Дискуссионный материал «Либерального клуба»

Станислав Гехт

«Нельзя дважды зайти в одну и ту же реку» (Гераклит Эфесский)

«….зато можно дважды сесть в одну и ту же лужу» (Народное)

В последнее время в отечественной и международной прессе, а также в блогосфере появилось множество статей, аналитических материалов и обзоров про Украину, посвященных сравнению Оранжевой революции («Майдана») 2004 г. и текущих антиправительственных выступлений, которые получили в народе название «Евромайдан».

Политологи, аналитики и блоггеры приводят самые различные примеры сходств и различий двух майданов. Однако, основной вопрос, на который они пытаются дать ответ, можно сформулировать следующим образом: почему народное восстание в 2004 г. достаточно быстро привело к революции, а успешный исход нынешнего «Евромайдана» находится под очень большим вопросом?

Специалисты говорят о принципиальных различиях «Евромайдана-2013» от «Майдана-2004» и приводят следующие аргументы:

1. Отсутствие единоначалия и однозначного лидера в рядах оппозиции. В 2004 г. был Ющенко, а теперь «оппозиционная триада» Яценюк-Тягнибок-Кличко и множество мелких политиков и общественных деятелей.

2. Аморфность и расплывчатость целей митингующих. У «оранжевых» была одна цель: повторное проведение выборов и признание победы Виктора Ющенко. Сейчас же цели разнятся: подписание соглашения с ЕС или отставка правительства? А, может быть, проведение досрочных президентских выборов?

3. Характер протестов. Если в 2004 г. демонстрации носили исключительно мирный характер, то сейчас имели место силовой разгон акции 30 ноября 2013 г. и последующее возведение баррикад митингующими, а также захват административных зданий.

Приводится масса других отличий «Евромайдана» от своего предшественника: более низкий уровень протестных настроений в обществе, бо?льшая решительность со стороны властей идти до конца и не выполнять требования протестующих. Тем не менее, по мнению автора, ни один из приведенных аргументов не дает ответа на поставленный вопрос и не объясняет причин текущих неудач «Евромайдана». Более того, несмотря на многие различия, у двух майданов гораздо больше общего, а именно:

1. Единая концептуальная основа. Геостратегический выбор Украины между Западом и Востоком.

2. Идентичные технологии протеста. Бессрочные массовые уличные акции, палаточный городок, поддержка западных политиков, антироссийские лозунги и др.

3. Схожая расстановка сил среди населения в региональном, профессиональном и половозрастном разрезах. Запад-Восток, студенты-пенсионеры, предприниматели-военные и др.

4. Приблизительно одинаковое число протестующих (а, если верить данным организаторов, то в «Евромайдане» принимали участие вдвое больше людей, чем в ходе «Оранжевой революци»: 700 тысяч в 2013 г. против 200-300 тысяч в 2004 г.).

И все же, почему внешне похожие протестные акции, похоже, приводят к диаметрально противоположным результатам: «Майдан» – к смене власти и победе «Оранжевой революции», а «Евромайдан» – к еще большей консолидации властной вертикали и отсутствию четкой картины дальнейших действий со стороны протестующих?

По мнению автора, ответ на этот вопрос кроется в самой структуре бескровной или «бархатной»/«цветной» революции. Есть теория, согласно которой любая мирная революция проходит через 3 стадии (фазы):

  1. сознание людей;

  2. кабинеты чиновников;

  3. уличные демонстрации.


Часто при анализе уже свершившихся революций обращают основное внимание лишь на 1-ю и 3-ю стадии. Иными словами: «люди поняли неизбежность перемен, вышли на улицу и…..вот она, смена власти». При этом «кабинетному фактору» уделяется достаточно мало внимания, поскольку именно этот фактор в наименьшей степени поддается анализу: действительно, сложно сказать, какой чиновник, в какой момент, в каком кабинете принял решение о переходе на сторону протестующих.

