Обзор панельной дискуссии «Либерального клуба»

Василий Корф

Одним ненастным мартовским вечером, когда над Минском бушевал циклон Хавьер, на седьмом этаже гостиницы «Европа» белорусские либералы собрались на круглый стол. Среди них были как последовательные сторонники либеральных идей в Беларуси, так и те, кто лишь декларирует свою приверженность либерализму. Но всех их объединила общая цель. Они пришли сюда, невзирая на непогоду, чтобы наконец-то определиться с понятиями и выяснить, что же на самом деле значит «быть либералом».

Проблема либерализма

Сегодня либерализм в Беларуси, как и во многих других странах, сталкивается с серьезной проблемой. Дело в том, что этим словом в современном обществе принято «обзывать» все что угодно, только не использовать его в истинном значении. Кто-то ассоциирует его с неуважением закона, кто-то – с аморальным поведением и нарушением традиций, а кто-то и вовсе – с порабощением транснациональными корпорациями стран третьего мира.

Свое выступление на круглом столе директор по исследованиям «Либерального клуба» Евгений Прейгерман начал с цитаты известного российского журналиста Валерия Фадеева: «Что же мы все ключевые мировоззрения обгадили?»

Как считает Евгений, по поводу либерализма у населения и даже у экспертного сообщества в головах сложилась настоящая каша. Причем это не только наша проблема. В США под словом «либерал» понимают представителей Демократической партии, в Канаде – «тех, кто за этих, за гомосексуалистов», в ЕС – интервенционистов, в Великобритании – «тех, кто за Европу, за федералистское будущее нашего общего европейского дома».

Распространенная критика либерализма утверждает, что либералы выступают против государства и против людей. Нередко слышатся обвинения в мягкотелости, и даже в аморальности и безнравственности. В вину либералам ставят желание уничтожить национальную экономику. Бывает, критики не скупятся на выражения, просто называя их «животными».


Но кто помогает создавать эту кашу в головах? По мнению Прейгермана, у сложившейся неразберихи есть две причины. Первая – это сложность и запутанность самих терминов либерализма. Вторая причина заключается в людях, которые предпринимают намеренные действия по дискредитации и очернению либеральных идей.


«Либералы» и лихие 90-е

Выступления на круглом столе продолжил административный директор «Либерального клуба» Никита Беляев, который перешел от теоретических рассуждений к практике. Он обратил внимание на то, что когда на постсоветском пространстве вспоминают о либерализме, на ум всегда приходит Россия 1990-х гг. Но были ли те, кто тогда стоял у руля страны, настоящими либералами?

Для описания кризиса либерализма в России лучше всего подходят слова Андрея Илларионова: «Невозможно иметь кризис того, чего нет». По мнению Никиты Беляева, российские «либералы» образца 90-х на самом деле либералами не являлись. «Человек может называть себя, как хочет, но это не означает, что он такой. На заборе тоже может быть что-то написано», – заявил эксперт. Свою позицию он подкрепил конкретными цифрами.

Так, либерализм всегда выступает за минимальное вмешательство государства в экономику. В России же в 1992-1999 гг. государственные расходы составляли от 65,1% до 36,6% ВВП, что гораздо больше, чем, например, в США или даже в коммунистическом Китае.

Другой либеральный принцип – снижение налоговой нагрузки – также был благополучно забыт. О каком низком налоговом бремени могла идти речь, когда общее количество налогов в РФ в то время составляло 54, ставка НДС равнялась 28% (после 1993 г – 20%), а максимальная ставка подоходного налога доходила до 60%?

Кроме того, с 1994 по 2000 гг. общая численность чиновников по всем ветвям власти увеличилась на 15,8%. А за период 1993-1998 гг. удельный вес силовиков – представителей спецслужб, армии и прокуратуры – в высших органах власти вырос с 4,8% до 33,3%.

