Антон Болточко

Опубликовано в «Белгазете»

На 1 января т.г. белорусское государство задолжало внешним кредиторам $12,4 млрд., что сравнительно небольшая сумма - около 22,7% ВВП. Согласно утвержденным показателям экономической безопасности по госдолгу порог в 25% ВВП не преодолен, следовательно, не стоит беспокоиться. Или все-таки стоит? 

Во-первых, показатель внешнего госдолга не отражает всю задолженность нашего государства в инвалюте. За последние несколько лет Минфин приобрел привычку рефинансировать часть своей задолженности, выраженную в долларах США, за счет выпуска валютных облигаций на внутреннем рынке. Формально такой долг записывается как внутренний и проходит по статистике в белорусских рублях с припиской «в эквиваленте». Однако возвращать его необходимо не в нацвалюте, а в долларах США, поэтому можно смело плюсовать данную задолженность к внешнему долгу.


За январь-декабрь 2015г. Минфин разместил валютных облигаций на сумму $2,1 млрд., а погасил только $0,4 млрд. Поэтому неудивительно, что согласно утвержденному бюджету на 2016г. из $3,3 млрд. выплат по долгам $1,3 млрд. приходится именно на внутренние платежи.


Во-вторых, кроме госдолга в Беларуси существует задолженность предприятий, по которой были даны гарантии государства. Часто такая задолженность также выражена не в белорусских рублях, а в инвалюте. Если обратиться к докладу «Fiscal Monitor» от Международного валютного фонда (МВФ), опубликованного в октябре 2015г., то по итогам минувшего года внешние эксперты прогнозировали обобщенную государственную задолженность Беларуси перед кредиторами в размере 40,4% ВВП. Это значение уже выше названных ранее 22,7% ВВП, хотя все еще остается в традиционных для европейского континента неприличных рамках жизни в долг. Например, у Польши аналогичный показатель последние годы застыл на уровне 51% ВВП, Литва и Латвия стабильно держатся в районе 38-39% ВВП, а вот Украина уже вышла за рамки 90% ВВП. Однако это тема иного разговора: насколько мы должны копировать поведение других стран, особенно учитывая отличия их экономик от нашей по структуре и степени развития.


Но и в цифрах МВФ есть некоторые неудобные для Беларуси методологические особенности, которые могут ухудшить относительный показатель внешней задолженности. В частности, МВФ полагался в своих расчетах на прогнозируемый уровень ВВП по среднегодовому курсу за 9 месяцев 2015г. Хотя все белорусы в IV квартале ушедшего года заметили ускорение динамики девальвации белорусского рубля. Следовательно, фактический показатель ВВП по итогам минувшего года однозначно оказался ниже прогнозируемого МВФ, что также повлекло за собой увеличение доли внешней задолженности Беларуси в валовом продукте.


Еще больше пугает то, что в январе т.г. белорусский рубль еще быстрее слабел по отношению к основным валютам (подразумевается корзина валют), а внешний долг так и остался на ранее заданном уровне. Так что в нынешнем году наша страна вполне может побороться за лидерство по уровню внешнего госдолга в определении МВФ с Украиной. Ведь согласно данным Минфина за 2015г. Беларусь в абсолютном выражении сократила внешний госдолг с $12,6 млрд. до $12,4 млрд., однако в относительном выражении он подскочил на 6,1 п.п. - с 16,6% до уже названных 22,7%. Это - в-третьих.


Пороговое значение по внешнему долгу - показатель формальный. В лучших традициях западных стран его можно пересматривать каждый год по несколько раз. Например, США не чурается применять такую практику, хотя каждый раз это подается как смерть американского капитализма. Вообще-то так оно и есть, но опять же - это вопрос из сферы, насколько мы должны копировать ту экономическую политику, которая по названию коррелирует с бессмертным романом Достоевского.


Кстати, без особой шумихи указом президента Беларуси в прошлом году уже пересмотрели пороговое значение по госдолгу. Правда, по внутреннему. Поэтому сам факт преодоления каких-то пороговых значений никак не влияет на белорусов, однако является тревожным звоночком о том, что в стране «что-то не так».


Скорость


Внешний госдолг РБ с 2008г. начал расти очень быстрыми темпами. Если до этого момента его значение не превышало и $0,6 млрд., то по итогам 2015г. государство умудрилось увеличить задолженность перед внешними контрагентами до уже упомянутых ранее $12,4 млрд. Другими словами, всего за 7 лет наше высшее руководство накопило в 21 раз больше долгов, чем за предыдущие периоды. При этом ВВП страны за этот период в пересчете по среднегодовому курсу увеличился всего на 20% - с $45,3 млрд. до $54,8 млрд.


Привлекаемые средства под процент использовались для поддержания былых темпов роста. По факту можно констатировать, что долги накопили, но экономику так и не запустили. Даже наоборот, валовому продукту страны большинство компетентных международных организаций в ближайшие годы предрекают дальнейшее падение. И это в то время как развивающиеся страны продолжают обрастать жирком, несмотря на объявленный в Беларуси «мировой экономический кризис». Согласно январскому прогнозу МВФ ВВП развивающихся стран в 2016г. должен увеличиться на 4,3%.


Планы правительства по рефинансированию в 2016г. только половины внешнего госдолга, т.е. на сумму $1,7 млрд., могут и не сбыться. Ведь ради такого сценария - достаточно благоприятного с учетом сложившейся ситуации - необходимо отказаться от используемой ныне модели развития экономики. Зажимать пояса придется не только и так обедневшему населению, но и госпредприятиям. А если последние будут закрыты или численность работников на них сократится до неприличия, проблема безработицы в стране выйдет на первый план. Запускать в страну иностранные инвестиции, чтобы абсорбировать излишнюю рабочую силу, официальные власти пока не стремятся. Хотя нет, они хотели бы, но инвесторы не собираются играть по непонятным для них правилам. В то же время национальный бизнес в ступоре от действий фискальных и монетарных властей. Поэтому не верится, что политическая составляющая в принятии решений позволит экономическому благоразумию взять вверх. Высока вероятность, что ставка будет сделана на одновременное зажимание поясов (что наблюдается в данный момент) и поиск дополнительных источников поступления средств в страну.


Деньги


На первый взгляд, спонсоров белорусской стабильности не так много. В первую очередь - МВФ, который тем не менее пока затягивает процесс переговоров по предоставлению РБ очередного кредита. А если верить тихим голосам, раздающимся в коридорах белорусской номенклатуры, и шумным в кабинетах международных кредиторов нашей страны, то существуют большие сомнения в получении денег из-за бугра.


Евразийский фонд стабилизации и развития (читай - российский бюджет) также пока не имеет таких возможностей, чтобы без особых проблем выдать Беларуси несколько сотен миллионов долларов США. Конечно, Беларусь может торговаться с братским народом, но вопрос в том, стоит ли овчинка выделки. Ведь запросить россияне могут слишком большую цену за кредит, а наши власти на фоне обеспокоенности за стабильность возьмут и согласятся. Наследство для будущих поколений, так сказать, не самое приятное.


Можно еще обнаружить другие, менее объемные по своим финансовым возможностям источники средств для Беларуси, но надо понять одно: даже если внешние кредиторы откажутся от сотрудничества, наша страна давно ничего серьезного не продавала инвесторам. А ведь МТЗ, МАЗ, МЗКТ и т.д. ждут своих новых хозяев. И эти хозяева в крайнем случае могут появиться. Поэтому деньги Беларусь в самом крайнем случае найдет. Но найдет ли она способность не истратить эти средства на невесть что, чтобы вновь через пару лет не ходить по миру с протянутой рукой?