Евгений Прейгерман

Опубликовано на Naviny.by

Второй съезд республиканского общественного объединения «Белая Русь», прошедший 3 ноября, как и прогнозировалось, сюрпризов не принес. Хотя еще какое-то время назад наблюдатели и сами представители объединения ожидали, что после этого съезда в Беларуси появится партия власти.


Вместе с тем, ситуация, сложившаяся вокруг «Белой Руси», проливает свет на некоторые важные процессы в жизни страны. По всей видимости, назревают тектонические сдвиги в политической реальности Беларуси.


Электорат все апатичнее

Разговоры о том, что «Белая Русь» вот-вот станет политической партией, периодически возникали фактически со времени образования организации в 2007 году. Однако каждый раз они развеивались.

В нынешнем году вероятность преобразования этого РОО в партию казалась как никогда высокой.

Во-первых, руководство «Белой Руси» получило формальный повод утверждать, что выполнено главное требование Александра Лукашенко: импульсы к созданию партии власти должны идти от простых граждан, из самых низов.

Численность организации превысила 132 тысячи человек, что позволило ее функционерам декларировать наличие массовой поддержки. К тому же периодически в государственных СМИ появлялись сообщения о том, что «на местах» все чаще звучат призывы учредить мощную провластную партию. Обычно такие сообщения являются индикаторами скорых изменений.

Во-вторых, начиная со второго квартала нынешнего года стала обрисовываться ситуация, которая сулит режиму большие проблемы с легитимностью.

Проводимые НИСЭПИ опросы общественного мнения показали, что электоральный рейтинг Лукашенко застопорился в районе 30%. И это несмотря на предвыборную щедрость властей — рост зарплат (экономически не обоснованный) составил в среднем 15%.

Кстати, судя по имеющейся информации, проблемы с рейтингом главы государства фиксируются не только НИСЭПИ, но и государственными социологическими службами. Правда, не совсем понятно, под каким соусом эти данные подаются самому Лукашенко.

Но в любом случае эта негативная тенденция стимулирует верхние эшелоны власти думать о том, как вернуть доверие граждан. В качестве одного из инструментов как раз и рассматривается создание массовой партии власти, которая должна политически мобилизовать население и создать у него чувство сопричастности к происходящему в стране.

К слову, прошедшая парламентская кампания актуализовала необходимость мобилизации населения. Явка избирателей стала главной проблемой властей. При том что действия ряда оппозиционных структур, направленные на организацию бойкота выборов, имели здесь лишь незначительное влияние. Главная причина — элементарная политическая апатия, которая вызвана растущим осознанием того, что в политической системе Беларуси простой избиратель не имеет практически никакого значения.


Бессменный президент боится потерять власть

Как нам теперь известно, названные предпосылки все же не привели к преобразованию «Белой Руси» в политическую партию. Ответ на вопрос «почему?» очень прост: потому что этого не хочет Александр Лукашенко.

Выступая 11 октября на совместном заседании Палаты представителей и Совета республики, он ясно дал понять, что не одобряет идею трансформации «Белой Руси». А не одобряет также по очень простой причине: это бы стало началом изменения созданной им политической системы.

Начиная с 1994 года в политической системе Беларуси было два главных действующих лица. Это сам Лукашенко с одной стороны и народ (электорат) — с другой. Президент пользовался поддержкой подавляющего большинства населения и благодаря этому выстроил такую систему единоличной власти, в которой он не зависит ни от каких других политических институтов. По сути, все государственные институты лишь обслуживают его отношения с народом. А другие институты (например, политические партии) полностью маргинализированы.

Преобразование «Белой Руси» в политическую партию приведет к ломке этой системы единоличной власти.

Во-первых, наличие массовой партии власти сделает необходимым постоянную политическую работу руководства этой партии с населением. В массовом сознании начнет закрепляться представление о том, что помимо Лукашенко в стране есть и другие политические лидеры.

Во-вторых, это будет вести к некоторой политизации всего общества. Существующее последние полтора десятка лет табу на политику будет снято. Итогом станет возрастающий спрос на другие партии и на развитие партийной системы в целом. В конце концов, придется отходить от мажоритарной избирательной системы в пользу пропорциональной.

Такие перспективы, безусловно, несут в себе огромную долю неопределенности и потому пугают Лукашенко. Не для того он все эти годы создавал и защищал персоналистскую авторитарную систему, чтобы своими руками начать ее демонтаж.

Официальный лидер боится, что неизбежная при трансформации «Белой Руси» политическая активизация общества выйдет из-под его контроля. И что в результате он вначале потеряет монополию на власть, а потом и саму власть.


Вертикаль тоже хочет перемен

Отказываясь от преобразования «Белой Руси», Лукашенко избавляет себя от одних проблем, но обостряет другие.

Последние годы мы наблюдаем, что установка действующего президента на безусловное сохранение единоличной власти все больше противоречит интересам окружающей его высшей номенклатуры.

В рядах высокопоставленных чиновников постепенно формируется запрос на перемены. Он выражается в желании номенклатуры преобразовать свою чисто административную власть в экономическую (приватизация активов) и политическую (участие в принятии политических решений).

Под этот запрос формируется соответствующая повестка дня. Это своего рода номенклатурная параллель развиваемого ныне по инициативе Брюсселя гражданским обществом «Европейского диалога о модернизации с Беларусью».

О содержании номенклатурной повестки дня можно судить по той же «Белой Руси». На состоявшемся съезде была принята новая программа объединения. Среди ее главных положений — достаточно непривычные для белорусской политической действительности тезисы.

Например, об изменении внутренних и внешних условий, в которых живет страна. О необходимости новой модели консолидации всего общества. О важности повышения политического плюрализма и социальной активности граждан. О том, что государство должно обеспечить равное отношение ко всем формам собственности.

Очевидно, что эти положения выдвигаются не для красного словца. По мере усугубления экономических проблем и снижения доверия к власти они будут звучать все более настоятельно. Напряжению по линии Лукашенко — номенклатура суждено нарастать.