Дискуссионные материалы «Либерального клуба»

Вадим Можейко

Ута Цапф, депутатка Бундестага и глава специальной рабочей группы ОБСЕ по Беларуси, покидает свой пост в отчаянии: по ее мнению, с 2002 г. и до сегодняшнего дня ни неправительственные организации, ни международные структуры не добились в Беларуси буквально ничего.

Радикальные пессимистические формулировки заставляют задуматься, так ли это на самом деле. А если все же не совсем так, то чего же конкретно третий сектор добился в Беларуси?

Материал заранее не претендует на полное освещение столь необъятной темы и, в определенной степени, является продолжением саморефликсии статьи «Экспертное сообщество Беларуси: посмотримся в зеркало».

Беларусь ненаклоняемая

К сожалению, стоит признать: в пессимизме Уты Цапф гораздо больше правды, чем хотелось бы. Международные организации, равно как и все (!) государства, потерпели фиаско в своих попытках кардинальным образом повлиять на происходящее в Беларуси. Европе и Америке не удалось демократизировать Беларусь. С 1996 г. ситуация с демократией в стране вообще ни в чем принципиально не улучшилась (даже на уровне выборов депутатов сельсоветов или ректоров, не говоря уже о президенте и парламенте).

Не лучше обстоят дела и у России: все совместные политические проекты успешно провалены, сведены к декоративному минимуму или отложены на неопределенный срок (СНГ, Союзное государство, единая валюта …). Желанной для российского капитала полномасштабной приватизации в Беларуси также не наблюдается.

И великий Китай, несмотря на всю дружбу, так и не заполучил Беларусь как площадку со множеством своих производств для выхода на европейский рынок.

Совет Европы не смог сподвигнуть Беларусь к отмене смертной казни. ООН не добилась уважения прав человека. Беларусь при Лукашенко действительно получается «ненаклоняемой». Правда, польза от этого для страны сомнительная.

На таком фоне неудивительно, что особенных успехов не добились и маленькие организации внутри страны (с несоизмеримо меньшими ресурсами и возможностями). Там, где крах терпят ООН, ЕС, Китай и США, в чем можно винить белорусские НГО, существующие в недружелюбных экономико-правовых и политических условиях?

«За те долгие годы, что я ездила в Беларусь, я встречала так много прекрасных людей, —рассказала Цапф в интервью Deutsche Welle. – Мне до боли жалко, что они вынуждены жить в такой стране, под таким гнетом. Неправительственные организации оказывают друг другу поддержку, помогают политзаключенным, которые пытались отстоять свои гражданские и политические права или боролись за свободу прессы». Но ни они, ни международные структуры ничего не добились, считает Цапф: «напротив, ситуация такая, что впору впасть в депрессию. Поэтому меня порой действительно охватывает отчаяние от того, что мы ничего не смогли сделать».

Чего мы добились? Или, может, распускаемся?

При таком грустном взгляде возникает вопрос: а не пора ли осознать всю бесперспективность работы НГО в таких условиях и, самораспустившись, предоставить Беларусь исторической стихии? Или у белорусских НГО все же есть какие-то достижения за годы их существования в Беларуси?

Представляется, что достижения у третьего сектора есть, и не такие уж малые. Если попытаться определить их кратко, то это возможность для беларусов жить настолько по-европейски, насколько это в принципе возможно в существующих условиях. Да, безусловно, эти возможности весьма далеки как от идеальных, так и от тех, которые есть у жителей Евросоюза. Однако эти возможности есть, и их не существовало бы без деятельности третьего сектора (как внутрибелорусского, так и европейского, направленного на Беларусь).

У белорусов есть возможность принимать участие в различных проектах с поездками по Европе – будь то образовательные визиты, волонтерская работа или различные тренинги. Такие поездки дают новый опыт и позволяют на собственном опыте оценить жизнь в других странах. Есть у белорусов возможность встречаться с экспертами и специалистами со всего мира, которые часто организуют мероприятия и в самой Беларуси. Проходит много экспертных презентаций, публичных дискуссий, круглых столов и дебатов – как в Минске, так и в регионах. Существует множество возможностей для неформального и дополнительного образования. Есть и различные формальные образовательные программы в Европе, доступные для белорусов.

Все это – важные возможности для граждан Беларуси, которые существуют, в первую очередь, благодаря активности третьего сектора.

Наиболее активные и способные белорусы имеют возможность работать на европейские организации, заниматься важными делами (см. выше) и получать хороший опыт, который весьма пригодится Беларуси в будущем, после неизбежных социально-политических трансформаций. Востребованность специалистов из третьего сектора в первом (государственном) после реформ хорошо видна на примере Грузии.

В чем-то все эти факты кажутся банальными (особенно для опытных представителей третьего сектора Беларуси). Однако на фоне доминирующего пессимизма о роли НГО в Беларуси все это стоит повторять и анализировать, чтобы понять: далеко не все потеряно.

Третий сектор в Беларуси жив и играет свою важную роль. От глобальной (становление гражданского общества в недемократической стране) до персональной для каждого активного в нем гражданина.

Каков получается результат работы третьего сектора в Беларуси?

Все перечисленные возможности и инициативы, конечно, замечательны, но, собственно, что с того, что они есть? Есть ли от них какой-то эффект, кроме появления у аудитории этих событий неких знаний, транслируемых различными спикерами?

Представляется, что да.

Рано или поздно, постепенно, не так быстро, как хотелось бы, но совокупность таких действий приводит к формированию большого числа европейски мыслящих людей, и в первую очередь – молодежи. Эти изменения далеко не одномоментны, не радикальны и не универсальны для всех, однако, так или иначе, они происходят.

Как говорила мне на эту же тему другая депутатка Бундестага, рост травы нельзя ускорить, если за нее дергать. Приходится ждать. Хотя, конечно, при этом можно и нужно пользоваться удобрениями.