Евгений Прейгерман

Опубликовано на Naviny.by

Достаточно быстро из белорусского информационного пространства испарилась тема парламентских выборов и появилась новая: перспективы участия политических субъектов в президентской кампании 2015 года. Пожалуй, только ленивый в оппозиционных структурах еще не успел высказаться по этому поводу.

Как и прежде, тема буксует на вечном вопросе объединения оппозиции. Такое ощущение, что слабая и раздробленная оппозиция будет рассуждать на тему объединения, пока белорусский режим не развалится сам по себе.


Громкие заявления, которые ничего не значат

В период парламентской кампании все оппозиционные активисты подчеркивали, что выборы в нижнюю палату Национального собрания не имели большого значения, так как парламент в Беларуси — это орган сугубо церемониальный. Как показало независимое наблюдение за ходом голосования, такого же мнения придерживается и значительная часть населения. Настоящая явка, похоже, была существенно ниже, чем официальные 74,6%, что, прежде всего, свидетельствует об отношении к институту парламентаризма в сегодняшней Беларуси.

А вот с президентскими выборами в Беларуси традиционно связаны другие ассоциации. Это выборы должностного лица, которое в существующей политической системе решает всё и от которого в Беларуси почти всё зависит. Поэтому и отношение к президентским выборам у всех совершенно иное, хотя голоса избирателей там пока считают так же, как и на парламентских выборах.

К важным кампаниям нужно готовиться заранее. Уже сейчас большинство оппозиционных и не только оппозиционных структур увлеклось темой президентских выборов. А председатель Либерально-демократической партии Сергей Гайдукевич даже успел заявить о своем выдвижении, которое в 2013 году должно оформиться в виде решения на партийном съезде.

Некоторые обозреватели уже спешат разделить оппозиционный лагерь на группы в соответствии с заявлениями отдельных политиков об их видении кампании-2015. Однако в белорусских политических реалиях такие деления и классификации зачастую оказываются условными и неустойчивыми.

Достаточно вспомнить прошедшие парламентские выборы. Ряд организаций, которые в преддверии выборов выступали за одну стратегию, в течение нескольких месяцев кардинально изменили свое видение этой самой стратегии. А до 2015 года еще ой как долго! Еще столько воды утечет! Столько всего нового произойдет!

Поэтому и сегодняшние громкие заявления оппозиционных лидеров мало что значат. В течение трех лет, оставшихся до следующих президентских выборов, многие из этих лидеров, скорее всего, еще не раз свое мнение поменяют.


Единство лучше раздробленности

Сегодня же главная проблема, о которой говорят в контексте следующих выборов президента, — разрозненность политической оппозиции. Эта проблема является хронической для Беларуси. Что в очередной раз продемонстрировала закончившаяся парламентская кампания. Взаимные обвинения в оппозиционной среде порой доходили до абсурда.

Хотя во всевозможных дискуссиях и на консультациях представители абсолютно всех политических субъектов говорят о важности объединения. И впрямь, не нужно быть выдающимся политиком или большим ученым, чтобы понимать, что одна большая группа людей представляет собой более серьезную силу, нежели множество маленьких. Это все прекрасно осознают.

Но эту истину все понимали и раньше. Тем не менее, полноценного объединения оппозиции в Беларуси не было никогда. Даже в 2001 году оно получилось совершенно искусственным и произошло во многом под давлением тогдашнего главы Консультационно-наблюдательной группы ОБСЕ Ханса-Георга Вика.

В 2006 году оппозиция шла на выборы двумя колоннами во главе с Александром Милинкевичем и Александром Козулиным. А в 2010 году перед электоратом предстали сразу девять оппонентов действующего главы государства.

Если из года в год все понимают важность объединения, но при этом никакого объединения не получается, значит, есть причины, которые делают такое объединение невозможным. Таких причин несколько, и они также хорошо известны.

Это и несовместимые амбиции оппозиционных лидеров. И их слабая договороспособность вкупе с низкой культурой исполнения взятых на себя обязательств. Часто это и негативное влияние зарубежных фондов, которые диктуют нескоординированные между собой условия участия в выборах белорусским партнерам. Наконец, это эффективная работа белорусских спецслужб, задача которых — не допустить консолидации оппозиции.


Объединяются вокруг сильного

Но главная причина заключается в том, что пока оппозиционные структуры в Беларуси слабы и малопопулярны. А полноценное политическое объединение не может возникнуть в результате переговоров за круглым столом множества слабых игроков. Объединяются вокруг действительно сильного.

Сильным может стать тот, кто не тратит время на бесконечные коалиционные консультации с коллегами из оппозиции, а ежедневно работает на завоевание голосов и сердец избирателей, повышение своей популярности в обществе в целом либо среди отдельных его групп. Популярность может выражаться в доверии со стороны избирателей лично к лидерам или к их программным предложениям.


У консолидированного авторитаризма одна конечная стратегия — дубинка

Хотя здесь также есть оговорка.

По большому счету, в рамках консолидированного авторитарного режима в Беларуси не имеет особого значения, объединится оппозиция перед избирательной кампанией или нет. У авторитарной власти при любом оппозиционном раскладе остается на один аргумент больше. Она просто достает дубинку и начинает всех бить. Хотя, конечно, объединенных оппонентов бить гораздо сложнее, нежели раздробленных. Но пока режим остается консолидированным, и эта задача ему по плечу.

А консолидированным белорусский авторитаризм будет до тех пор, пока он может договариваться с Россией и тем самым обеспечивать какую-то социально-экономическую стабильность.

Однако в какой-то момент монолит авторитарной власти начнет давать трещины. Вот тут критичным фактором для будущего страны и станет наличие или отсутствие сильной альтернативы с программным видением того, как модернизировать Беларусь.

Такая сила, конечно, может появиться и спонтанно. Но тогда очень высоки будут шансы вновь получить харизматичного популиста, который еще с десяток лет будет водить страну по закоулкам.