 заявление).

К слову, из всех этих абитуриентов лишь 10 человек пришли по целевому набору (т.е. уже ясно, какая государственная организация оплатит их учебу и в будущем примет на работу). Учитывая, что в Беларуси отсутствуют частные публичные библиотеки и для работы по специальности все выпускники все равно гарантированно будут направлены по распределению в государственный библиотечные организации, такая система выглядит несколько бестолковой. Взявшись всецело руководить публичными библиотеками Беларуси, Министерство культуры и здесь проявляет не большую последовательность.

Если уж государство занялось этой работой, то стоит попытаться сделать ее качественно. Если бы «целевиков» было больше и таким образом люди знали, куда им предстоит пойти работать, то они могли бы проходить именно там ежегодную практику и во время учебы специализироваться на вопросах, в наибольшей степени соответствующих будущему месту работы.

Однако рассуждать о целевом наборе и его нехватке будет иметь смысл тогда, когда у вуза будут соответствующие абитуриенты. Пока же их результаты по сумме среднего балла аттестата и трех централизованных тестирований в среднем составляют… 131 балл! Учитывая, что аттестат чаще всего дает 50-60 баллов, то по каждому из тестирований абитуриент ФИДК-2013 в среднем получил около 25 баллов. Для сравнения: в БГУИР нет ни одного (!) абитуриента, который по трем ЦТ набрал бы менее 111 баллов; в Медуниверситете набрали будущего терапевта с 389 баллами, фармацевта с 383 и стоматолога с 375.

Можно, конечно, порадоваться за высокую квалификацию программистов, потом работающих на американские компании, и врачей, на которых на белорусском рынке спрос более чем в 100 раз превышает предложение (по официальным данным). Однако в библиотечной сфере тем временем складывается совсем печальная ситуация с абитуриентами.

Учитывая ужасную ситуацию с рынком арендного жилья в Минске, среди молодых людей, ищущих уже хоть какой-то угол, распространяются весьма оригинальные способы. Например, не раз доводилось слышать советы вот в таком стиле: выбирай вуз, где недобор на бюджет, поступай без конкурса, полгода живи в общежитии и получай стипендию, а там уж как получится. И если у таких горе-абитуриентов «получится», то страшно себе представить, с каким уровнем квалификации через 4 года выйдет из вуза молодой специалист.

Самое интересное, что вступительная кампания на ФИДК уже много лет дает такой тревожный звонок. Об этих проблемах не может не знать нынешний министр культуры Борис Светлов, бывший ранее ректором БГУКИ и сам отчитывавшейся в министерстве об этом. Однако что же было сделано в министерстве с причинами этой проблемы?

Недостатки отрасли накопились

Почему же молодежь не хочет учиться на работников библиотечной сферы? В первую очередь, стоит выделить материальные причины. Как уже упоминалось ранее, судя по всему, в Беларуси дворники в два раза ценнее библиотекарей. В сфере культуры и так более низкая зарплата, чем в среднем по стране, в библиотечной же отрасли она и вовсе достигает близких к минимальным размеров. Молодой специалист может получать чуть больше миллиона рублей, рассчитывая в будущем дорасти аж до целых двух миллионов. Неудивительно, что люди не стремятся 4 года учиться, чтобы потом получать в два-три раза ниже кассирши в супермаркете.

Отсылая читателя к более полному обзору текущей ситуации в библиотеках, упомянем лишь некоторые факты.

С 2005 по 2011 г. библиотечные фонды упали на 6% (с 71,7 млн. экземпляров до 67.6 млн.). Собственно «книг и брошюр» стало меньше на 10% (с 61 млн. до 55 млн.), причем они все больше концентрируются в одном месте. Так, если в 2005 г. в  Национальной библиотеке в Минске было лишь 7% книг от общего фонда, то в 2011г. – уже около 10%. При этом оборачиваемость этих книг в Минске стабильно самая низкая по стране: 0,7 – 0,8 раз за год. В регионах эта цифра выше: от 1,0 в Брестской области и до 1,3-1,4 в Витебской (т.е. в 2 раза больше, чем в Минске).

