Никита Беляев

Опубликовано на сайте БелаПАН
В последнее время благодаря "Европейскому диалогу о модернизации с Беларусью" ведется много разговоров о том, какие изменения нужны стране, как их осуществлять и какие проблемы могут возникнуть на пути реализации реформ. При этом среди экспертов и оппозиционных политиков нет единого мнения о том, как проводить преобразования: быстро или постепенно.


Надо ли торопиться медленно?

Сторонники постепенных изменений указывают на провальный российский опыт — шоковую терапию Егора Гайдара. С одной стороны, их мнение понятно — в памяти белорусов прочно засели российские события 90-х годов: резкое падение уровня жизни, инфляция, забастовки шахтеров и бандитизм.

Но, с другой стороны, процессы, проходившие в России, имеют мало общего с модернизацией. По сути, реформирование экономики так и не было осуществлено. Предложенные реформы были либо проведены частично, либо не осуществлены вовсе. По сути, те шаги были направлены на переход не к рыночной экономике, а к перераспределению собственности в пользу некоторых лиц.

Если обратиться к европейскому опыту, то быстрым путем модернизации пошли такие страны, как Польша, Чехия, Эстония, с 1997 года к ним присоединилась Словакия.

Постепенную модернизацию предпочли Болгария и Румыния. Во многом выбор этого пути объяснялся боязнью правительств потерять власть из-за отрицательной реакции общества на реформы. Но, как оказалось, такая политика реформ в этих странах воспринималась населением наиболее болезненно и негативно.

Получается, что страны, прошедшие быструю модернизацию, оказались в выигрышном положении. Это подтверждается словами специалиста по переходным экономикам Андерса Ослунда: "Очень многие выступали за медленные реформы. Страны, начавшие быстрые реформы, выиграли".

У Беларуси нет роскоши тянуть резину


Помимо всего прочего, у Беларуси есть ряд своих собственных факторов, из-за которых медленный путь реформ может привести к их провалу.

По своей сути постепенное реформирование экономики возможно лишь при наличии благоприятных условий: экономическая стабильность, поддержка реформ населением и отсутствие внешних факторов, негативно влияющих на модернизацию.

В Беларуси эти условия отсутствуют. Наиболее благоприятный период закончился в середине 90-х, сейчас же любая реформа в большинстве случаев будет восприниматься негативно.

Самой болезненной темой станет реформирование системы льгот и субсидий. Белорусы привыкли к дешевому общественному транспорту, недорогим услугам ЖКХ, относительно бесплатной медицине и государственному регулированию цен.

Все это во многом обеспечивается дешевыми энергоносителями, которые Кремль дает за уступки. Однако скоро уже и уступать будет нечего, останутся ли тогда дешевые нефть и газ?

Российский бич

Именно нефтяной вопрос может стать одним из главных оснований, чтобы принять быстрый путь реализации пакета реформ. Москва устала от постоянной денежной поддержки Беларуси. В последнее время намеки о необходимости реформирования белорусской экономики звучали из уст российских руководителей неоднократно.

Однако о каких именно реформах идет речь — непонятно. Пока камнем преткновения между Минском и Москвой остаются вопросы приватизации. Так, тема слияния МАЗа и КамАЗа, а также продажа белорусской калийной отрасли в пользу России остаются одними из главных в диалоге между руководителями двух стран.

Помимо этого, российский посол Александр Суриков неоднократно поднимал вопрос о введении в Беларуси российского рубля. В такой ситуации страна фактически потеряет экономическую независимость.

К тому же экономика самой России нуждается в реформах, ведь в случае обвала цен на нефть она может пойти ко дну. Однако к реальной модернизации российское правительство приступать не спешит.

Таким образом, о переходе к полноценной рыночной экономике с помощью России говорить не приходится. К тому же, учитывая нынешнее закручивание Кремлем гаек в политической системе, нетрудно предположить, что о демократизации Беларуси с помощью восточной соседки речи тоже идти не может.

В случае если модернизация будет проходить не по сценарию Кремля, могут возникнуть большие проблемы. Для возвращения Беларуси в евразийский проект Москва может использовать имеющиеся у нее рычаги воздействия: дешевые энергоносители и доступ к рынку. Если Россию не будет устраивать ход и направление реформ, Минск может потерять и одно и второе.

Такие инструменты воздействия, как повышение цен на нефть и газ, а также закрытие своего рынка, Кремль использовал не раз. Примером может служить введение эмбарго на грузинские товары после прихода к власти Михаила Саакашвили, а также рост цен на энергоносители для Украины после оранжевой революции.

В таком случае возникнет необходимость быстрой переориентации внешней торговли и поиска новых партнеров. Если модернизация будет растянута, то решить этот вопрос успешно не получится.

К тому же экономика страны и так неконкурентоспособна: низкая производительность труда, малый процент высокотехнологичных производств (ныне в промышленности их доля составляет 4,4%) и отсутствие инвестиций. По расчетам Минэкономики, для развития промышленного комплекса необходимо 90 млрд. долларов. Если проводить реформы медленно, то отставание экономики Беларуси только усилится.

Также, кроме внешних причин выбора быстрых реформ, существует ряд внутренних. В Беларуси достаточно сильны группы, которые не заинтересованы в реформах и всячески будут противостоять переходу к полноценной рыночной системе: аграрники, управленцы предприятий и местные власти. Чем дольше будут растянуты реформы, тем больше возможности саботировать их и повлиять на результат.

Острой проблемой для Беларуси также является вопрос утечки мозгов. Если быстро не разрешить ситуацию, то последствия окажутся плачевными. Опыт трансформации других стран предоставляет нам возможность убедиться в этом.