Никита Беляев

Опубликовано на Naviny.by

На 26 апреля оппозиция наметила в Минске «Чернобыльский шлях» — акцию, посвященную 26-й годовщине катастрофы на Чернобыльской АЭС. Городские власти удовлетворили заявку организаторов мероприятия почти в полном объеме.


Заявка на проведение акции была подана 10 апреля. Организаторы просили разрешить шествие с 18.30 до 19.30 от здания президиума Национальной академии наук по улице Сурганова до парка Дружбы Народов, где они намерены провести часовой траурный митинг.


Закончить мероприятие планируется возложением цветов к Чернобыльской часовне возле церкви в честь иконы Божьей Матери «Взыскание погибших», расположенной рядом с парком.


Предыдущая большая уличная акция оппозиции — День Воли 25 марта — прошла относительно успешно. С одной стороны, все выглядело достаточно цивилизованно, власть обошлась без силовых экспериментов и ограничилась риторикой в прессе, но, с другой стороны, мероприятие не привлекло новых сторонников, формат не отличался новизной.


Несмотря на то что организаторы акции заявляют о единстве в организационных и идеологических вопросах, ее замысел выглядит достаточно размытым.


Если посмотреть на историю мероприятия, то первоначально формат предусматривал акцию как напоминание о чернобыльской катастрофе и ее последствиях, проблемах пострадавших и ликвидаторов. Постепенно оппозиция стала отходить от темы Чернобыля, выдвигать более актуальные и острые, на ее взгляд, лозунги, используя то, что власть более лояльно смотрит на это мероприятие, нежели на иные оппозиционные акции.


На предстоящем «Чернобыльском шляхе» будут подниматься хорошо известные всем вопросы, звучащие на каждой акции оппозиционных сил.


Но, может, во многом именно из-за трафаретности лозунгов население и охладело к оппозиции? По результатам опроса, проведенного в марте Независимым институтом социально-экономических и политических исследований, доверяют оппозиционным политическим партиям 17%, не доверяют — 61,3% респондентов. А рейтинги самых известных оппозиционных лидеров не превышают 6-7%.


«Чернобыльский шлях-2012» получится разноголосым. Так, секретарь создаваемой партии «Белорусская христианская демократия» Денис Садовский подчеркнул, что кроме темы чернобыльской аварии на акции будут затронуты и другие, политические вопросы: «В первую очередь, это проблема освобождения и реабилитации всех политзаключенных».


Партия БНФ собирается использовать акцию, чтобы обратить внимание: атомную электростанцию в Беларуси будет строить Россия. По мнению представителей партии, этот факт ставит под угрозу политическую и экономическую независимость Беларуси: «Важно во время «Чернобыльского шляха» «сказать ясное «Нет!» российской АЭС в Беларуси».


Наиболее ориентирована на изначальную проблематику мероприятия кампания «Островецкая атомная — это преступление». По словам ее лидера Татьяны Новиковой, задуманное властями строительство АЭС на Островецкой площадке — «это ничем не обоснованное забвение проблем Чернобыля, его последствий, как и последствий всех радиационных аварий. И это забвение, и невнимание исходят сегодня не только от белорусской власти, но и от общества в целом».


Календарные акции важны, но не способны сами по себе изменить ситуацию в обществе. Однако ныне партии и движения готовы объединять свои организационные возможности и усилия только на время проведения акций и мероприятий. По большому же счету налицо сильнейшая разрозненность в оппозиционном лагере.


К созданию единой стратегии политического поведения и постановке общих целей и задач оппозиция на сегодняшний день не готова. Это можно увидеть на примере подготовки к парламентским выборам: партии остановились на уровне споров об участии или неучастии, а также взаимной критики. В итоге разные силы избирают свои автономные стратегии.


Каждая партия будет стараться использовать в своих целях и «Чернобыльский шлях».


Стоит отметить, что на этот раз для проведения «Чернобыльского шляха» сложилась достаточно благоприятная ситуация. Власти разрешили мероприятие и вряд ли будут в случае чего использовать силовой сценарий. Сделать такой вывод можно исходя из нескольких факторов.


Во-первых, учитывая характер акции, способ проведения, а также разобщенность в оппозиционной среде, можно не опасаться социальной мобилизации, роста протестных настроений в обществе. Вообще «Чернобыльский шлях» перестал быть действительно массовой акцией, способной организовать протестное настроение в обществе, а властные структуры боятся именно этого. В данном случае какой-либо опасности для властной вертикали нет.


Во-вторых, появились признаки смены тренда в отношениях между Минском и ЕС. Освобождение Андрея Санникова и Дмитрия Бондаренко подтверждает это. Для закрепления тренда Минску выгодно дать отмашку на «Чернобыльский шлях» и, ничем по сути не жертвуя и не рискуя, послать Брюсселю положительный сигнал.


При этом один из инициаторов акции Юрий Ходыко надеется, что «людей будет больше, чем тысяча, которую мы заявили». Однако его аргументацию не назовешь убедительной: оппозиционер рассчитывает на массовость, «поскольку, хоть уже и прошло 26 лет, но люди продолжают болеть и умирать».


Самым впечатляющим стал «Чернобыльский шлях» 1996 года, когда на улицы вышло более 30 тысяч человек. Последние акции были относительно малочисленными. В 2009 году на разных этапах «Чернобыльского шляха» в акции участвовали от 400 до 1 тысячи человек. Годом позже, хотя оппозиция твердила об успехе, на первом этапе в акции участвовали лишь чуть более полутысячи человек, а до места проведения поминального митинга дошли около 300. В 2011 году организаторам «Чернобыльского шляха» удалось собрать чуть более 600 человек, а само шествие впервые в истории не состоялось.


Таким образом, число участников акции в последнее время остается примерно одинаковым. На этот раз, возможно, народу окажется больше в связи со спокойной реакцией властей на День Воли 25 марта. В любом случае, по прогнозам обозревателей, людей наберется в пределах полутора тысяч. Негусто.


И дело здесь не только в просчетах, низком рейтинге оппозиции. Чернобыльская тематика стала меньше волновать общество, хотя последствия катастрофы аукаются и сейчас. Сказывается то, что время притупило боль, власти замалчивают проблемы, а простой народ озабочен экономическим выживанием.