Никита Беляев

Опубликовано на Naviny.by

Предновогодние споры между Минском и Москвой активизировали дискуссию о том, не меняет ли российское руководство пряник на кнут. Как долго Кремль намерен поддерживать режим Александра Лукашенко?

С одной стороны, взаимный интерес двух стран в поддержании союзнических отношений обусловлен как желанием Кремля ускорить евразийскую интеграцию, так и стремлением белорусского руководства получить от этого как можно больше преференций. С другой стороны, ресурс Москвы во всех смыслах не безграничен, к тому же идиллию может нарушить фактор вступления России в ВТО.

Пока ясно одно — в 2013 году Россия будет строить отношения с Беларусью с оглядкой на проект Евразийского союза, создание которого является чуть ли не главным приоритетом Кремля во внешней политике.

По планам российских властей, создание Евразийского союза с 2013 года должно пойти семимильными шагами. В декабре 2012 года на пресс-конференции в Москве по итогам саммита ОДКБ, ЕврАзЭС и Высшего Евразийского экономического совета Владимир Путин четко обозначил этапы создания новой интеграционной структуры:

«Мы поручили правительствам трех стран активизировать работу, чтобы к 1 мая 2013 года этот правительственный план был принят, а к маю 2014 года был представлен проект договора на подписание, с тем чтобы с 1 января 2015 года он начал действовать. Это ответственный этап становления, и он проходит по плану», — сказал российский президент.

Российская властная элита прекрасно понимает: велика вероятность того, что из проекта евразийской интеграции ничего не получится. Белорусские власти, впрочем, как и казахстанские, вопреки официальным заявлениям, не вполне разделяют интеграционные стремления Кремля.

В интересах Беларуси — затянуть интеграционные процессы, получив при этом как можно больше. Для белорусского руководства идеалом Евразийского союза было бы рыхлое объединение наподобие СНГ или Союзного государства.

Таким образом, для того чтобы реализовать свое видение нового союза, России нужно продолжать политику кнута и пряника. Москва осознает: только лишь силой в интеграцию не загонишь, но и без нее не обойдешься — обещаниями белорусских властей Кремль сыт по горло. За что же Беларуси ожидать кнута, а за что пряника от России в 2013 году?


Нефтяной допинг будет

Практически всю вторую половину 2012 года белорусские власти прожили в ожидании наказания за нашумевший растворительный бизнес. Пик страстей пришелся на переговоры о поставках нефти на 2013 год.

Казалось, что после заявления российского посла в Беларуси Александра Сурикова о необходимости вернуть 1,5 миллиарда долларов белорусские власти уже не выкрутятся: если и не отдадут деньги, то поплатятся сокращением поставок нефти.

Однако после декабрьских споров объем поставок согласовали, причем в пользу Минска. Как видим, напряженность в отношениях между Россией и Беларусью, безусловно, существует и наказать Москва может, что она и сделала, сократив поставки нефти в четвертом квартале прошлого года. Но на радикальные меры в текущей ситуации Кремль не пойдет по нескольким причинам.

Кардинальное урезание объема поставляемой нефти моментально скажется на экономике Беларуси, ситуация в которой и так не блестящая. Нефть и нефтепродукты, доля которых в белорусском экспорте составляет 32,1%, — один из столпов, на которых держится экономика страны. В случае же если Россия перекроет вентиль, экономическая дестабилизация не заставит себя ждать. Москве такой ход событий совершенно ни к чему: от этого может пострадать проект Евразийского союза.

В общем, пока российская власть заинтересована держать Беларусь на нефтяной игле. Таким образом сохраняется зависимость Минска от Москвы, что позволяет ей контролировать партнера.

Кремль будет поддерживать Беларусь поставками нефти, создавая при этом атмосферу неопределенности, играя на нервах белорусского руководства и давая понять, кто хозяин положения. Этим и объясняется тот факт, что стороны согласовали объемы поставок нефти только лишь на первый квартал нынешнего года.

В текущем году наряду с фактором энергоресурсов в белорусско-российских отношениях может сыграть существенную роль еще один важный фактор.


Фактор ВТО: российский рынок уплывает

После вступления России во Всемирную торговую организацию правила игры в рамках Единого экономического пространства изменились. Если ранее положение белорусских товаров на российском рынке было достаточно прочным благодаря высоким таможенным пошлинам для заграничных конкурентов, то теперь ситуация складывается не в пользу Беларуси.

Так, просьбы Минска повысить импортные пошлины на ряд товаров не находят отклика у российской стороны. Как не раз уже заявляли ее представители, в рамках ВТО Россия будет защищать интересы своих производителей. Фактически для белорусских производителей, в особенности это касается машиностроения, осталась одна льготная лазейка — госзакупки в соседней стране, доступ к которым будет зависеть от отношения российских властей.

Кроме того, обостряется вопрос полноценного доступа белорусских производителей на российский рынок.


Белорусские власти играют в рулетку

Руководство Беларуси понимает, что пока Россия заинтересована в создании Евразийского экономического союза, определенная лояльность и интеграционная финансовая поддержка будут обеспечены. Вот только задумываются ли белорусские власти о том, что будет после 2015 года?

В белорусской независимой прессе Евразийский союз часто называют ловушкой Кремля. Однако как таковой ловушки не было и нет. Еще на начальном этапе евразийской интеграции требования Кремля и место Беларуси в будущем союзе были понятны. О том, что наша страна, обделенная, в отличие от Казахстана и России, энергоресурсами, будет находиться в заведомо проигрышном положении, говорили многие эксперты.

Но стремление белорусского руководства сыграть в рулетку — получить средства и ресурсы на интеграцию от Москвы, надеясь на то, что евразийская интеграция застрянет в бюрократических завалах, — победило. Однако пока ситуация складывается таким образом, что Евразийскому экономическому союзу скорее быть, нежели не быть.