Вадим Можейко

Опубликовано на сайте "Новая Европа"


Только 37% опрошенных беларусов верят, что оппозиционные кандидаты предложат им программу улучшения жизни, а 41% уверен в обратном. И оппозиционные политики подтверждают эти мнения, отдавая предпочтение бойкоту, а не выработке позитивной альтернативы власти.


23 сентября пройдут выборы депутатов Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь пятого созыва. Чем эти парламентские выборы будут отличаться от предыдущих, состоявшихся в 2008 году? Каков внешне- и внутриполитический контекст обеих электоральных кампаний? Что происходило и происходит в экономике и в настроениях общества? С чем оппозиция приходила к выборам тогда и с чем пришла сейчас? И, наконец, сработает ли бойкот?

Внутриполитический контекст: вместе или порознь?

Начнем с того, что стратегия власти на парламентских выборах остается практически неизменной, начиная с 2000 года. Это связано с тем, что эта стратегия приносит положительный результат – с помощью фальсификаций выборы заканчиваются так, как нужно властям. Учитывая это, интерес для анализа представляет стратегия именно оппозиции. Основным различием двух последних кампаний – 2008 и 2012 годов – является то, в каком формате оппоненты режима подошли к выборам: вместе или порознь.
В 2008 году оппозиция шла на выборы единым списком от Объединенных демократических сил

(до этого в 2000 году партии бойкотировали выборы, а в 2004-м были две разные коалиции). Объединения удалось добиться благодаря тому, что в мае 2007 года состоялся Конгресс демократических сил Беларуси. На нем были утверждены «Малая Конституция Беларуси», «Экономическая платформа» и общая «Стратегия демократических сил». Сопредседателями стали Винцук Вячорка, Анатолий Лебедько, Сергей Калякин и Анатолий Левкович; был создан представительный Политсовет. В итоге на выборах в Палату представителей четвертого созыва ОДС составили единый список кандидатов в депутаты (всего 98 человек). До непосредственно выборов дошли только 78 – остальные снялись с дистанции «из-за сильного давления, которое оказали власти на демократических претендентов и их родственников».

Однако были в 2008 году и сторонники бойкота – «Малады фронт» и КХП – БНФ. Риторика сторонников бойкота за четыре года не изменилась. Объяснялось это тем, что «участие в выборах активистов демсил может привести к международной легитимизации Палаты представителей» («Малады фронт»), и тем, что «бойкотирование — наиболее эффективный метод сопротивления антибеларусской политике властей» (КХП – БНФ). Отношение к бойкоту со стороны всех остальных организаций объяснить довольно просто – в 2008 году Запад был принципиально против бойкота. Так, например, бойкот критиковал глава миссии БДИПЧ ОБСЕ в Беларуси Герт Аренс, а глава дипмиссии США в Беларуси и вовсе заявил, что бойкот выборов со стороны политических партий может стоить им политического будущего (и, учитывая нынешнее положение МФ и КХП – БНФ в беларусской политике, с ним сложно поспорить).
На выборах-2012 вопрос о бойкоте встал особенно остро, разделив оппозицию (как и многих неравнодушных людей) на два лагеря: сторонников и противников бойкота.

Если не учитывать исключительно маргинальные организации (вроде той же КХП - БНФ), то раскладка политических сил и их позиций выглядит следующим образом:





















































