Евгений Прейгерман

Опубликовано на Naviny.by

Кризис в Украине несет в себе беспрецедентные вызовы для внешней политики Беларуси. Он вызывает серьезную озабоченность по многим геополитическим и экономическим вопросам, а также затрагивает болевые точки в ментальности белорусского руководства.

В то же время украинские события могут сослужить властям Беларуси и добрую службу. В частности, при некотором стечении обстоятельств этот кризис может способствовать улучшению отношений с ЕС, что особенно важно для Минска накануне президентских выборов 2015 года.

Вызов Восточному партнерству

Драматические события в Украине ставят множество сложных вопросов перед восточноевропейской политикой Евросоюза. Притом эти вопросы стали ребром еще до того, как в конце ноября 2013 года центр Киева охватили массовые протесты против режима Виктора Януковича.

Накануне саммита Восточного партнерства, который состоялся в Вильнюсе 28-29 ноября прошлого года, на поверхность вышел, пожалуй, главный вызов для ЕС в регионе Восточной Европы: активное противодействие Кремля сотрудничеству Евросоюза с бывшими советскими республиками. Используя традиционное сочетание кнута и пряника, Россия недвусмысленно дала понять, что не приемлет движения стран ближнего зарубежья в европейском направлении.

После же установления в Украине новой власти российское руководство продемонстрировало, что в зоне своих «привилегированных интересов» готово открыто прибегнуть даже к военной силе. В результате Крым, каквыразился Александр Лукашенко, де-факто стал частью России, а в Восточной Европе возник новый очаг напряженности.

Предыдущий региональный конфликт с участием Москвы — российско-грузинская война 2008 года — подтолкнул ЕС к созданию самого Восточного партнерства: программы сотрудничества с Азербайджаном, Арменией, Беларусью, Грузией, Молдовой и Украиной.

Фактически эта программа должна была способствовать экономическому и политическому сближению Европейского союза со странами-партнерами и укреплению безопасности в регионе. Нынешний же конфликт России с Украиной вновь нарушил основы региональной стабильности и безопасности и тем самым сделал неизбежным пересмотр Восточного партнерства.

Европейские чиновники уже начали поиск новых идей. Так, еврокомиссар по вопросам расширения и политики соседства Штефан Фюле отметил, что ЕС придется изменить свои подходы к странам-соседям и «совместить инклюзивность с дифференциацией». Другими словами, выработать более индивидуальный подход к каждой из стран-партнеров.

О необходимости реформировать Восточное партнерство уже заявили министры иностранных дел стран «Веймарского треугольника» (Германии, Польши и Франции). В своем совместном заявлении 31 марта они подчеркнули, что государства Восточной Европы нельзя ставить перед жестким выбором: Россия или ЕС. И, напротив, необходимо искать форматы, которые позволят им полноценно сотрудничать и с тем, и с другим полюсом.

Официальный Минск может быть доволен

Интересно, что оба этих тезиса созвучны аргументам, которые высказывает МИД Беларуси. На открытых дискуссионных площадках и в ходе закрытых переговоров белорусские дипломаты уже не первый год ставят, по сути, те же акценты.

Во-первых, по их мнению, Евросоюз не должен предъявлять одинаковые требования к странам, которые стремятся в состав ЕС, и тем, которые просто хотели бы иметь с объединенной Европой хорошие рабочие отношения. Во-вторых, Восточному партнерству не следует ставить партнеров перед дилеммой: или с нами, или с Россией. Отсюда, к слову, и абстрактная идея о необходимости общеевропейского сотрудничества в стиле «от Лиссабона до Владивостока».

Так что мы наблюдаем, казалось бы, немыслимое: позиции руководства Евросоюза и властей Беларуси заметно сближаются. По крайней мере, сегодня, на волне шока от украинских событий.

Разумеется, у Минска совершенно отличное понимание фундаментальных ценностей и принципов, которые лежат в основе Восточного партнерства и о которых, несмотря на все вызовы, продолжают говорить в ЕС. Однако есть и новая прагматическая основа для сотрудничества.

Поэтому можно ожидать, что белорусский МИД активно подключится к мозговому штурму в вопросе о том, как реформировать Восточное партнерство. Министр иностранных дел Владимир Макей, кстати, уже пообещал выдвинуть конкретные предложения на Рижском саммите этой программы, который состоится в первой половине 2015 года.

Правда, едва ли эти предложения будут новыми. Речь наверняка пойдет все о том же дифференцированном подходе к странам-партнерам, о важности деполитизированного сотрудничества как с Брюсселем, так и с Москвой. Также Минск повторит свою любимую мысль о приоритетности проектов в сферах торговли, инвестиций, инфраструктурного развития над гуманитарными вопросами: демократия, права человека и т.д.

Шанс для дипломатического прорыва

Для белорусских властей важно, что такая дискуссия разворачивается накануне очередной президентской кампании. По логике электоральных циклов, которая присуща политической системе Беларуси, чем ближе к президентским выборам, тем больше Минск заинтересован в улучшении отношений с Западом. Это объясняется стремлением минимизировать риски на время самого политически электризованного периода пятилетки.

Весь 2013 год белорусские дипломаты предпринимали активные попытки вывести отношения с Евросоюзом из состояния конфликтной замороженности. В конце прошлого года для этого была найдена повестка дня.

Речь идет о предложении начать переговоры об упрощении визового режима, которое Макей выдвинул на Вильнюсском саммите. В нынешнем году тема получила продолжение: визовые переговоры были официально начаты. Более того, стали говорить и о так называемой «Временной фазе» сотрудничества. То есть о новой диалоговой площадке по теме модернизации Беларуси.

И вот теперь события в Украине дают еще один импульс, который может помочь улучшить отношения. Дипломатическая активность и инициативность Беларуси на фоне поиска Евросоюзом новых идей для Восточного партнерства вполне может снять напряженность между Минском и Брюсселем. Особенно если это будет дополнено прогрессом по вопросу политзаключенных.

В этом смысле также интересно выглядят попытки белорусского руководства занять посредническую нишу в конфликте между Россией и Украиной. Успех этих попыток очень позитивно сказался бы на региональном имидже и статусе Беларуси.

Правда, чтобы быть посредником, нужно иметь признание сторон конфликта. А как показало недавнее голосование по украинской резолюции в Генеральной ассамблее ООН, Россия, скорее, видит Беларусь иначе. Для претендента на роль посредника было бы логично занять при голосовании нейтральную позицию. Беларусь же заняла сторону России.