Однако при более тщательном рассмотрении становится очевидно, что именно в кабинетах высших государственных чиновников, а не на улице, принимаются ключевые решения в переломные моменты истории. И только затем митингующие узнают о своей победе.

Достаточно привести несколько примеров из истории:

1. «Революция роз» в Грузии. Когда Михаил Саакашвили со своими сторонниками ворвался в здание парламента, было, очевидно, что силовые структуры уже перешли на сторону демонстрантов. А, значит, кто-то в каком-то кабинете дал им соответствующий приказ. В противном случае, сложно представить, как толпа могла беспрепятственно войти в зал заседания депутатов и в буквальном смысле слова «снять с трибуны» действовавшего президента Эдуарда Шеварнадзе.

2. «Тюльпановая революция» в Киргизии. На момент массовых демонстраций в Бишкеке власти юга страны (Ош, Джелал-Абад) уже перешли на сторону оппозиции, а протесты в Бишкеке были лишь внешним выражением принятых в кулуарах решений.

3. «Бархатные революции» конца 1980-х гг. в Восточной Европе. Тогда власти большинства государств и республик сами выступали инициаторами реформ (Венгрия, Болгария, Прибалтийские республики), либо открыто переходили на сторону протестующих (Польша, Чехия, Румыния, ГДР).

Как же развивались события в кабинетах украинских чиновников в ходе двух майданов?

1. «Майдан-2004». В 1-й день протеста на сторону Ющенко переходят сразу 4 городские администрации (Киев, Львов, Ивано-Франковск, Луцк). Во 2-й день победу Ющенко признают Волынская область, Трускавец и Дрогобыч, Хмельницкий и Самборский горсоветы. На 3-й день 150 действующих дипломатов заявляют о поддержке Ющенко. Далее в ситуацию вмешивается Верховный суд Украины, запрещая ЦИК официально публиковать результаты второго тура и совершать любые действия, связанные с выполнением обжалованного постановления. По мнению автора, после решения Верховного суда дальнейший ход событий уже был предопределен, а победа революции оставалась делом техники.

2. «Евромайдан-2013». Спустя 1,5 месяца протеста случилось лишь несколько громких отставок (например, свой пост покинул глава киевской милиции Валерий Коряк). А также попытка отставки главы Администрации президента Сергея Левочкина, который, впрочем, остается на своей должности. Правительство Азарова продолжает функционировать в полном составе (из 23 министров, включая премьера и вице-премьеров, нет ни одного оппозиционера).

Таким образом, очевидно, что именно «кабинетный фактор», т.е. расстановка сил в высших эшелонах государственной власти, по-прежнему играет ключевую роль и определяет тот момент, когда будет пройдена точка невозврата и история повернется вспять. Что касается многотысячных антиправительственных выступлений, то они, безусловно, выполняют важную, но не основную функцию.

Выбрав президентом Виктора Януковича, украинцы позволили его команде создать мощную властную вертикаль, сломать которую будет намного сложнее, нежели аморфные, «разношерстные» структуры, создаваемые ранее его предшественниками.

Мораль для Беларуси

Многотысячные акции протеста, проходившие  в Беларуси в 2006 и 2010 гг., во многом напоминали попытки повторения украинского сценария 2004 г. Основным отличием, по мнению автора, было осознанное либо неосознанное нежелание лидеров оппозиции учитывать тот самый «кабинетный фактор», поскольку надежда возлагалась исключительно на антиправительственные демонстрации.

На сегодняшний день белорусская властная вертикаль – это крепкая монолитная структура, в разы сильнее и прочнее украинской. В случае повторения событий прошлых лет в ходе будущих президентских выборов судьба политических перемен будет во многом зависеть от того, сможет ли белорусская оппозиция добиться поддержки хотя бы части государственных чиновников и сможет ли быть запущена «кабинетная стадия» политических преобразований.