Никита Беляев


Опубликовано на Naviny.by


В последнее время Беларусь раз за разом принимала представителей восточных государств. Начало положил визит главы Туркменистана в конце апреля. Затем прибыла делегация КНР, а 13-14 мая Беларусь посетил президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Эта череда приемов гостей с востока свидетельствует о желании белорусских властей откорректировать внешнюю политику и ослабить влияние московского фактора. 

В Китае Беларусь хочет видеть, по словам Александра Лукашенко, третью внешнеполитическую опору (в дополнение к России и ЕС). Туркменистан заинтересовал возможными поставками голубого топлива и совместной разработкой калийных удобрений. Какая роль отведена Казахстану?

На встрече с Назарбаевым Лукашенко заявил о готовности Беларуси стать для Казахстана «западными воротами» на пути в Европу. «Казахстанцы должны знать и понимать, что на западной границе у них есть надежный друг, братья, которые готовы представлять интересы Казахстана в Европе», — отметил белорусский президент.


Желание усилить сотрудничество с Казахстаном сопряжено с несколькими факторами. Безусловно, интересуют возможные поставки казахской нефти.

Нефть и нефтепродукты составляют основу белорусского экспорта. Так, за первый квартал 2012 года страна продала нефтепродуктов на 5,5 млрд. долларов. Однако проблема заключается в том, что поставки сырья и, соответственно, благополучие экономики Беларуси находятся в прямой зависимости от России. Возможный альтернативный источник поставок нефти снизил бы эту зависимость. Но подходит ли для этой роли Казахстан?

В Беларусь ежегодно поступает 4 млн. тонн нефти из Казахстана, но предназначена она для Европы. Вопрос о поставках казахского черного золота Беларуси поднимался неоднократно на протяжении нескольких лет, однако дальше разговоров дело не продвинулось. Здесь далеко не все зависит от Минска и Астаны.

Это дал понять посол Казахстана в Беларуси Ергали Булегенов в интервью белорусскому телевидению 20 мая:«В первую очередь белорусскую сторону интересуют энергоносители. Но нужно сказать, что этот вопрос решается не в наших двусторонних отношениях, а в трехсторонних. Это обязательно, так как мы не имеем границ с Беларусью, через Россию все наши трубопроводы».

Для России вопрос нефтяных поставок очень чувствителен. Обладая статусом монополиста, Кремль имеет все возможности для контроля ситуации в Беларуси. Терять этот статус Москва явно не собирается.

В интересах же Казахстана наладить экспорт в Европу не только нефти, но и нефтепродуктов, ведь это намного выгоднее. Для этой цели Назарбаеву и могут понадобиться «западные ворота» в виде Беларуси. Интересы двух стран здесь переплетаются: Беларуси нужна казахская нефть, а Казахстану нужен доступ к нефтепереработке.

Об этом представители Астаны говорили не раз. В 2005 году казахская сторона заявляла о готовности заняться реконструкцией «Нафтана», чтобы затем поставлять и перерабатывать на нем ежегодно до 2 млн. тонн нефти. Не исключалась и возможность приватизации «Нафтана» в интересах «КазМунайГаза». Но стороны в итоге так и не пришли к договоренности.

Однако в 2012 году разговор о возможности участия Казахстана в приватизации белорусских предприятий возобновился. Во время своего визита в Беларусь Нурсултан Назарбаев заявил: «Мы намерены серьезно изучить и в дальнейшем принять участие в приватизации белорусских предприятий, представляющих для нас интерес».

Беларуси приватизация НПЗ в пользу Казахстана будет выгодна по нескольким причинам. Во-первых, реальное желание приобрести белорусскую нефтепереработку высказывали лишь российские компании. Это не устраивает официальный Минск, который старается распределить потоки инвестиций, чтобы не допустить преобладания российского капитала в белорусской экономике. Предложение Казахстана может оказаться кстати.

Во-вторых, руководство Беларуси, учитывая заинтересованность Казахстана в переработке и последующем экспорте нефти в Европу, может поставить одним из условий продажи НПЗ получение части прибыли или доступ к казахским нефтяным месторождениям.

В-третьих, большинство перерабатываемой нефти российского происхождения. Так, в январе-ноябре 2011 года больше всего нефти Беларусь получила из России — 16,5 млн. тонн. В 2012 году Россия поставит 21 млн. тонн, но половина этого объема должна быть переработана для российских нефтяных компаний. Вторая половина остается «Белнефтехиму». Поставлять нефть на льготных условиях для ее переработки на белорусских НПЗ, принадлежащих Казахстану, Россия не будет.

Таким образом, купив один из белорусских НПЗ, казахским властям придется наращивать объемы поставок в Беларусь собственной нефти для того, чтобы получить максимальную выгоду от покупки. Это заставит Астану лоббировать в Москве разрешение поставлять свою нефть в Беларусь, чего и добивается Александр Лукашенко.

Встреча двух лидеров, безусловно, имела политический подтекст. Единое экономическое пространство, которое объединяет Беларусь, Россию и Казахстан, является проблемным объединением. До сих пор не согласован ряд позиций, по большинству вопросов у государств нет единого мнения.

В связи с этим Беларусь в глазах Назарбаева становится страной, которая, при возникновении спорных ситуаций, обладает решающим голосом.

Руководители двух государств не случайно пересеклись перед прошедшими в Москве 15 мая саммитами ОДКБ и СНГ, а также перед визитом в Беларусь Владимира Путина (31 мая). Назарбаев осознает, что возврат Путина в Кремль будет сопряжен с ускорением проекта евразийской интеграции, что не вполне устраивает казахского лидера. Тайный диалог Назарбаева и Лукашенко в Беловежской пуще можно рассматривать как возможность обсудить стратегию совместного поведения в отношениях с Путиным v. 2.

Казахстан явно намеревается по некоторым вопросам работать с Беларусью напрямую, в обход Кремля, что устраивает Александра Лукашенко. И у одной, и у другой стороны есть спорные вопросы, касающиеся деятельности ЕЭП.

Беларусь заинтересована в отмене решения о ликвидации свободных экономических зон на территории ЕЭП, так как это, в частности, грозит подорвать соглашения с Китаем.

Казахстан намеревается снизить интеграционный темп, заданный Владимиром Путиным. Цель Астаны — до создания Евразийского союза получить от России как можно больше поблажек и выгод. Поэтому Казахстан попытается искать поддержки у Беларуси.

Такая ситуация будет напрягать Москву и заставит ее идти на относительные уступки Минску. А это и нужно белорусской стороне, чтобы окончательно не оказаться в лапах у Кремля.