Партия / Организация ПозицияДеятельность
ЛДПБУчастиеПланируют выпустить 2,5 млн листовок с обращением лидера партии и конкретного кандидата к избирателям.
ОГПБойкотПытаются агитировать за бойкот через пикеты, теле- и радиообращения. Цензура ЦИК этому мешает. Планируют сняться перед голосованием/
Говори правду!УчастиеВыдвигает своих кандидатов по всей стране, активно собирая подписи на пикетах и по квартирам. Некоторых кандидатов не регистрируют. В центральном офисе прошел обыск с конфискацией техники.
Беларускі РухБойкотПериодическое распространение листовок
ПБНФУчастиеВыдвигает своих кандидатов без единой программы. Сняться перед голосованием планируют лишь некоторые.
БХДБойкотСнимают видеоролики о бойкоте.
Рух «За Свободу»УчастиеИзвестных представителей – Милинкевича и Янчуревича – не зарегистрировали, но остальные кандидаты планируют идти до конца. Активно продвигают «Народную Программу».
Коммунисты («Справедливый мир», ранее Партия коммунистов Беларусская)УчастиеАктивная деятельность не заметна.
Председатель партии Сергей Калякин является координатором кампании наблюдателей «За справедливые выборы 2012».
Партия труда и справедливости;Социально-спортивная партияУчастиеПартии поддерживают власть и фактически не присутствуют на беларусском политическом поле; участие в выборах – гарантия формального присутствия партийных кандидатов даже в гипотетическом случае тотального бойкота всеми другими партиями

На данный момент можно сказать, что беларусская оппозиция потратила больше сил и времени на обсуждение самой стратегии участия/неучастия в кампании, чем на общение с избирателями. Как писали аналитики Беларусского института стратегических исследований (BISS) Алексей Пикулик и Денис Мельянцов, «Бойкот — это средство коммуникации внутри оппозиции, а не с обществом». А директор по исследованиям «Либерального клуба» Евгений Прейгерман подчеркнул превалирование у белорусских политических сил ориентации на бойкотную тематику, нежели на выработку каких-либо программ, в том числе учитывающих нарастающий экономический кризис в стране.

У сторонников бойкота есть еще один аргумент: если бы он был по-настоящему массовым, если бы бойкот подержали все политические силы Беларуси – вот тогда бы он сработал. Под «сработал» подразумевается разное – от проведения действительно демократических выборов в парламент до освобождения политзаключенных (Наталья Радина).

Чисто гипотетически с этим можно согласиться, однако можно и привести ряд веских возражений. Во-первых, оппозиционные политики, партии и движения как никогда разобщены, и ожидать согласия между ними было бы наивно. По личным причинам не будет союзов между БХД и движением «За свободу», ОГП и «Европейской Беларусью», «Нашим Домом» и ЛДПБ. Увы, список можно продолжать долго.

Во-вторых, всегда остаются карманные партии (например, Социально-спортивная), которые в любом случае создадут видимость участия оппозиции в выборах. Наконец, остается ЛДПБ с ее позицией участия в выборах. Проще всего обозвать всех с такой позицией лишь подвидами карманных партий и подсадными утками власти, однако это лишь плодит конфликты и разобщает оппозицию, не внося никакого конструктива.

Таким образом, можно сделать достаточно неутешительный для беларусской оппозиции вывод:
ее поведение обусловливается в большей степени внутренними причинами (отношения друг с другом и донорами), нежели реальным контекстом происходящего в стране – тем, что интересно рядовым избирателям.

Не вдаваясь в анализ причин возникновения такой ситуации, тем не менее, можно отметить, что подобное положение вещей безусловно характеризует беларусскую оппозицию совсем не с лучшей стороны, в первую очередь – в глазах простых людей.

Внешнеполитический контекст: от Европы к России

В сентябре 2008 года, когда проходили выборы ППНС четвертого созыва, власти делали ставку на заигрывание с Западом. С Россией отношения на тот момент были достаточно напряженными: после августовского конфликта с Грузией, руководство России явно ожидало от союзной Беларуси скорейшего признания Абхазии и Южной Осетии. Однако этого не произошло: Лукашенко заявил, что вопрос признания независимости Южной Осетии и Абхазии будет решать уже новый состав Парламента (чего тот так и не сделал).

Совсем иначе дело обстояло с Западом: присутствовал взаимный интерес по налаживанию контактов и нормализации отношений. И хотя, безусловно, при таком общем интересе у сторон были разные мотивы, совпадение присутствовало как минимум в одном пункте – российско-грузинском конфликте, который и Беларусь, и Запад воспринимал как угрозу. Встречные шаги к Беларуси были как со стороны США, так и стороны ЕС. Наиболее реалистично резюмировала политику Евросоюза Анна-Мари Лизен, глава делегации ПА ОБСЕ на выборах-2008 и вице-председатель ПА ОБСЕ, на встрече со спикером Совета Республики Геннадием Новицким: «День выборов не решит всех проблем, но это будет важный шаг в налаживании отношений».

