Никита Беляев


Опубликовано на Naviny.by


Визит Владимира Путина в Беларусь оставил много вопросов. С одной стороны, обилие заявлений о дружбе и особых отношениях свидетельствует, что стороны пока находят общий язык. Но с чем приезжал Путин: с просьбами или требованиями? О чем говорили за кулисами? Как будут развязываться проблемные узлы, очевидные для наблюдателей?

Логистика и символика

Визит Путина прошел достаточно скомкано. Российская делегация старалась подчеркнуть, что посещает Беларусь проездом. Хотя белорусские государственные СМИ анонсировали двухдневный визит, де-факто официальная часть встречи уложилась в один вечер 31 мая, при этом Александр Лукашенко вынужден был частично проводить переговоры в машине и у трапа самолета.

Налицо различные трактовки важности встречи. Минск изо всех сил пиарил то обстоятельство, что для первого зарубежного визита после возвращения в Кремль Путин выбрал именно Беларусь. Кремлевская администрация выглядела сдержанно, объяснив такой шаг удобной логистической схемой.

Так, помощник президента России Юрий Ушаков, в интервью «Коммерсанту» сказал: «Почему не Казахстан, а Беларусь? Но, знаете, у нас и выбора особого не было. Заранее намечена была дата саммита ШОС в Китае, после него логично заехать в Астану. Кроме того, договорились о поездке в западном направлении, договорились с Германией, с Францией. Логично, что Беларусь».

В итоге для белорусских средств массовой информации визит стал темой № 1, российские же ограничились короткими публикациями.

Похоже, что хозяин Кремля, заглянув символически, лишь положил начало переговорному процессу Москвы и Минска. Для продолжения Лукашенко приглашен посетить российскую столицу в ближайшее время.

Минску важно отбить СЭЗ

Для белорусского руководства одним из важных является вопрос о свободных экономических зонах в ЕЭП.

Проблема СЭЗ остается одной из тех, по которым Беларусь разрывается между внешнеполитическими направлениями. Соглашения о ЕЭП предусматривают, что все СЭЗ должны быть ликвидированы к 2017 году.

Исполнение этого пункта лоббируется российскими производителями, так как из-за существования СЭЗ белорусские производители некоторых товаров имеют значительные преимущества на российском рынке. Ярким примером является торговая война из-за белорусских косметических тюбиков.

Российское промышленное лобби давит на Кремль, а он в свою очередь — на белорусское руководство. Но подписанные с Китаем соглашения со сроком действия до 2050 года о создании совместного индустриального парка делают для Беларуси невозможным исполнение соглашений по СЭЗ в рамках ЕЭП. Помимо этого, вопреки названным соглашениям, недавно был издан декрет № 6, который фактически расширяет льготные условия для белорусских производителей.

Белорусское руководство видит Китай одной из внешнеполитических опор для страны. Разорвать контракт о создании индустриального парка практически означает лишиться в будущем поддержки Поднебесной.

Во время визита российского руководителя в Минск этот вопрос либо был решен положительно для Беларуси, либо остался на повестке дня, но с возможными оговорками. Такой вывод можно сделать из заявлений председателя Миноблисполкома Бориса Батуры, прозвучавших 1 июня, сразу же после окончания визита Путина.

По словам чиновника, нормативные документы, регламентирующие деятельность индустриального парка, практически готовы, кроме того, «среди желающих инвестировать — производители телевизоров нового поколения, СВЧ-печей, электроники и другие. В проекте будут участвовать и другие ведущие европейские компании». Таким образом, подготовка белорусско-китайской СЭЗ идет полным ходом.

Белорусское руководство не торопится уступать МАЗ

На переговорах в Минске обсуждались вопросы строительства белорусской АЭС, а также создания многострадального холдинга «Росбелавто».

Как сообщил журналистам 31 мая в Минске глава «Росатома» Сергей Кириенко, стороны достигли договоренностей о начале финансирования первого этапа строительства АЭС в объеме 204 млн. долларов. Отметим: до сих пор, однако, не ясно, как Минск и Москва будут распоряжаться электроэнергией с АЭС и прибылью от ее продажи.

Одним из условий выделения кредита под строительство Островецкой АЭС было создание совместного предприятия по сбыту электроэнергии. Однако белорусские власти всячески показывали свое нежелание делиться энергетическим доходом.

Вопрос особенно чувствителен с учетом того, что по новому законопроекту «Об электроэнергии» к 2015 году в Беларуси планируется создать оптовый и розничный рынки электроэнергии. Ведущую роль на них будет играть электроэнергия с АЭС. Через СП Россия может получить контроль над значительной частью белорусского энергетического рынка.

Также на переговорах Путин, судя по всему, продолжал «пробивать» создание холдинга «Росбелавто». Напомним, что в вопросе слияния МАЗа и КамАЗа одним из камней преткновения стала цена белорусского предприятия.

Еще в 2011 году Госкомимущество Беларуси оценило МАЗ в 2,5 млрд. долларов. Россияне же установили цену в 3-4 раза ниже — 625-830 млн. долларов. В 2012 году белорусская сторона снизила цену до 1,095 млрд. долларов, однако и это не устроило россиян.

31 мая в Минске судьба автомобильного холдинга, судя по всему, не решилась. Российский президент во время подхода к прессе лишь выразил надежду на успешное решение вопроса: «Уверен, что если мы договоримся, это будет очень хорошим примером для других отраслей реальной экономики».

Пока КамАЗ в вопросе о слиянии взял паузу, а белорусская сторона вынуждена снижать цену. Ведь основной внешний рынок МАЗа — Россия, продажи там обеспечиваются по большей части за счет госзакупок, которые финансирует «Сбербанк». Последний и определяет, какую продукцию и какого производителя приобретать. В случае дальнейшей несговорчивости белорусских властей продукция МАЗа может быть исключена из перечня российских государственных закупок. Это негативно скажется на продажах белорусских грузовиков на российском рынке и еще больше снизит цену МАЗа.

Путин напомнил о чувствительном

Не все ясно и с перспективами евразийской интеграции. Официально Беларусь показывает желание бурно ее развивать. В реальности Минск пока использует предоставленные в рамках ЕЭП возможности в виде дешевых энергоносителей, но не платит за это в той мере, как хотелось бы Москве.

О приватизации белорусских активов в пользу российского капитала ведутся лишь только разговоры. Доступ российских производителей на белорусский рынок ограничен протекционистскими мерами, и это несмотря на единый рынок.

В случае дальнейшего затягивания этих вопросов Россия может надавить на самое больное место белорусской экономики — цены на энергоресурсы. Об этом дал знать российский лидер, упомянув, на чем держатся достижения белорусской экономики.

Целью Владимира Путина в Минске было наметить повестку дня, которая будет более подробно рассматриваться во время ближайшего визита Александра Лукашенко в Москву.

Пока же для Путина и Беларусь, и евразийская интеграция отошли на второй план в связи с падением российского рубля, который стремится к своему историческому минимуму. В случае дальнейшего ухудшения ситуации Россию ждут экономические проблемы, что моментально скажется и на Беларуси.