Антон Болточко


Опубликовано на Onliner.by


Чаще всего ориентир по размеру основной части дохода белоруса — заработной платы — устанавливали «сверху». Вспомним знаменитые «всем по пятьсот» или планы о 1000 долларов на нос к 2016 году, озвученные во время Всебелорусского народного собрания несколько лет назад. Под эти заветные цифры работник и формирует свои требования к работодателю, даже несмотря на их слабую обоснованность. Хотя, казалось бы, размер зарплаты должен быть в прямой зависимости от способностей работника и его вклада в добавленную стоимость производимого продукта или услуги. 


В правильно работающей экономике рост средней зарплаты по стране есть следствие увеличения общего количества благ или, попросту говоря, экономического роста. В Беларуси все наоборот: именно зарплата становится основной причиной экономического роста. Смотрите, в последние годы драйвером белорусской экономики является розничная торговля, объемы которой резко выросли на фоне раздутой покупательской способности населения. Не промышленность, не сельское хозяйство, не строительство, а торговля, которая ощутила на себе увеличение среднемесячной зарплаты в целом по стране на 6% в 2013 году в реальном выражении, что намного превысило рост производительности труда (по оценкам составивший 1,5%).


Заработали ли белорусы эти средства? Нет, скорее просто получили как временную компенсацию за потери 2011 года, как срочный кредит под пока неизвестный процент, как плату за социальное спокойствие.


Однако старая добрая истина, почивающая, по версии Гельмута Шека, на зависти, — человеку всегда мало — никуда не пропала. При $200 хочется $500, при $500 не отказываются от $1000. Поэтому уже сейчас экономическим властям необходимо задумываться о новом зарплатном ориентире. Только на этот раз пусть основанием для выбора будет не красота круглых значений, а ответ на вопрос: сколько должен получать белорус, чтобы чувствовать себя комфортно в Беларуси?


Дать экономический ответ на философский вопрос с субъективной категорией «комфортно» достаточно тяжело. Однако современные экономисты не чураются, например, выдумывать способы экономического подсчета стоимости жизни человека в разные периоды его развития (исследования Джозефа Алди). Мы тоже не откажем себе в удовольствии найти ответ на поставленный вопрос.


Будем отталкиваться от принципа, что на определенный момент, пока предпочтения населения еще не перестроились, есть какое-то комфортное значение по зарплате. Деньги зарабатывают, чтобы тратить их на потребление, поэтому обратимся к известной зависимости: в наиболее развитых странах, что подразумевает под собой более удовлетворенное общество, доля расходов домашних хозяйств на еду не превышает 11—12% от их общих расходов. Логика проста: количество еды, которое мы можем потребить, ограничено нашими физическими возможностями, поэтому как только человек становится богаче, он все меньше тратит на «поесть» и больше на другие вещи — здоровье, развлечения и т. д., что делает его жизнь в плане комфорта явно лучше.


В Беларуси, согласно опросу домашних хозяйств за I квартал 2014 года, в среднем в месяц на еду уходит 2,19 млн, или 41,4% от всех расходов. Теперь предположим, что эти 2,19 млн для комфортной жизни должны составлять не более 12% всех расходов. Таким образом, белорусы должны получить возможность тратить на свои нужды около 19,9 млн рублей. Полагаясь на то, что среднемесячная зарплата по итогам I квартала не сильно отличалась от уровня расходов домохозяйств Беларуси, комфортный уровень зарплаты для нашей страны — примерно $2 тыс.


Предложенное обоснование можно хоть сейчас использовать для подготовки проекта постановления правительства для повышения заработной платы до комфортного уровня в целом по стране. Однако часто в поисках математического обоснования своих идей мы теряем связь с обычной логикой.


С 30-х годов экономика сильно подверглась агрегированию, обобщению. Многие показатели, которые сегодня используются в качестве целевых, например та же средняя заработная плата, стирают человека, работника, который кроется за ними. На самом-то деле зарплата зависит именно от желания самого человека работать, его способности зарабатывать необходимые ему средства для удовлетворения своих потребностей. Зарплата должна быть «заработанной», а не «полученной». Уравниловка, усреднение, агрегирование — все это заставляет забыть эту истину. В свое время Гюстав Лебон писал: «Вопреки нашим мечтам о равенстве результат современной цивилизации не тот, чтобы делать людей все более и более равными, но наоборот — все более и более различными».


И еще один момент: даже при высокой зарплате можно быть бедным. Ведь существуют не только методы повышения зарплаты, но и способы ее изъятия: инфляция, девальвация национальной валюты и т. д. В Беларуси за июль 2014 года по сравнению с июлем 2013 года зарплата в номинальном выражении выросла на 18,4%, а в реальном выражении (с учетом инфляции) упала на 1,3%. Поэтому миллион сегодня — это не тот же самый миллион, который был вчера.