Далека в те годы Россия была и от свободного рынка: средневзвешенная ставка таможенной пошлины составляла 13,4% (для сравнения, в ЕС – 5%, США – 4,2%, Японии – 2,7%). А о российской приватизации можно слагать легенды. Желание Ельцина иметь «миллионы собственников» по чешскому образцу превратилось в чудеса залоговых аукционов и семибанкирщину, когда 50% российской экономики контролировали 7-9 представителей финансового бизнеса.

«Цифры показывают, что реформы, которые прошли в России в 90-х гг., было бы неправильно называть либеральными, – считает Никита Беляев. – Слова, описывающие их: популизм, интервенционизм, коррупция, перераспределение собственности».

Есть ли либерализм в Европе?

Эксперт «Либерального клуба» по экономике Антон Болточко коснулся темы либерализма в современной Европе. Он протестировал Евросоюз на приверженность либеральным принципам.

По первому критерию – миролюбие – ЕС благополучно выдержал испытание. Действительно, именно за вклад в сохранение мира в прошлом году Европейский союз был удостоен Нобелевской премии.

А вот со второго пункта – демократия – начинаются сложности. Да, по сравнению, с Беларусью, можно с уверенностью сказать, что в Евросоюзе есть демократия. Но так ли это на самом деле?

Демократия в ЕС постепенно загибается под тяжестью растущей бюрократической машины. Если раньше еврочиновники ратовали за сохранение демократических норм, то теперь необходимость спрашивать мнение народа начинает мешать им в принятии определенных решений.

Нельзя сказать, что в современном Евросоюзе чувствует себя спокойно и частная собственность. Государство постоянно пытается осуществить покушение на нее, например, регулируя такую мелочь, как допустимое количество содержания соли в хлебе. За другими примерами долго ходить не приходится – достаточно вспомнить попытку Франсуа Олланда ввести 75%-ный налог на богатство.

Отсутствует либерализм и в макроэкономических показателях. В 2011 г. суммарные государственные расходы стран-участниц ЕС составили 49,1% от общего ВВП. «Государство с 49% расходов – это не либерализм», – уверен Антон Болточко. Дефицит бюджета в том же году составил 4,4%, а государственный долг достиг рекордных 82,5% от ВВП 27 стран.

К слову, либеральные идеи не столь популярны в Европе, как это может показаться с первого взгляда. По словам эксперта Либерального института Фонда им. Фридриха Науманна (Германия) Саши Тамма, «либерализм – это позиция меньшинства». В Германии за либералов стабильно голосуют только 10% избирателей. «Это не значит, что идеология плохая. Просто большинство людей хочет жить скорее удобно, чем свободно», – предполагает немецкий эксперт.

Руководитель Научно-исследовательского центра Мизеса Ярослав Романчук считает, что в Европе, как и в США, сейчас происходит эрозия свободы, т.к. люди привыкают жить за государственный счет. «Америка и Европа пришли к такому состоянию, когда все хорошо, по ничего не работает». Это своеобразная точка бифуркации, когда возможны разные варианты развития событий. Можно, образно говоря, взяться за вилы и требовать революции, а можно, как когда-то Тэтчер и Рейган, начать апеллировать к другим вещам, пойти по эволюционному пути.

Либеральный ландшафт Беларуси

Есть в Беларуси и партии, открыто называющие себя сторонниками либерализма. Присутствовавший на круглом столе заместитель председателя Либерально-демократической партии Беларуси (ЛДПБ) Олег Гайдукевич выразил свою заинтересованность обсуждаемой темой, но не совсем согласился с ранее звучавшими тезисами.

«Да, нас часто называют не либералами. Я не согласен с этим!» – сразу заявил политик. По его мнению, настоящий либерал не переживает от того, что существует много понятий и трактовок либерализма. Поскольку именно в свободе и многообразии и проявляется его основной принцип.

