Всего на этих президентских выборах было заявлено 11 кандидатов, 6 из которых в сумме набрали голосов почти столько же, сколько представитель Социалистической партии Бенуа Амон (6,35%). Однако, если эти шесть кандидатов не были разочарованы таким показателем, то для Социалистической партии и Амона лично эти выборы обернулись настоящей трагедией. Хотя и сложно назвать такой итог удивительным, учитывая тот факт, что сама партия уже давно имеет негативную коннотацию «благодаря» нынешнему президенту Франсуа Олланду.

По итогам первого тура Амон признал, что «вытеснение левых крайне правыми – это не только тяжелое избирательное, но и моральное поражение для нашей страны и, в частности, левых». Он призвал соотечественников голосовать во втором туре за центриста Эммануэля Макрона, добавив, что лично он ради блага отечества способен разделить понятия «политический соперник» и «друг республики». Разумеется, сказано это было в контексте необходимости исключить победный сценарий для крайне правых в лице Марин ле Пен. Последняя, как известно, намеревается развернуть штурвал государственного корабля в сторону национализма и антиглобализма. Она прикрывается правами и законными интересами французского народа, которые, по ее мнению, несколько десятилетий неустанно попирались «дьявольским» аппаратом европейской бюрократии.

Более высокую планку в первом туре взяли бывший социалист Жан-Люк Меланшон (Левая партия) и представитель республиканцев Франсуа Фийон. «Бронзовые призеры» набрали каждый по 19% голосов избирателей. И если Меланшон до последнего отказывался верить в предварительные итоги голосования, то Фийон фактически сразу же признал поражение. Он также призвал свой электорат поддержать бывшего министра экономики Макрона.

К слову, французское бизнес-сообщество, пожалуй, предпочло бы второй тур, где наряду с Макроном протагонистом был бы консерватор Фийон. Риски деловых кругов при таком раскладе были бы наименьшими. Но фортуна распорядилась иначе. Возможно, все дело в относительно низкой (по сравнению с предыдущими годами) избирательной явке? Если бы те французы, которые воскресным вечером сделали выбор в пользу камамбера вместо голосования за будущего главу государства, все же пошли бы на избирательный участок, то могли разыгрываться совершенно другие масти.

Интересно, что именно Франсуа Фийон оказался наиболее популярной кандидатурой среди французов, проживающих в Беларуси. Так, из 62 французов, воспользовавшихся своим активным избирательным правом, придя на участок для голосования в Минске, 20 отдали предпочтение представителю республиканцев.

Тем не менее Фийон, как и Жан-Люк Меланшон, сошел с дистанции. Программа последнего, кстати, носила довольно экстравагантный характер. «Непокорная Франция» должна была бы вскоре после победы Меланшона перейти к Шестой республике, которая покончила бы с «президентской монархией». По замыслу кандидата, также необходимо было бы запустить процесс переговоров о внесении изменений в учредительные договоры ЕС. В частности, забрать у ЕЦБ право контроля за поддержанием ценовой стабильности, провести гармонизацию законодательства в налоговой и социальной сферах, а также ввести такое понятие, как «солидарный протекционизм».

Один из курьезных фактов этой избирательной кампании заключается в поразительной схожести программ крайне левых и крайне правых по целому ряду вопросов. Противоположные полюса, как говорится, притягиваются… Так, и Меланшон, и ле Пен ратовали за отмену закона о труде, уменьшение пенсионного возраста до 60 лет, увеличение минимальной величины зарплаты (SMIC), отказ от приватизации госпредприятий, резкую критику ТТИП (TTIP), пересмотр учредительных договоров ЕС и выход из НАТО.

В отличие от Меланшона, ле Пен в прошлое воскресенье уж точно в спину дул попутный ветер. Набрав чуть больше 21 % голосов, она заняла вторую ступень пьедестала и уверенно прошла во второй тур. Главное стремление этого кандидата – «вернуть всем французам ключ от их дома». По ее словам, это можно сделать, лишь вернув им господство над государственными границами, законами, экономикой и своей валютой. Последняя мера, на ее взгляд, призвана сделать Францию вновь конкурентоспособной державой.

Однако краеугольным камнем кампании ле Пен все же выступают вопросы безопасности и борьбы с терроризмом. Как нельзя на руку в этом смысле перед самыми выборами ей сыграл инцидент, произошедший на Елисейских полях, в результате которого был убит один полицейский. Ответственность за нападение на себя взяла террористическая группировка «Исламское государство». Для ле Пен это стало очередным поводом показать французским гражданам, что нынешнее правительство не предпринимает должных мер для их безопасности.

Чтобы улучшить положение дел, глава Национального фронта предлагает восстановить контроль на границах, значительно увеличить численность полицейских, закрыть «радикальные» мечети, выдворить лиц, имеющих хоть какое-то отношение к радикальному исламизму, а также значительно увеличить количество мест в тюрьмах. Помимо этого, по ее мнению, нужно полностью отказаться от возможности приобретать французское гражданство лицами, совершившими какое-либо правонарушение во Франции, а также от предоставления гражданства по «праву почвы».

Похоже, что такой посыл ле Пен пришелся по нраву многим французам, в результате чего сама она получила заветный билет во второй тур. Причем ее место будет уже не в зрительном зале, как это было в 2012 г., а прямо на главной сцене. Справедливости ради стоит отметить, что большинство политологов не верят в победу Марин ле Пен, предрекая ей сокрушительное поражение. Подобное тому, которое ее отец, Жан-Мари ле Пен, в 2002 г. потерпел во втором туре президентских выборов от Жака Ширака.

Победитель первого тура президентской гонки Эммануэль Макрон набрал на 2% больше голосов, чем его радикальная соперница. При этом если за ле Пен в основном отдавали голоса жители востока Франции, то Макрон был абсолютным лидером на западе страны.

По словам Макрона, его программа совмещает все лучшее от левых и правых, а сам он относит себя к центристам. Занимательно, что 39-летний бывший министр экономики добился признания общественности за рекордно короткие сроки. И для этого ему вовсе не понадобилось вступать в ряды уже заработавших себе имя партий. Он основал собственное политическое движение «Вперед!» («En marche!»). Однако, согласно некоторым политологам, успех Макрона на самом деле свидетельствует о возросшей неполитичности французского общества и глубоком кризисе основных политических партий.

Программа Макрона – полная противоположность программы ле Пен. Так, она предусматривает:

еще большую интеграцию Франции в Евросоюз и НАТО;
дальнейшее положительное отношение к мигрантам;
снижение уровня безработицы до 7%;
понижение налога на прибыль;
отмену налога на недвижимость для большинства граждан;
сокращение государственных расходов.

Макрон также уделяет в своей программе большое внимание образованию и молодежи. Не зря его лозунг – «Франция должна стать шансом для каждого». Гораздо меньше он акцентирует внимание на остро стоящей перед Францией проблеме безопасности и миграции, что, впрочем, не раз отмечалось его политическими оппонентами.

Второй тур президентских выборов состоится 7 мая. Аналитики утверждают, что нам не стоит ожидать сюрпризов от его итогов, и уже сегодня многие уверенно присуждают победу Макрону. Тем не менее, волна популярности Национального фронта, поднявшая его до небывалых политических высот, вызывает тревогу за судьбу как Франции, так и в целом всего Европейского союза…