Евгений Прейгерман

Опубликована на сайте "Новая Европа"

23 марта 2011 г. Дискуссионно-аналитическое сообщество «Либеральный клуб» провело очередную панельную дискуссию «ЕС–Беларусь: зигзаги неопределенности».


В ней участвовали эксперт аналитического центра «Стратегия» Валерий Карбалевич, главный редактор журнала «Белорусская думка» Вадим Гигин (входящий в список невъездных в ЕС), я, Евгений Прейгерман, и мой коллега по «Либеральному клубу» Александр Опейкин (в качестве модератора).


Сразу скажу, что лично у меня мероприятие оставило исключительно положительные впечатления: нет ничего более приятного в интеллектуальном плане, чем дискутировать с профессионалами своего дела. Даже если многие аргументы и ценностные суждения отдельных таких профессионалов вызывают у тебя непонимание, возмущение, а иногда и просто… отвращение.


С полным отчётом о дискуссии можно ознакомиться отдельно, но хотелось бы выделить и прокомментировать несколько наиболее важных моментов разговора.



Дело в том, что обсуждение отношений Беларуси и ЕС вызвало минимальные разногласия, а вот общие оценки ситуации в стране оказались намного более спорными.


Рука власти на пульсе общества?


Часто можно услышать мнение о том, что созданная в Беларуси социально-политическая модель представляет собой уникальную форму недемократического режима, для которой, дескать, не характерны многие классические изъяны авторитаризма. Например, по мнению некоторых экспертов (в том числе и В. Гигина), действующая власть не сталкивается с традиционной для недемократических режимов проблемой отсутствия обратной связи с населением. Утверждается, что руководство Беларуси постоянно держит руку на общественном пульсе и имеет полную картину настроений граждан.


На основании этого делается вывод о том, что власти точно знают, что А.Лукашенко и проводимый им курс пользуются поддержкой абсолютного большинства (отсюда, наверное, и озвученное в новогоднюю ночь разделение общества на меньшинство и подавляющее большинство).


Не буду останавливаться на аргументе о том, что



в условиях отсутствия демократических институтов и каналов обратной связи с обществом власть в принципе не может иметь полноценного представления об общественных настроениях.


Никакие социологические исследования (в атмосфере страха, да еще и проводимые Администрацией президента) и «soviet-style» выходы в народ не помогут держать руку на реальном пульсе.


Обращу внимание на другое. Некоторые выводы о том, насколько сама власть уверена в своем полном контроле над общественными настроениями, можно сделать на основе поведения власти во время минувшей президентской кампании.


Если Лукашенко и его ближайшее окружение не сомневаются в поддержке своего курса, то зачем надо было в IV квартале 2010 г. (избирательном квартале) идти на «стахановские рекорды» для достижения злополучного показателя средней зарплаты по стране в $500 и тем самым ставить на грань коллапса всю финансовую систему уже в 2011 г.?


Ведь сложно себе представить, что в Совмине и Администрации президента не знали, что даже такие основополагающие документы, как Программа социально-экономического развития 2006–2010, бюджет 2010 г. и Основные направления денежно-кредитной политики Нацбанка на 2010 г., разрабатывались исходя из средней зарплаты, не дотягивающей до $500. И в результате «усилий» правительства уже весной 2011 г. мы имеем весьма удручающую картину.


В разогретой предвыборной «раздачей слонов» экономике произошло ощутимое увеличение ранее имевшихся дисбалансов. «Именем революции» отрицательное сальдо внешнеторгового баланса и счета текущих операций достигло рекордных показателей. Обязательства Нацбанка в иностранной валюте (особенно после «обмена депозитами» с коммерческими банками в октябре-декабре 2010 г.) уже превысили имеющиеся резервы.



Кредитные рейтинги ведущих банков и суверенный рейтинг страны понижены и получили от рейтинговых агентств «негативные» прогнозы


(что отражает опасения международных оценщиков о возможности суверенного дефолта и лишает Беларусь доступа к внешним заимствованиям по приемлемым процентным ставкам).


Национальный банк отчаянно ограничивает продажу валюты гражданам и банкам, а на улицах страны появились забытые уже валютчики. Наконец, средняя зарплата сразу же после выборов опустилась ниже планки прошлой пятилетки (хотя падение зарплат традиционно для первых месяцев года).


Это лишь несколько неприятных макроэкономических показателей. Но даже они позволяют сделать определенные выводы. Либо власть все-таки понимает, что в действительности не контролирует реальные настроения в обществе, и очень этого боится, поэтому и пошла на такое популистское безумие. Либо та социологическая информация, которая лежит на столах в Администрации президента, говорит совсем не о подавляющей поддержке. Здесь можно, конечно, возразить, что трюк с $500 – это всего лишь твердое требование Лукашенко в стиле «пацан сказал – пацан сделал» (дал народу обещание, значит надо выполнять!). Но ведь даже «пацаны» обычно задумываются о последствиях…



Власть в Беларуси хочет выглядеть монолитной


Тривиальный в беларусских реалиях вопрос о консолидированности власти перестает быть таковым на фоне нарастающих макроэкономических и внешнеполитических проблем.


