Дискуссионные материалы «Либерального клуба»

Вадим Можейко

Недавно аналитический портал «Наше мнение», позиционирующий себя как «сайт экспертного сообщества Беларуси», отметил свой 10-летний юбилей. Серьезная дата заставляет задуматься над тем, что же из себя сегодня представляет это самое экспертное сообщество.

К тому же, в определенной степени имеем ситуацию, когда «сапожник без сапог»: проблематика самого экспертного сообщества Беларуси его представителями изучена плохо.

Итак, кто такие белорусские эксперты, в каких условиях они существуют и зачем вообще нужны?

Без докторской степени и седых волос в эксперты не пустят?

Для начала, стоит определиться с главным понятием: а кто такой вообще эксперт? Каковы критерии его определения?

По мнению медийного аналитика Павлюка Быковского, «калі падыходзіць строга, то за экспертаў варта ўважаць навукоўцаў – тэарэтыкаў ці практыкаў». Однако гуру белорусской журналистики Александр Класковский не столь строг: «Абмаляваныя крытэры статусу эксперта не азначаюць, што на тэмы палітыкі ў журналісцкім матэрыяле можа выказвацца толькі доктар паліталогіі (тым болей што у нас яшчэ паспрабуй абараніся, калі погляды разыходзяцца з генеральнай лініяй)».

Действительно, формальный статус (тем более – в белорусских условиях) не является априорной гарантией качественности высказанного мнения. Достаточно вспомнить такого «ученого», как профессор Михаил Ковалев (не кто-нибудь, а декан БГУ, входящего в 550 лучших университетов мира), который с искажением фактов доказывал, что средняя зарплата в Беларуси на самом деле не 500, а 700 долларов.

Недавно «Белсат» вынес в заголовок одной из своих передач слова Максима Жбанкова ««Хлопчык з дыпломам БДУ» – ужо эксперт?». В интервью культуролога волновала девальвация статуса эксперта, якобы происходящая из-за того, что вот такие «хлопчыкі» «пазіцыянуюць сабе як эксперта, пачынаюць актыўна каментаваць якія заўгодна абставіны». Однако в том же интервью руководитель «Нашего мнения» Анатолий Паньковский отметил, что «эксперт – это просто специалист по какому-то вопросу или группе вопросов … Вход (в экспертное поле – прим В.М.) открытый. Другое дело, что там возникают какие-то правила игры, возникают вопросы признания».

В определенной степени, можно говорить об элементах гильдейского монополизма. В сложных экономико-правовых условиях Беларуси экспертное сообщество иногда не столь открыто и демократично, каким кажется на первый взгляд. И это точно не идет ему во благо.

Не претендуя на универсальность, все же постараемся резюмировать и ответить на вопрос: кто же такой эксперт?

Это человек, который способен высказывать авторитетное мнение по каким-либо вопросам. При этом статус эксперта зависит как от ситуации, глубины его знаний и качества анализа, так и от оценок людей: насколько для них тот или иной человек является экспертом в каком-то вопросе. Таким образом, формальные признаки, равно как и их отсутствие, ничего не говорят о том, насколько, когда и для кого человек может быть экспертом.

Белорусский эксперт: почетное звание или неблагодарное амплуа?

Как же этим экспертам живется в современной Беларуси? Ситуация неоднозначная.

С одной стороны, все довольно неплохо. В отношении независимых экспертов власти даже близко не применяют репрессивный аппарат настолько, насколько он бьет по другим категориям людей. Например, по журналистам, правозащитникам или оппозиции. При этом накал критики властей у экспертов зачастую куда сильнее и предметнее, чем у тех же оппозиционных политиков. Чаще всего онлайн- и оффлайн-активность экспертного сообщества не встречает препятствий (сравните с правозащитниками или той же оппозицией). Независимые эксперты даже иногда имеют возможность совместной аналитической работы с представителями властных структур. В передаче Максим Жбанков удивляется: «Чаму вас не чапаюць?»

С другой стороны, не стоит идеализировать ситуацию. Как отмечает Класковский, «мазгавыя цэнтры запатрабаваны ў дэмакратыях, аўтакраты ж зазвычай не надта давяраюць «яйкагаловым», тым болей не інтэграваным у сістэму, не даюць абсягу для think tanks».

Действительно, роль независимых экспертов в Беларуси далеко не так велика, как это было бы возможно. Репрессии хоть и не столь широки, как против оппозиционных активистов, но случаются. Вспомнить хотя бы историю с арестом на 5 суток академического директора BISS Алексея Пикулика и конфискацию его паспорта. Автор этого текста и сам не понаслышке знает, как недовольство чиновников текстами эксперта может приводить к угрозам и различного рода репрессиям.

Аренда помещений для публичных экспертных мероприятий хоть и не столь сложна, как для мероприятий политических, однако все равно весьма затруднена. Не раз с такими проблемами сталкивался и «Либеральный клуб». А недавно в последний момент было сорвано празднование упомянутого уже 10-летия сайта «Наше мнение» в галерее «Ў».

Профессиональным экспертам сложно обнаружить к себе любовь с любой стороны политических баррикад. Высказываясь объективно и беспристрастно, эксперты критикуют как власть, так и оппозицию. В результате властями эксперты зачастую приравниваются к «пятой колонне», а оппозицией объявляются «слугами режима» и чуть ли не агентами спецслужб. Здесь впору вспомнить недавние высказывания Лукашенко про Чалого и Рымашевского про Манаева.

«Парень ты не бестолковый, мог бы на стройку пойти или на завод»

Фраза из фильма Петра Буслова «Бумер» прекрасно подходит для описания ценности экспертов в глазах рядового белорусского обывателя. Зачем вообще Беларуси нужны какие-то «яйкагаловыя» эксперты, в чем их роль?

В упомянутой ранее передаче Максим Жбанков говорит, что «у нашым грамадстве інтэлектуалы маюць адмысловую ролю: яны не кіруюць працэсам – яны яго адсочваюць». Однако Анатолий Паньковский более оптимистичен: по его мнению, экспертное сообщество хоть и в ограниченой мере, но влияет на происходящие в Беларуси изменения. Паньковский добавляет, что и в Беларуси, и вообще «эксперты исключительно важны для формирования топологии социальной реальности».

Соответственно, роль эксперта – это осмыслять и, таким образом, формировать реальность, в которой потом различные акторы (как политические, так и неполитические) смогут создавать стратегии, принимать решения и непосредственно действовать.

Директор по исследованиям «Либерального клуба» Евгений Прейгерман дополняет: «в условиях отсутствия конкурентной политики и преобладания баррикадного мышления со стороны политических субъектов на экспертном сообществе лежит громадная ответственность. Оно должно не просто подготовить полноценные программы политической и социально-экономической трансформации на случай надлома статус-кво. Но и, самое главное, донести свои наработки до тех, кто окажется в эпицентре будущих политических преобразований».

Мозг должен быть мозгом

Кратко резюмируя, можно отметить, что организации экспертов, Think tank'и, не зря называют «мозговыми центрами». Основная отличительная черта эксперта – это умение думать. А его роль в общественном организме – быть мозгом. Неосведомленному человеку серое вещество в виде розовых червячков может казаться не столь нужным для организма, как руки или ноги, однако ясно, что участь тела без мозга предрешена.