Напрашивается вопрос: зачем накапливать книги там, где они мало востребованы? И это при том, что количество книг падает как раз в тех местах, где спрос на них в полтора-два раза выше.

При этом на фоне падения количества книг можно отметить серьезный рост «изобразительных документов» (с 2005 по 2011 гг. – на 18%) и «электронных документов» (в 8,5 раз!). Чем отличается электронный документ в библиотеке от такого же в интернете (и, соответственно, зачем содержать для него специальную организацию) – абсолютно неясно. Представляется, что «электронный документ» в неэлектронной библиотеке – это типичная лженовация.

Все ждут реформ – министерство бездействует

Накопившиеся проблемы не являются фатальными, как это может представляться. С трансформацией самой сути библиотек в последние десятилетия так или иначе столкнулись все страны в мире. И достойные решения многих проблем уже были найдены. Как было сказано в материале еще за октябрь 2012 г., будущее белорусских библиотек за гибридизацией, информатизацией и трансформацией их в социокультурные центры. Самое удивительное случилось при обнародовании проекта Кодекса о культуре: рекомендации из вышеупомянутой статьи были практически полностью учтены. Однако те негативные изменения, которые произошли с проектом Кодекса о культуре, вызывают серьезные подозрения: вероятно, документ в конце концов будет принят совсем не в том виде, в каком был первоначально представлен на суд общественности.

В любом случае, остается еще одна проблема, на которую Кодекс никак не повлияет. Согласно Государственной программе «Культура Беларуси» на 2011-2015 годы, в библиотеках не ожидается ни то что комплексной – вообще никакой реформы. Задача госпрограммы, касающаяся библиотек, гласит: «Обеспечение свободного и равного доступа к информационным ресурсам и библиотечным фондам для разных групп населения» (как можно видеть, эта задача столь же неконкретна, размыта и безприоритетна, как и вся эта госпрограмма). По каким же показателям будет эта задача оцениваться, чем конкретно будут в итоге заниматься библиотечные менеджеры? Госпрограмма выделяет четыре таких параметра.

Во-первых, 5%-ое обновление библиотечного фонда каждый год. Без выяснения того, что и на что следует менять, это абсолютно бессмысленный показатель. Например, «устаревшие» издания Шекспира и Чехова можно заменить на свежие «изобразительные документы» вроде фотографий «Дажынак» и свежие «электронные документы» вроде романов Дарьи Донцовой.

Во-вторых, 5%-ое увеличение числа посетителей к 2015 г. Особенно интересно это требование в контексте того, что до сих пор количество посетителей в библиотеках каждый год неуклонно сокращалось, и, например, за предыдущую пятилетку (2005-2010 гг.) уменьшилось на 10%. Очевидно, что без принципиальных реформ в библиотечной сфере эта тенденция продолжится, и количество посетителей будет сокращаться и дальше.

В-третьих, запланирована полная компьютеризация библиотек (увеличение числа компьютеров по 20% в год, с учетом замены старых). Впрочем, даже к 2015 г. не планируется, что все библиотеки с доступом в интернет заведут электронную почту.

И, наконец, в-четвертых, до 2015 г. нужно будет реконструировать и отремонтировать 147 центральных районных и городских библиотек.

Что будет с библиотеками?

Таким образом, можно наблюдать, как Министерство культуры не проводит так необходимые библиотечной отрасли реформы, зато находит виноватых среди настоящих профессионалов своего дела.

При сохранении существующих негативных тенденций, их консервации министерством и отсутствии серьезных секторальных реформ, библиотечную сферу Беларуси ждут весьма печальные времена: снижение качества работы и популярности, как следствие – нецелевые растраты бюджетных средств.

Возможно, Министерство культуры наконец-то предпримет меры по исправлению ситуации?