Максим Стефанович

Год начался с взаимного закрытия посольств Израиля и Беларуси. Инициатором закрытия посольства выступило правительство Биньямина Нетаньяху, отсюда вполне логично возложить всю ответственность за это решение на израильскую сторону. Однако есть о чем задуматься и белорусской стороне. 

Из 106 дипломатических представительств израильские власти закрыли посольства в Беларуси, Сальвадоре и на Карибских островах. Несколько закрытых консульств во Франции и США роли не играют, так как не прекращают дипломатического представительства израильских интересов, а лишь оптимизируют расходы.

Разумеется, МИД Израиля отрицает политическую подоплеку принятого решения, но вполне понятно, что перечень «лишних» посольств неслучаен. Это подтверждает и Авигдор Либерман, утверждающий, что Нетаньяху уделяет крайне мало внимания постсоветскому пространству. Тем не менее, если сравнить отношения Израиля с Сальвадором и Беларусью, очевидно, что контакты с нашей страной имеют куда более глубокие основания.

Как известно, израильтяне по-разному смотрят на приоритеты во внешней политике. Значительная часть населения страны ранее проживала или имеет родственников в Восточной Европе/бывшем СССР. Для этих людей Беларусь, Украина, Грузия и другие страны региона являются второй родиной. В этой связи принятое решение явно игнорирует их позицию. Однако израильская внешняя политика всегда определялась политической элитой, среди которой позиции Либермана и других репатриантов из СНГ несколько ослабли, особенно после перехода «Нашего дома – Израиль» в оппозицию.

Однако неверно было бы сводить все лишь к конфликту Нетаньяху и Либермана или даже жесткой экономии, которую проводит партия «Ликуд». К сожалению, потенциал сотрудничества с Израилем в Минске не использовался сполна.

Белорусская внешняя политика долгие годы строилась по рентоориентированной модели, предполагающей получение немедленной финансовой отдачи от эксклюзивных отношений с руководством или элитами страны-партнера. Идеальной моделью такого сотрудничества являлся альянс с Венесуэлой, ставший уже достоянием истории. Однако в стратегической перспективе такое сотрудничество неустойчиво в силу доминирования персоналистского аспекта над институциональным.

Кроме того, на подобную схему обычно согласны лишь страны с авторитарно-этатистскими системами, которые редко являются передовыми в экономическом отношении. Как итог, сотрудничество с ними оборачивается крайне малым коммерческим эффектом.

Более того, отдавая предпочтение странам с социалистической моделью развития, белорусские власти утрачивают возможности сотрудничества с развитыми экономиками региона. Классическим примером является Латинская Америка, где сотрудничество с Чили практически не осуществляется, а вместо этого выстраиваются отношения с Кубой, Боливией, Венесуэлой и другими государствами-банкротами.

Похожая логика долгое время присутствовала и в отношениях с Израилем. Как известно, наши народы связывают многовековые узы культурного, экономического и политического взаимодействия. Иудео-христианское наследие Беларуси – это огромный цивилизационный пласт, который начал формироваться еще в XV веке. Таким образом, у нас уже есть значительный потенциал для стратегического партнерства. Но проблема в том, что Израиль, имея мощные капиталистические институты, будет осуществлять сотрудничество лишь на прозрачной основе. Ни о каких схемах в духе «нефть в обмен на поцелуи» не может быть и речи.

Для полноценного взаимодействия Беларуси необходим устойчивый и защищенный режим прав собственности, дерегулированная экономика, практика неукоснительного выполнения обязательств белорусскими контрагентами. В силу отсутствия этих предпосылок, товарооборот за последние годы не превысил и 150 миллионов долларов.

Необходимо изменить ситуацию, так как наше государство упускает имеющиеся возможности. И здесь нужны действия как на внешних, так и на внутренних рубежах: в белорусских школах практически не изучается история еврейских общин в ВКЛ, еврейская литература Беларуси, крайне мало освещается Холокост, масштабы которого на территории нашей страны замалчивались еще с советских времен. Нет и отдельной кафедры по этим вопросам и на исторических факультетах.

Таким образом, проблема состоит далеко не в закрытом посольства, которое действительно со временем могут вновь открыть. Это лишь знак того, что мы продолжаем упускать колоссальные возможности сотрудничества с высокоразвитыми странами. Израиль вполне может стать нашим партнером № 1 среди стран дальнего зарубежья, благо для этого имеются все предпосылки. Ну а пока нашим гражданам придется искать ближайшее посольство в сопредельных государствах.