С беларусской стороны звучали как заявления о том, что признание Западом выборов является приоритетом, так и предпринимались конкретные шаги в этом направлении. В частности, в два раза было увеличено время для кандидатов на радио и ТВ; было приглашено и успешно аккредитовано 925 международных наблюдателей (от ОБСЕ больше, чем от СНГ), причем возможности для работы наблюдателей были улучшены. Также был подписан Декрет президента № 113, согласно которому политическим партиям, участвующим в выборах, было делегировано право выдвижения по одному члену в ЦИК с правом совещательного голоса.

И хотя итоговое заключение миссии ОБСЕ было отрицательным, а выборы ЕС и США не признали (ибо, несмотря на всё сказанное выше, суть фальсификаций по понятным причинам не изменилась), с 2008 года и до 19 декабря 2010 наблюдался, пожалуй, самый теплый период в отношениях современной Беларуси с Западом.

Однако период этот закончился, и на данный момент ситуация абсолютно противоположная: ведущую роль играет вектор восточный, с первоочередной ориентацией на Россию, а отношения с ЕС, напротив, ухудшаются (это подтверждается, например, Беларусским внешнеполитическим индексом BISS). В условиях жесткой политической конфронтации с Евросоюзом (вплоть до отзыва всех европейских послов или даже полного разрыва дипломатических отношений со Швецией) Россия приобретает всё большее значение для Беларуси, что подкрепляется как совместными политическими проектами (начиная от СНГ и Союзного Государства и заканчивая ЕЭП и ТС), так и финансовыми вливаниями в экономику Беларуси (от кредитов АКФ ЕврАзЭС до субсидирования поставляемых энергоресурсов). Остановимся на экономике подробнее.

Экономический контекст: от роста к коллапсу?/b>

Ситуация в экономике Беларуси в 2008 и 2012 годах принципиально различается. Если в 2008-м ее можно было охарактеризовать как «стабильный рост», то за последующие годы выяснилось, что рост был анаболическим, и к сентябрю 2012 года ситуацию в экономике можно назвать лишь «ослаблением кризиса».

Какой же была на самом деле ситуация в экономике Беларуси в 2008 году? За 10 лет – с 1998-го по 2008-й – ВВП вырос более чем вдвое, производство промышленной продукции — в 2,5 раза, розничный товарооборот — в 4,5 раза, реальные денежные доходы населения — в 3,4 раза. Перед выборами, по итогам семи месяцев 2008 года, ВВП увеличился на 10,3%, инвестиции в основной капитал — на 22,3%, выпуск потребительских товаров — на 13,8%, прирост промышленного производства – 13,1%. Девальвации 2 января 2009 года еще не было, и доллар долгое время стабильно держался на отметке Br 2150–2200.
Между тем, за четыре года, прошедших с тех парламентских выборов, курс доллара к беларусскому рублю вырос почти в четыре раза и останавливаться пока не собирается (напомним, официальный прогноз на декабрь 2012 года – Br 9150 за доллар).

Катастрофические последствия кризиса-2011 еще свежи в памяти беларусов. Он продемонстрировал, что исчезновение «долларовых бумажек», неоднократно критикуемых Лукашенко, в реальности привело к коллапсу экономики Беларуси, остановив предприятия и заменив всю банковскую систему страны сайтом prokopovi.ch.

Таким образом, если к выборам-2008 власть Беларуси подходила с неплохой «подушкой безопасности» в виде стабильного роста экономики, то в 2012 году вместо этого экономика напоминает скорее чуть не взорвавшуюся бомбу, которую вроде бы разрядили, но не до конца. Очевидно, что любая серьезная проблема – например, задержка или отказ в выдаче очередного кредита из АКФ ЕврАзЭС, либо же информационная война через российские СМИ (вспомним «Крестного батьку») – может спровоцировать буксование экономики и панические настроения беларусов, которые, памятуя о событиях прошлого года, могут кинуться штурмовать обменники, магазины с холодильниками и продмаги с сахаром и гречкой. Сложно себе представить более неудачный фон для электоральной кампании власти.