Как считает Олег Гайдукевич, главная проблема современного либерализма заключается в личностях, которые его декларируют. Ведь историю и политику всегда делали люди. Либерализм сам по себе – хорошее слово и хорошая идея. Но люди, приходя к власти, почему-то о нем забывают. Поэтому о политиках надо судить не по их лозунгам, а по конкретным делам.



Особое видение либерализма ЛДБП связано со спецификой географического положения и исторического развития Республики Беларусь. «Нельзя просто так взять и перенести к нам западные ценности. Они не жили, так как мы. У них не было 70 лет советской власти. Это надо учитывать», – отметил политик. Принципы ЛДПБ очень просты: свобода в рамках закона, демократия и никаких революций, только выборы. «Ведь настоящий либерал не поддержит революцию, настоящий либерал никогда не превратится в ортодокса или радикала, он всегда выступает за мирное развитие страны», – закончил свою речь Гайдукевич.


Другой представитель либеральной мысли Беларуси – Ярослав Романчук – выразил недовольство тем, что либералами почему-то называют нечестных чиновников и жуликов: «Почему, если человек крадет – он либерал?»

По его мнению, либерализм – это, прежде всего, гармония. Это законность, борьба с коррупцией, честные деньги, низкие цены, материальное благополучие, доступное жилье, рабочие места, достойная старость, ликвидация бедности, научный и технологический прогресс, чистая природа и культура цивилизации.

В настоящее время наше государство далеко от этих идеалов. Инфляция развивается гигантскими темпами, а сбережения тают на глазах. В среднем каждый белорус на продукты питания тратит 43% от своей заработной платы. 75% пенсионеров живут на грани бедности, потому что средняя пенсия в нашей стране в 3 раза меньше, чем в Польше, и в 9 раз меньше, чем в США. Квадратный метр жилья в Минске стоит 1,5 тыс. долл. Эти примеры можно продолжать и продолжать…

Романчук считает, что Беларусь уже созрела для коренных реформ. Благодаря накопленному опыту и примерам других стран, реформы в нашем государстве можно провести гораздо быстрее и с меньшим количеством ошибок. А начать можно с масштабной приватизации. Но только здесь следует воспользоваться примером Петра I и на должность министра по приватизации пригласить датчанина или новозеландца, чтобы не воровал.

Что значит «быть либералом»?

Так что же все-таки значит «быть либералом» в современном мире? У каждого участника круглого стола оказалось свое мнение на этот счет.

По словам Евгения Прейгермана, чтобы определить, где есть либерализм, а где им даже и не пахнет, надо ответить на два вопроса. Первый – кто принимает решение? Второй – кто платит за эти решения? Часто происходит так, что этими субъектами оказываются совершенно разные люди.

Фундаментальный вопрос от Ярослава Романчука звучит схоже: «Кому вы доверяете больше: самому себе или чиновнику?»

С точки зрения Олега Гайдукевича, «сильная власть не противоречит принципам либерализма». Проблема заключается не в том, что она сильная, а в отсутствии конкуренции. Люди, которые сидят во власти, просто не чувствуют, что есть конкуренция. Без сильной же власти, считает политик, либерализм не обеспечить. Но чистый либерализм, как и чистый коммунизм, невозможен.

А вот Саша Тамм уверен в том, что есть только одна свобода – индивидуальная свобода личности, которая и составляет фундамент либерализма. «Если я свободный человек, я ответственен за то, что я делаю. У меня есть экономическая, политическая и другие свободы», – считает представитель Либерального института. Часто противники либерализма предлагают аргумент: свобода – неплохо, но стабильность важнее. Можно им ответить, что стабильность без свободы не долгосрочная вещь. Если все зависит от лидера, от власти, то общество не может развиваться, оно не стабильно. Без полной свободы человек не человек, ведь это одна из важнейших характеристик нас как вида.

Какими бы разными ни были взгляды экспертов, все они к концу дискуссии сошлись в одном: нельзя разделять граждан на правильных и неправильных, либералов и не либералов. Надо консолидировать идеи.