Во время нашей дискуссии В.Гигин особо подчеркнул, что ни до, ни после событий 19 декабря из всей вертикали власти не было ни одного перебежчика. Действительно, сложно себе представить, что чиновники начнут перебегать на сторону оппозиции в ситуации, когда тысячи бойцов спецназа и внутренних войск за 7,5 минут разгоняют митингующих в центре Минска. Но напомню, что не менее монолитно еще совсем недавно выглядели режимы в Тунисе, Египте и Ливии (хотя специалисты, конечно же, найдут некоторые различия между странами Северной Африки и Беларусью). Не менее сплоченной чувствовала себя до Оранжевой революции и власть в Украине.



Реальная консолидация власти проявляется не на фоне разгонов демонстраций и массовых репрессий, а при возникновении проблем, которые не получается решить лишь силовыми методами.


Именно к таким проблемам ведет наблюдающееся сейчас увеличение макроэкономических дисбалансов, совмещенное с очень неудобной геополитической позой, в которой мы оказались после выборов. На это обстоятельство я хотел бы обратить внимание не столько В.Гигина, сколько представителей политической оппозиции и гражданского общества (в частности, авторов policy paper «Стратегия-2012: От диалога внутри демократических сил к диалогу с режимом»).


Татьяна Водолажская и Андрей Егоров, разработавшие «Стратегию-2012», также как и Гигин, исходят из монолитности власти. Однако очевидно, что Лукашенко может допустить мысль о переговорах с оппонентами, на что нацелена «Стратегия-2012», лишь при наличии политических проблем, не решаемых силовыми методами. А вот в таких условиях единство власти (особенно при умелом внутреннем и внешнем воздействии) быстро нарушается. И это необходимо учитывать в аналитических разработках.



Беларуси от ЕС нужны не технологии, а деньги


Говоря об ожиданиях беларусского руководства от сотрудничества с зарубежными партнерами, Гигин привел слова Лукашенко, озвученные во время встречи с министрами иностранных дел Польши и Германии в ноябре прошлого года: Беларуси от ЕС нужны не технологии, а живые деньги. На мой взгляд, это самое точное описание актуальных внешнеполитических приоритетов официального Минска. Несмотря на их банальность, многие аналитики почему-то их игнорируют.


В среде беларусских независимых экспертов (в том числе и авторов «Стратегии-2012») распространено абстрактное мнение о том, что только ЕС и США потенциально могут обеспечить Беларусь технологиями, необходимыми для экономической модернизации. Приведенные слова Лукашенко в очередной раз возвращают нас от воображаемого к реальному.


Даже если исходить из того, что только Запад может предоставить нам технологии для повышения конкурентоспособности на мировых рынках (что, к слову, становится всё более спорным), то это не совсем то, что волнует руководство Беларуси.



Модернизация здесь рассматривается исключительно как список минимально необходимых для сохранения власти уступок и неудобных шагов.


Поэтому факт наличия у ЕС каких-то технологий второстепенен.


Что действительно формирует важность Европейского Союза для официального Минска, так это, во-первых, фактор геополитического противовеса, сдерживающего экономическую и политическую экспансию восточного соседа и позволяющего повышать ставки в интеграционной игре с Москвой. Во-вторых, доступ на единый рынок ЕС для беларусского экспорта. В-третьих, как следует из слов президента, это возможность время от времени получать живые деньги от институтов, где ЕС играет не последнюю роль. Власти Беларуси также с удовольствием рассмотрели бы заманчивые инвестиционные предложения от европейского бизнеса, но не из-за его инновационности, а опять-таки в противовес российскому.



В Беларуси нет альтернативы Лукашенко…


Еще один традиционный аргумент электората действующего президента гласит, что в Беларуси попросту нет фигуры, которая бы обладала достаточным политическим весом и ресурсным потенциалом, чтобы на равных конкурировать с Лукашенко. Как сказал Гигин на дискуссии «Либерального клуба», у народа, может, и накопилась усталость от одного и того же лица на посту №1, но ведь больше никого на политическом горизонте нет.


Действительно, после 16 лет целенаправленной работы по установлению единоличной власти и сведению всей альтернативной политической активности до уровня маргинальной оппозиционной тусовки, в Беларуси нет сил, способных прямо сейчас полноценно противостоять власти. Однако здесь нужно сделать два комментария. Во-первых, при всей эффективности работы спецслужб такой статус-кво сохранится ровно до момента возникновения серьезного кризиса (другое дело, когда это случится). Во-вторых, не совсем понятна эйфория по этому поводу. Ведь волна массового протеста в условиях отсутствия цивилизованной политической конкуренции обычно выносит на политический олимп совершенно случайных, неподготовленных и часто агрессивно настроенных людей. Будет ли от этого хорошо нынешним сторонникам и апологетам персоналистской власти – большой вопрос.


На фоне всей описанной ситуации власть продолжает репрессии.



Прогнозируя исход судебных разбирательств по делу «о массовых беспорядках 19 декабря 2010 г.», Вадим Гигин сказал, что беларусским властям всегда было характерно милосердие.


Это, разумеется, весьма спорное утверждение. Однако будем надеяться, что на этот раз руководство страны действительно проявит милосердие. Причем как к оппонентам, так и к себе, если она действительно осознает, что происходит в стране.