Контекст социальный

За три месяца до парламентских выборов-2008 о своей готовности голосовать заявляли 53% респондентов, накануне голосования – 61,2% (здесь и далее все статистические данные – опросы НИСЭПИ). Любопытно, что эта мобилизация происходила в основном за счет сторонников власти: из доверяющих Александру Лукашенко участие в выборах приняли 81%, а вот из не доверяющих – только 36%. Итоговая явка составила 66,1%.

Откуда же такие высокие цифры, если после выборов каждый третий из принявших участие в голосовании не смог ответить на вопрос: «Прошел ли в парламент тот кандидат, за которого Вы голосовали?». Как считает политолог Сергей Николюк, «традиция участвовать в голосовании складывалась в беларусском обществе десятилетиями, а традиция участвовать в выборах так и не сложилась». Таким образом, бойкотирование выборов снижает явку и без того не очень активных оппонентов власти, что в итоге может привести к абсолютно демократической победе провластных кандидатов – за них проголосует большинство тех, кто придет голосовать. В такой ситуации власти даже не понадобится организовывать фальсификацию результатов, что может привести к положительному заключению международных наблюдателей (процедуры будут соблюдены) и… международной легитимации режима (против которой вроде бы и должен быть направлен бойкот).

Как обстоят дела с рейтингами основных акторов беларусского политического процесса? С сентября 2008 по июнь 2012 года доверие к Александру Лукашенко переменилось абсолютно зеркально: если перед выборами-2008 ему доверяли 51,9%, то перед выборами-2012 ровно столько же – 51,9% – ему уже не доверяют. Казалось бы, оппозиции стоит радоваться, ее сторонников прибавилось… Совсем наоборот. С марта количество тех, кто считает себя в оппозиции, уменьшилось с 23,4% до 19,2%. В своем округе за «лидера оппозиционной партии» готовы проголосовать только 8,6% респондентов, причем с известными деятелями оппозиции дела обстоят еще хуже: рейтинг Владимира Некляева – 6,1%, Андрея Санникова –5,1%. Иррационально? Отнюдь, ведь только 37% верят, что оппозиционные кандидаты предложат им программу улучшения жизни, а 41% уверен в обратном. И оппозиционные политики подтверждают правильность мыслей избирателей, ориентируясь на обсуждение бойкота/участия в выборах, а не на выработку позитивной альтернативы власти.

Идею бойкота-2012 поддерживает лишь 14%, а 51% собираются принять участие в выборах (еще 30% пока не решили).
НИСЭПИ при таких данных прогнозирует явку в районе 60%, т.е. равную явке на выборах-2008.

Такое положение еще раз подтверждает то, что добиться бойкотом каких-либо результатов в существующих условиях не представляется возможным.

2008–2012: выводы сравнения

Проанализировав различные контексты парламентских кампаний 2008 и 2012 годов, перед выборами-2012 можно сделать следующие выводы:

– во внутренней политике ухудшилось положение как власти (экономический кризис и падение рейтинга Лукашенко), так и оппозиции (коалиция ОДС развалена, рейтинги падают, население не верит в дееспособность оппозиционных кандидатов);

– действенный (активный и всеобщий) бойкот в нынешней беларусской реальности невозможен, а безуспешные попытки организовать нечто похожее на него не прибавляют оппозиции популярности среди электората;

внешняя политика Беларуси сменила свой вектор на 180 градусов: с западного (ЕС и США) в 2008-м на восточный (Россия) в 2012-м;

экономическое положение Беларуси значительно ухудшилось («ослабляющийся кризис» вместо «стабильного роста»), что также усиливает восточный вектор внешней политики.

Таким образом, анализ контекстов парламентских выборов 2008 и 2012 годов показывает, что за четыре года изменений ситуации в Беларуси проиграли все основные акторы (население, власть, оппозиция, Евросоюз и др.), кроме России. Хороший повод для проигравших задуматься над тем, как переломить этот тренд.