Евгений Прейгерман

Опубликовано на Naviny.by

Имеет ли разворачивающийся в эти дни дипломатический конфликт Беларуси со Швецией какое-то значение для стартовавшей в стране парламентской кампании? Внесет ли история со шведским «плюшевым десантом» дополнительные расклады в ход выборов в Палату представителей Национального собрания? Этими вопросами сегодня задаются многие наблюдатели внутри Беларуси и за ее рубежом. 

Представляется, что, несмотря на повышенный эмоциональный накал, эти события не окажут большого влияния на ход и итоги сентябрьских выборов в парламент.

Прошлые кампании приучили к предвыборной либерализации

В последнее время выборы в Беларуси сопровождались улучшением отношений со странами Запада. Так, в преддверии парламентской кампании 2008 года и президентской 2010 года официальный Минск намеренно шел на выполнение некоторых традиционных требований ЕС и США в отношении белорусских выборов. В частности, были внесены некоторые положительные изменения в Избирательный кодекс, которые позволяли внутренним и внешним наблюдателям говорить об определенном процедурном прогрессе.

После последних президентских выборов Александр Лукашенко даже жаловался, что, уступая Западу, Беларусь была вынуждена нарушать собственные законы при проведении избирательной кампании.

В 2008 и 2010 годах готовность белорусских властей идти на незначительные компромиссы была обусловлена, прежде всего, общим трендом налаживания отношений с ЕС и США и вывода страны из политической изоляции в западном направлении. Официальный Минск реализовывал тогда сценарий перевода внешней политики на действительно многовекторную основу. Однако, как известно, этот сценарий провалился 19 декабря 2010 года.

Сценарий выборов-2012 изначально был жестким

В этом году многие наблюдатели также ожидали от белорусских властей попыток нормализировать коммуникацию с ЕС перед началом избирательной кампании. Именно в качестве такой попытки воспринималось апрельское решение выпустить из тюрем Дмитрия Бондаренко и Андрея Санникова. Многие рассчитывали, что вскоре будут отпущены и другие политзаключенные. Тем более, что для этого даже были правовые условия — объявленная Лукашенко амнистия в честь Дня Независимости.

Однако эти ожидания не оправдались. Остальные политзаключенные остались за решеткой. Более того, стали заводиться новые уголовные дела, которые можно квалифицировать как политические (дела Андрея Почобута иВасилия Парфенкова, новое дело в отношении Дмитрия Дашкевича и другие). А с наступлением лета власти стали все чаще прибегать и к такому виду репрессий, как административные задержания оппозиционных активистов.

Таким образом, политическая либерализация явно не была частью предвыборного сценария властей в этом году. Нынешний характер отношений с ЕС и Соединенными Штатами слишком негативен, чтобы рассчитывать на его значительное улучшение в предвыборный период.

Да и смысла в таком улучшении для Минска до окончания выборов нет. Ведь очевидно, что руководство Беларуси не намерено идти на реальные изменения электорального процесса. А значит, итоги выборов в парламент получат отрицательную оценку со стороны БДИПЧ ОБСЕ и в результате не будут признаны ЕС и США легитимными. Следовательно, даже если бы Беларуси удалось нормализовать отношения в период избирательной кампании, они все равно бы вновь ухудшились после оглашения белорусским ЦИК его версии итогов голосования.

Поэтому едва ли дипломатический конфликт со Швецией в этих условиях имеет определяющее значение для общего характера парламентской кампании-2012. Несмотря на бурю эмоций со всех сторон, он вписывается в существующие расклады.

Власти и так не собирались пропускать оппозицию

В частности, «плюшевый десант» и последовавший за ним конфликт со Стокгольмом никак не могут сказаться на готовности властей пропустить одного-двух оппозиционеров в новый состав парламента. По той простой причине, что такой готовности и не было. Для нее нет каких-то предпосылок.

Лукашенко не пошел на ввод оппозиционеров в парламент даже в условиях кампании 2008 года, когда был реальный шанс на фактическое признание итогов выборов. В этом же году такого шанса нет. Значит, для властей даже нет смысла рассматривать вариант пропуска.

Обозлит ли дипконфликт власти по отношению к «пятой колонне»?

Еще один популярный вопрос последних дней: а не станет ли власть после истории с полетом шведов более жесткой по отношению к оппозиции?

Думается, что не станет. Потому что она и так жестка по отношению к оппонентам. Более того, в любой момент от жесткости может перейти к брутальности (как после прошлых президентских выборов). Однако для такого перехода в период электоральной кампании определяющее значение имеет не столько внешний контекст, сколько поведение самой оппозиции: перешагнет она Рубикон (по выражению Лукашенко) или нет. В качестве Рубикона рассматриваются в первую очередь попытки организации массового протеста.

«Неправильные» наблюдатели все равно приедут

Не повлияет конфликт и на участие в выборах наблюдателей от ОБСЕ. Во-первых, они уже приглашены и уже согласован формат участия. Во-вторых, присутствие внешних наблюдателей нужно белорусским властям прежде всего для внутреннего потребления.

Можно вспомнить слова главы Центризбиркома Лидии Ермошиной о нежелательности приглашения наблюдателей от ОБСЕ, прозвучавшие в марте. Тем не менее, приглашение на имя этой организации белорусский ЦИК направил. Власти стремятся демонстрировать собственному населению, что они открыты для сотрудничества даже с самыми заклятыми оппонентами и что выборы в Беларуси проходят честно и прозрачно.

Эта задача приобретает для руководства страны особую значимость после опубликования данных последнего опроса НИСЭПИ. Напомним, что, согласно этим данным, 54,5% граждан Беларуси не считают, что итоги выборов зависят от их голоса, то есть фактически не верят в справедливость проходящих выборов.

Таким образом, на ход и содержание парламентской кампании «плюшевый десант» и последовавший за ним дипломатический скандал критического влияния не окажут. Они лишь продолжат электризовать медийный фон выборов...